ЛитМир - Электронная Библиотека

Она подняла руку и дотронулась кончиками пальцев до губ Кая.

– Я бы отдал все, лишь бы узнать, действительно ли прошло целое столетие! – ответил Кай, взял ее пальцы и галантно расцеловал их. Он все еще держал ее за руку, когда в голову ему пришла неожиданная мысль. – Мы могли бы легко узнать, сколько времени проспали. Надо всего лишь выглянуть из пещеры и показаться на глаза Гиффам. Если Гиффы нас узнают, значит, мы проспали не так уж долго.

– Но нам неизвестно, какова продолжительность их жизни.

Кай взглянул на безмолвного Тхека.

– Честно, я испытываю страстное желание быть узнанным хоть кем-то, кто меня помнит. – Он стукнул себя кулаком в грудь. – Хоть кем-то, кроме этой скалы!

– Если прошло сто лет, гравитантов уже нет в живых.

– Верно сказано. Самые свежие аккумуляторы могли проработать не больше двух лет. Мне кажется, они остались во втором лагере – ведь они заняли его в прошлый выходной…

– Что значит «в прошлый выходной»? – Она посмотрела на него с любопытством и недоверием. – Как давно был этот прошлый выходной, а?

– Субъективно? Или тебя интересует объективное время? – спросил он вместо ответа и усмехнулся, чтобы смягчить горечь своего вопроса.

– Хороший вопрос. – Теперь Вариан говорила уже вполне свободно. Она начала разминать затекшие руки. – Ого, рука отлично срослась! – Она поднялась, ругаясь вполголоса из-за своих лишенных грации движений – мышцы ей плохо подчинялись. – Кажется, организм заработал, – сказала она, направляясь в сторону туалета.

Пока ее не было, Кай внимательно оглядел Тора, затем обошел вокруг него, чтобы найти камеру. Ему в голову пришла непочтительная мысль, что Тхек уселся прямо на камеру и раздавил ее или соорудил что-то вроде теплонепроницаемого кармана, в котором спрятал кусочки хрупкого аппарата гуманоидов.

– Наверное, он будет сидеть так не день и не два, – с отвращением проговорила Вариан. – Пошли. Хочу посмотреть, что творится снаружи. И еще не мешало бы что-нибудь выпить, чтобы прочистить глотку от пыли. А также забросить какой-нибудь свежей еды в свой бедный сморщенный желудок.

Она лукаво подмигнула ему. Она знала, что кораблянин Кай в отличие от нее никогда не замечал неприятного привкуса синтетической пищи.

Они открыли лепестковый люк настолько, чтобы быстро выскользнуть из шаттла, и тут же закрыли его за собой. Не следовало выпускать из помещения сонный газ. Воздух снаружи оказался настолько плотен и горяч, что им почудилось, будто по их лицам ударили мокрой вонючей тряпкой.

Вариан изумленно выругалась и задышала глубоко и часто, приспосабливаясь к убийственной смене температуры. Сначала Кай подумал, что они вышли в ночь, но когда его глаза привыкли к сумраку, он понял, что отверстие пещеры заросло густой зеленью. В ней была небольшая брешь, которую проделала космическая капсула Тхека. Это конусообразное транспортное средство покоилось неподалеку от люка шаттла.

– Где же у него энергоблоки? – недоуменно спросила Вариан, разглядывая этот весьма странный звездолет. – Форма у него как у самого Тора, только побольше. – Она изумленно развела руками, потом дотронулась до тусклого металла округлой кормы звездолета. И тут же отдернула руку. – Ого, так и пышет жаром.

Кай стоял возле носа капсулы Тора, рассматривая бугристую, чуть приоткрытую дверцу тяжелого плазмолюка. Он заглянул внутрь, пытаясь понять назначение всевозможных диковинных приспособлений, выступов и углублений в металлической обшивке носового отсека.

– Только Тхек может управлять такой хреновиной – ведь она, похоже, летает вслепую. – Вариан отвернулась. Тайны навигации Тхеков ее не интересовали. – А вот они, – сказала она, ухватившись за толстую зеленую лиану, и, оторвав ноги от земли, повисла на ней, проверяя на прочность, – они могут обеспечивать нас едой месяцами, если, конечно, нам это понадобится.

И не успел Кай остановить ее, как она, не выпуская из рук лиану, разбежалась и вылетела пулей из отверстия пещеры.

– Эге-гееее!

– Вариан! – Кай бросился за ней и, когда она снова влетела в пещеру, поймал, ухватив за бедра. Перед его мысленным взором промелькнуло ужасное видение: лиана рвется, она падает в бушующее внизу море и погибает.

– Прости, Кай, – сказала она шаловливо. В ее голосе не было и тени раскаяния. – Не смогла устоять против соблазна. Когда я ребенком была на Фомальгауте, я так любила качаться на лианах. – Она осеклась, заметив, что ее восторженность обижает его. – Безответственное поведение в моем нынешнем состоянии, понимаю, – она озорно улыбнулась, – но в этой встрече с Тхеком есть нечто, что заставляет меня вести себя…

– По-детски? – Паника Кая улеглась. Он уже понял, что не следовало так волноваться.

– Ну да, по-детски. Скажем, видел ли ты когда-нибудь Тхека-ребенка, новорожденного или неоперившегося юнца? Что это – кубик, шарик, кристаллик… или, может быть, обыкновенная галька?

Смех Вариан всегда был заразительным, и, несмотря на все огорчения и беспокойства, Кай тоже расхохотался и прижал ее к себе, в который раз радуясь ее способности находить удовольствие в любых обстоятельствах.

– Ну вот. Так-то лучше, Кай, – сказала она, потеревшись носом о его нос. – Тхеки для меня – это мрак и гибель. – Внезапно она высвободилась и снова ухватилась за лиану. – Знаешь, есть что-то подозрительное в том, что на скале Гиффов разрослись эти лианы. Ты не думаешь, что наше присутствие…

И в следующее мгновение Вариан повисла на лиане, вылетела из пещеры и, запрокинув голову к небу, посмотрела вправо.

– Нет, Гиффы по-прежнему над нами, – сказала она, влетая внутрь. Потом раскачавшаяся лиана снова вынесла ее наружу. На этот раз Вариан взглянула налево. – Лианами заросла только наша скала. Когда мы заталкивали сюда шаттл, скала была абсолютно голой, я точно помню. – Она вылетела из пещеры в третий раз, опять вернулась, на лету выпустила из рук лиану и, улыбаясь, спрыгнула на землю в шаге от Кая. – На этих лианах растут фрукты. – Она нагнулась к ботинку и, торжествующе свистнув, вытащила из отворота нож с тонким лезвием. – Слишком хрупкое, вроде нас с тобой, гравитантов им не одолеть, но, слава Криму, гравитанты не догадались отобрать ножи. Сейчас срежу какой-нибудь сочный свежий фрукт на завтрак. Или еще что-нибудь съедобное.

И опять Кай не успел ничего возразить. Она зажала лезвие зубами и стала карабкаться вверх по стволу. Скоро он потерял ее из виду. Он начал ощупывать толстую лиану, проверяя ее на прочность, когда сверху донесся ее веселый голосок. Она попросила его взглянуть наверх и бросила ему какой-то предмет.

– Лови еще. Только смотри, сильно не сжимай – он очень спелый…

– Вариан…– Его пальцы все-таки сдавили нежную кожицу фрукта, и от восхитительного сладкого аромата рот его наполнился слюной.

– Эти я и сама съем, Кай, так что держи еще один, для себя. – И Вариан спрыгнула на пол пещеры.

– Нам пока нельзя сильно наедаться, – сказал Кай. Он присел рядом с ней, а она отрезала кусочек ароматной мякоти и протянула ему на кончике ножа.

– Похоже на то, – сказала она, отрезая второй кусок для себя. Посмаковав сочную зеленую мякоть, она замурлыкала от удовольствия. – Ну давай же! Поешь! – уговаривала она. Струйки сока стекали с уголков ее губ.

– Чего только не сделаешь ради КРВ! – вздохнув, сказал Кай. Ему страшно не хотелось есть естественную пищу. Но едва сочная сладость растеклась по его пересохшему рту, он с удивлением признал, что натуральная пища куда вкуснее концентратов.

Они медленно, тщательно пережевывали похожий на дыню фрукт.

– Наверное, лучше было бы поесть овощей – корнеплоды содержат гораздо больше белка, но фруктовый сахар убыстряет кровообращение, – задумчиво заметила Вариан. – Ох как вкусно! Чего я не понимаю, – продолжила она, размахивая недоеденным фруктом, – так это откуда взялись здесь лианы. Подожди. – Она подняла руку, останавливая готового заговорить Кая. – Правда, мы не знаем, сколько проспали, к тому же на Айрете все растет очень быстро. Но ведь другие скалы так и остались голыми. Гиффы едят только рыбу и траву из Лугового ущелья. Но такие лианы там не растут, и растительность на этой скале похожа на настоящий густой лес. Лианы спускаются до самой воды.

3
{"b":"18777","o":1}