ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты говоришь о Войне за Объединение, Вит? — спросил Шон.

— И об этом тоже, — ответил Фиске, стараясь не выдать своего облегчения. — Половина предков нынешних жителей Килкула умерла бы, если бы их не эвакуировали на Сурс вместе с теми, кому тогда сильно доставалось.

— А те, от кого им доставалось?.. — критически склонив голову набок, поинтересовалась Банни.

— Отправились на другие пригодные для жизни планеты. Мы не хотели, чтобы старинные враги жили вместе, — фыркнул Вит. — Компания решила, что если враждующие стороны разделить и поместить туда, где у них будет достаточно земли и никаких врагов, их энергия найдет достойное применение — и их останется достаточно много, чтобы сохранить свои умения, которые до этого служили войне. Компания же сможет восстановить те разоренные земли, из-за которых и шли сражения. Каждый получит больше, чем мог бы, если бы все сложилось иначе. И, что важнее всего, все будут живы.

— О да, я растроган до слез, милый доктор, тем, как добры вы были к нам, бедным дикарям. — Ирландский акцент только подчеркивал сарказм Адака, удививший Яну.

— Я вовсе не пытаюсь обелить Компанию или ее решения, — сказал Фиске. — Однако в то время нами действительно отчасти руководили и альтруистические соображения, и желание сохранить жизни людей. Не все работники Компании — скверные люди, как и не все хороши на этой планете. Социологи, рассчитавшие баланс популяции, старались не только подобрать людей, привычных к холодам, перемешав их с теми, кто не привык к этому, они также создавали группы, способные сосуществовать и делиться друг с другом умениями, позволяющими более успешно приспособиться к условиям окружающей среды.

— Да, и мы прекрасно приспособились, Вит, благодарю тебя, — проговорила Клодах и подтянула его за пояс поближе к себе, словно демонстрируя этим свое одобрение. — Это было хорошим замечанием. Мы хотим объединиться и объявить Компании о том, чего мы хотим, чего хочет Сурс. Обвинения в чей бы то ни было адрес не помогут планете. Нам нужно, чтобы люди поняли, а пока кричишь, объяснить ничего толком невозможно. А теперь, Эамон, почему бы тебе не поговорить с людьми в Нью-Бэрроу?

Когда все получили свои задания, Клодах выдала каждому рассаду — дары доброй воли для долгожданного долгого лета. Некоторые использовали это путешествие как предлог посетить родственников, с которыми давно не виделись; к тому времени, как все разошлись, ожесточение сменилось ожиданием, похожим на предвкушение праздника.

Глава 5

«Merde alors! — подумала Мармион де Ревер Алджемен, глядя из иллюминатора “шаттла” на казавшийся безжизненным пейзаж внизу: земля была покрыта грязью, талым льдом и серым снегом. — Во что я на этот раз ввязалась? Ну ладно, я же пообещала Виту! Ни один человек в здравом рассудке не захочет, чтобы Безумный Мэтт принимал какое-либо решение единолично, даже если это решение касается того, когда люди должны пользоваться туалетом!»

Мармион подозревала, что вице-президент Мэттью Лузон уже приступил к выполнению своей “программы”, когда настоял на том, чтобы пилот “шаттла” изменил курс в сторону так называемого вулкана, который эта планета, по словам ее обитателей, создала в считанные дни. Нет, они говорили — “воздвигла”. Они также должны были пролететь мимо того места, где Фиске и все остальные якобы “говорили” с планетой, вернее, планета “говорила”, а они слушали. Мармион, пожалуй, нравилась идея планеты, обладающей собственной волей. Столь многим людям не хватает подобной решимости! В особенности Безумному Мэтту. Она немедленно упрекнула себя в том, что мысленно употребила это прозвище: кто знает, вдруг когда-нибудь по ошибке она произнесет это вслух? Это было бы большой бестактностью.., а она в последнее время часто говорила не подумав. Означало ли это, что она умнеет? Или, напротив, теряет остатки здравого смысла?

Нет, твердо сказала она себе. Ни на йоту она не утратила здравый смысл и рассудительность — недавно законченная ею фискальная проверка трех умирающих технических компаний показывала это со всей очевидностью. У каждой из них было то, что было нужно другим, и при этом ни одна не думала о возможности предпринять какие-либо шаги, дружественные или враждебные. И вот Мармион посоветовала одному из своих холдингов скупить все три компании. Столкнув лбами тех, кого было нужно, назначив на руководящие должности разумных людей, она добилась таких громадных прибылей, даже с вычетом налогов, что скоро ей, наверное, придется организовать еще один холдинг, чтобы скрыть этот финансовый триумф. Не имеет значения то, как Безумный Мэтт — нет, нет, нет, Мэттью! — хвалится своим недавним успехом: она лучше него, она опередила его, по крайней мере, на несколько миллиардов! Однако она не из тех, кто станет кичиться этим.

— Вы не сможете отрицать то, что это похоже на вулкан, — проговорила она, услышав, что Мэттью вполголоса говорил одному из своих многочисленных ассистентов.

— А откуда, моя дорогая, вы знаете о вулканах? — спросил Мэттью своим льстивым елейным голоском. Его ассистенты расплылись в дурацких улыбках, глядя на Мэттью, потом с видом превосходства посмотрели на Мармион.

— Потому что у меня диплом магистра геологии, — ответила она, одарив всю компанию очаровательной улыбкой.

— Но сейчас с ним ничего не происходит, — заметил Мэттью, ткнув пальцем в иллюминатор, из которого был хорошо виден кратер вулкана. “Шаттл” кружил над ним, но нигде не было видно ни струйки дыма, ни облачка пепла, хотя на километры вокруг земля была окрашена в разные оттенки серого, покрыта застывшей лавой и влажным пеплом, смешанным с вездесущей грязью.

Из интеркома до них донесся голос пилота:

— Если вы видели достаточно, доктор Лузон, я направлюсь туда, где находятся пещеры.

Мэттью махнул рукой одному из своих ассистентов, который немедленно выдал пилоту соответствующие указания.

— Мы собираемся приземлиться и обследовать пещеру, Мэттью? — простодушно спросила Мармион.

— Я только хотел сориентироваться на месте, чтобы потом провести подробное обследование.

— Это разумно.

Доктор Лузон устроил настоящий спектакль из разглядывания пейзажа, который открылся им несколько минут спустя. Мармион могла только подтвердить, что утес, похожий на каменный перст, указующий вверх, был образован известняковыми породами и скорее всего весь пронизан пещерами. Поскольку Виттэйкер Фиске был не склонен поддаваться заблуждениям, а пуще того — иллюзиям, она была готова принять дальнейшую содержащуюся в отчете информацию как истинную — по крайней мере, пока не появятся факты, указывающие на противоположное. Вит был не тем человеком, который стал бы рисковать положением в Интергале или своей репутацией, делая нелепые или недоказуемые заявления.

— Это то самое место? — вежливо спросил Мэттью; Мармион, однако, не обманула мягкость его тона — она давно научилась не доверять ему.

— Это именно те координаты, которые были мне даны, доктор Лузон, — ответил пилот. — Отсюда видны река и скальный уступ, и мой сканер засек на ближайшей посадочной площадке следы нескольких различных вертолетов, а также следы людей. Разных людей.

— Мы не можем отрицать очевидного, не так ли? — проговорил Мэттью. — Хорошо. Продолжайте полет в сторону того поселка, который упоминал молодой Фиске. Кил.., как там его дальше?..

— Килкул, Мэттью, — поспешила ему на помощь Мармион так, словно он был склеротиком. Она знала, что с памятью у Лузона все в порядке: слишком часто он доказывал это и слишком многое помнил. Он мог давать неверные оценки или выбирать из фактов те, которые подтверждали его мнение, однако все детали помнил в точности. Детали были основным оружием Мэттью — те детали, которые другие могли позабыть или помнить неточно. И он использовал это оружие с убойной силой.

Из иллюминаторов “шаттла” Килкул выглядел как россыпь крыш; некоторые скрывались в тени ветвистых деревьев и казались просто темными пятнами. Между домов пролегли дорожки, коричневые от вездесущей грязи. Народу отсюда было видно немного, некоторые деловито занимались весенним ремонтом, другие вскапывали свои садики. Мармион это понравилось. Она сама с наслаждением ухаживала за внеземными цветами и растениями, которые располагались под специальными куполами: там поддерживалась именно та температура, гравитация и состав атмосферы, которые требовались экзотическим растениям. Память Мармион хранила чудесные воспоминания о том, как она перепачкала в земле руки, копаясь в маленьком садике первого дома, который купили они с Ульгаром Алджеменом. Как молоды они были тогда!..

11
{"b":"18778","o":1}