ЛитМир - Электронная Библиотека

– А Рикси? – с надеждой спросил Кай.

Тор молча протянул каменное щупальце к панели управления. Молчание длилось так долго, что Кай занервничал и решил уже повторить вопрос – видимо, Тор его не услышал.

. – Ннннееетттт ссссввввяяяззззззииии.

Все ясно: Тхеки не удосуживались поддерживать связь со взбалмошными и безответственными, по меркам Тхеков, крылатыми существами.

Каю стало легче. Он и так испытывал неловкость из-за того, что позвал на помощь Тхеков, но если бы пришлось обратиться к Рикси, это обернулось бы настоящим унижением. Уж Рикси не преминули бы насладиться беспомощным положением бескрылых и разнесли сплетни по всей Вселенной.

Теперь Кай мог без усилий поворачивать голову. Он посмотрел на спящих друзей. Рука Вариан покоилась на том же месте, куда упала, когда он, погружаясь в сон, разжал пальцы. Тор поставил где-то в шаттле тусклый светильник – скорее всего, для Кая, поскольку Тхеки прекрасно видели в темноте. Кай осторожно прикоснулся к холодной руке Вариан. Затаив дыхание, он смотрел на нее до тех пор, пока не обнаружил, что ее грудная клетка едва заметно поднимается и опускается – девушка дышала. Он с облегчением вздохнул и расслабился.

Кай повернулся к Тору и увидел, что тот полностью ушел в себя, превратившись в крупную гладкую скалу, плоскую у основания. Ни шишек, ни бугров, ни конечностей – один большой камень. В такой позе Тхеки обычно предавались размышлениям, и Кай знал, что мешать им не следует.

Он спокойно лежал, пока у него не начал чесаться нос. Он надавил пальцем на переносицу, чтобы не чихнуть, и почувствовал себя полным кретином. Чихнув, он все равно не разбудит Тхека. И уж тем более спящих. Это страстное желание чихнуть было только началом. Кай ощутил, как оживает все его тело – видимо, начинали действовать стимуляторы, которые впрыснул ему Тор. Тхек не запрещал ему шевелиться, он просто велел отдыхать. Похоже, Кай уже наотдыхался.

Он призвал на помощь приемы Дисциплины и напружинил мускулы. Хотя пришлось изрядно попотеть, вскоре он убедился, что анабиоз не причинил ему никакого вреда. Даже поврежденное запястье отлично срослось! Гипсовая повязка, наложенная Ланзи, давным-давно слетела. Это означало, что они проспали не меньше четырех-пяти месяцев.

Он посмотрел на наручные часы, но циферблат был пуст. Значит, даже «вечные» батарейки разрядились. Давно ли?

Движения вызвали еще одну потребность, и Кай, осторожно поднявшись на ноги, побрел в тумане наполнявшего шаттл сонного газа в сторону туалета. Вернувшись, он проверил всех спящих, удивляясь тому, как забавно преобразил их лица холодный сон. Например, пятнадцатилетний Боннард выглядит гораздо старше тридцатилетнего Дименона. Портегин, похоже, все еще волнуется, работает ли сконструированный им радиомаяк. Ланзи чему-то улыбается во сне – редкое явление, когда она бодрствует. Лицо у нее нежное, мягкое, никак не вяжется с ее суровым характером. Она и раньше бывала в анабиозе: в корабельных документах был указан ее подлинный возраст. Кая всегда поражали ее отрешенность и спокойствие. Похоже, она уже всего навидалась и Вселенная ничем не может ее удивить, так что зачем тратить зря энергию и волноваться.

Трив, еще один участник экспедиции, посвященный в таинство Дисциплины, наоборот, во сне посуровел: вокруг рта пролегли жесткие складки, которые были не так заметны, когда он молча исполнял свои обязанности.

Так как Тор по-прежнему был неподвижен, Кай присел возле Вариан. Даже спящая, она вызывала у него теплое чувство. Она была прекрасна. Он заметил в ее лице легкую асимметрию – одна бровь слегка приподнялась, словно ей снилось что-то удивительное. Внезапно, ему страшно захотелось, чтобы его веселая подруга пробудилась. Кто знает, сколько времени Тор будет в состоянии прострации? Каю очень нужно было с кем-то поговорить, сумеречная тишина шаттла действовала ему на нервы. Вариан была его напарником-командиром, и ее следовало вернуть к жизни в первую очередь. И тут Кай понял, как хорошо, что Тор разбудил именно его, его одного. Если бы первой проснулась Олиа, у нее обязательно началась бы истерика – просто от одного вида Тхека. А потом истерика превратилась бы в настоящую бурю слез – она бы догадалась, что ее погрузили в анабиоз, даже не спросив ее согласия. Олиа была неплохим геологом, но совершенно не умела приспосабливаться к обстоятельствам.

Кай поискал в тускло освещенном помещении медицинскую сумку и обнаружил ее под толстым слоем пыли рядом с тем местом, где он спал. Пыль? Конечно, шаттл не был полностью загерметизирован – спящим в анабиозе нужен воздух, – но чтобы образовался такой толстый слой пыли…

Шприцы в коробочке были разложены в строгом порядке и все имели свой цветовой код. На каждом цилиндрике была написана доза, соответствующая весу каждого спящего человека. После первого впрыскивания рекомендовалось немного подождать, пока спящий не начнет приходить в себя, и только потом следовало вводить стимуляторы.

Кай осторожно ввел в руку Вариан начальную дозу и стал ждать, пытаясь вспомнить собственное пробуждение. Лицо Вариан не менялось – это было лицо безмятежно спящего человека. Может быть, доза оказалась недостаточной? Он перечитал инструкцию и подумал, что вполне мог ошибиться относительно веса ее тела. Он начал было подумывать о дополнительной дозе, как вдруг заметил, что ее веки слегка дрогнули. Он приложил ухо к ее груди и понял, что она уже дышит в нормальном ритме.

– Вариан? – Он склонился над ней, дотронулся до плеча и улыбнулся, увидев, каких усилий ей стоит приподнять веки. Ему вспомнилась старая-старая сказка, и, не удержавшись, он нежно поцеловал ее в холодные губы.

– Ккккккаааааааййййй? – Ее глаза полностью открылись, потом веки устало опустились, но уголок рта приподнялся в благодарной улыбке.

– Кккккаааакк? – Простое слово вырвалось с дрожью, хриплым шепотом.

– Прилетел Тор. Не задавай больше вопросов, сердце мое. Пусть живительный раствор растечется по твоим венам. Я буду рядом. Здесь ничего не изменилось!

– Ннннеетт! – простонала она с таким отвращением, что Кай рассмеялся.

– Ну правда, Тхек встал на нашу сторону. Он получил от меня полный отчет. Я все рассказал, – быстро пояснил он, увидев, как изумилась Вариан. – Видимо, сейчас он обдумывает мои слова. – Кай указал на безмолвную скалу посреди шаттла. – Не шевелись, – предостерег он, увидев, как у Вариан вздулись вены на шее, когда она попыталась приподнять голову. – Наверное, уже можно ввести тебе стимуляторы, но только не дергайся. Ого, и твоя рука уже зажила, – проговорил он, делая ей укол.

Теперь веки Вариан поднимались и опускались без всякого усилия, в глазах появилось любопытство. Потом она недоуменно нахмурилась, задумавшись.

– Нет, я понятия не имею, как долго мы спали, Вариан. Паскутти сломал корабельные часы. Помнишь, они были как раз над аппаратом связи?

Вариан огорченно закатила глаза и начала откашливаться.

– Ни в коем случае не торопись, – предостерег он, положив руку ей на плечо. – Может, мне разбудить Ланзи?

Вариан покачала головой, облизала языком пересохшие губы.

– Командиры должны быть первыми… и последними. – Ее голос был таким же скрипучим, как у него, и он чуть не рассмеялся.

– Если ты уже можешь шевелить кончиками пальцев на руках и ногах, попробуй потихоньку вспомнить дисциплинарные упражнения. Кровь побежит быстрее, и ты взбодришься.

Вариан глубоко вздохнула и закрыла глаза, чтобы сосредоточиться.

– Я не знаю, что задумал Тор, – продолжал Кай. – Но починить аппарат связи он не смог. Он так и не сказал, получил ли он наше послание или сам догадался, что мы в беде, раз не вышли на связь вовремя. С «АРКТ-десять» связи нет, но Тора это нисколько не заботит. Не понимаю почему. Может, такое равнодушие для Тхеков в порядке вещей. – Кай рассмеялся. – С Рикси связи тоже не было.

Вариан весело засмеялась, и он улыбнулся. Ее глаза искрились задором.

– На моей планете, – сказала она, тщательно выговаривая каждое слово, – в одном старом фильме прекрасный принц поцелуем будит красавицу, проспавшую сто лет. Сладкое пробуждение.

2
{"b":"18777","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Земля лишних. Горизонт событий
Технологии Четвертой промышленной революции
В плену
Инженер. Золотые погоны
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Психиатрия для самоваров и чайников
Уроки обольщения