ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Заговор обреченных
Мы – чемпионы! (сборник)
Война
Доказательство жизни после смерти
Тени прошлого
Лживый брак
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
***

— Что случилось, Шон? — спросила Яна после того, как Шон в пятый раз оглянулся через плечо. Не в первый раз оглядывался и Нанук.

— Сам не знаю, — ответил Шон, пожимая плечами и улыбаясь с некоторым смущением. — Они ведь у Коннелли, и с ними ничего не должно случиться. А нам, если мы собираемся сегодня спать в тепле, надо бы пошевеливаться.

Его улыбка стала шире.

— Здесь воздух холоднее, чем внизу. Я позабыл, что не везде может быть так тепло, как в Килкуле.

Выбравшись из леса на склоны, покрытые лишайниками и мхами, они вынуждены были спешиться и взять кудряшей в повод; узкая каменистая тропинка, кое-где щетинящаяся скальными выступами, пугала Яну, несмотря на то, что женщина была привычна к тяжелым дорогам. Однако мохнатые коньки вели себя спокойно, хотя Яна заметила, что они по временам стригут ушами, взмахивают хвостом, как Нанук, когда тот пытается сохранить равновесие, и часто фыркают, словно бы обмениваясь информацией.

Они перевалили через скалистую вершину холма и снова углубились в лес еще до того, как успело окончательно стемнеть. Лес здесь рос гуще, чем вокруг Килкула, деревья были выше и больше в обхвате. С ветвей срывались капли от тающего снега — казалось, что пошел дождь.

Яна очень устала, а потому Шон оставил ее присматривать за небольшим костерком, а сам занялся лошадьми, после чего принялся свежевать пойманных Нануком кроликов. Свою порцию кот, разумеется, съел сырой, но с таким смаком, что Яна с трудом смогла дождаться, пока мясо будет готово. Наконец Шон устроился с одной стороны от нее, а Нанук с другой; пригревшись, Яна уснула — спокойно и без сновидений.

Проснулась она на следующее утро от аромата кофе и, открыв глаза, обнаружила прямо перед своим носом дымящуюся кружку с повернутой к ней ручкой. Усмехающийся Шон снова залез к себе в спальник; Нанук продолжал сладко посапывать во сне. Они смотрели на него, беззвучно хихикая.

Было уже позднее утро, когда они достигли плато, тянувшееся к Фьорду. Выглядело это так, как будто гигантский Топор рассек скалы, чтобы воды моря могли сквозь узкую расселину проникнуть в глубь континента. Там, где склоны расселины становились крутыми, река превращалась в водопад, низвергавшийся в воды Фьорда Гаррисона.

— Кем был Гаррисон? — спросила Яна, когда они начали спускаться вниз — к дымкам, поднимавшимся от невидимых еще очагов. Нанук бежал перед ними, словно бы разведывая путь.

— Гаррисон? Он был одним из старых приятелей деда. Ушел в отставку и перебрался сюда бог знает откуда, — ответил Шон. — У него было своеобразное чувство юмора; к тому же он обожал романтику первых космических экспедиций.

— Да?

— Название этого места, — пояснил Шон, оглядываясь на Яну через плечо так, словно был уверен, что она поймет, о чем он говорит. А поскольку было очевидно, что этого не произошло, он пожал плечами и продолжил:

— Здешнее население — по большей части эскирландцы, потомки ирландцев и эскимосов, рыбаки и лодочники.

— Лодочники? — удивилась Яна: лес на склонах кончался вблизи Прохода Мак-Ги, а в самом Фьорде деревьев не было. Если тут и вправду что-то строили, далеко же им приходилось ходить за деревом!..

— Хорошие лодки можно делать не только из дерева, — заметил Шон.

— Кстати, Шон, любовь моя, — начала Яна, воспользовавшись возможностью задать давно интересовавший ее вопрос, — многие ли знают, что ты — селки?

— Так мало, как только возможно. — Шон ухмыльнулся. — Многие видели селки. Это не всегда был я, поскольку я знаю, что в этот момент меня и поблизости-то не было, а, насколько мне известно, никто больше не обладает моей.., хм.., многосторонностью. У многих местных богатое воображение.

— Я это заметила.

— Я так и подумал. Теперь можно ехать; думаю, нам нужно закончить путешествие, пока еще не стемнело.

Они снова сели в седла и поехали вперед легкой быстрой рысцой. Маленькая кобылка Яны шла следом за мерином Шона. Ехали они достаточно быстро — так, что временами у Яны даже захватывало дух; но здесь она не так нервничала, как на узкой тропке, ведущей в гору.

Однако ж лохматые лошадки умели еще и внезапно останавливаться — вот как сейчас. Только напряжение мускулов шерстистой кобылки дало Яне понять, что сейчас произойдет; она успела вцепиться в густую гриву. Мгновение назад они еще летели вперед, а сейчас лошадка резко замерла. Яна припала к ее шее, потом с трудом выпрямилась. На мгновение ей показалось, что Шон, спешившись, ведет своего кудряша прямо в пропасть; вот он уже ступил за край... Яна перевела дух; конечно же, она ошиблась. Справа еще виднелась голова Нанука, и Шон поворачивал в том же направлении, медленно спускаясь вниз.

Яна вздохнула; они столько времени взбирались наверх, что даже как-то не хотелось спускаться вниз. Однако она была приятно удивлена, обнаружив широкую, плавно изгибающуюся, поросшую травой дорогу, полого спускающуюся вдоль утеса к поселению, носившему название Фьорд Гаррисона. Должно быть, дорогу эту проложили люди.

Нанук, лениво подергивавший кончиком хвоста, трусил впереди, как всегда, изображая разведчика и передовой отряд охраны в одном лице.

— Гаррисон, — сказал Шон. — Он терпеть не мог лазить по горам: у него были проблемы с чувством равновесия. Не знаю уж, кого он там подкупил в группе терраформистов, но они обустроили эту дорогу, основали здесь поселение и сделали именно такую гавань, как он хотел.

— А где же твоя сестра с ее мужем вошли в пещеры... — Яна замолкла, только теперь заметив, что в скалах вдоль дороги не было ни одной пещеры.

Шон указал в сторону водопада; Яна с удивлением заметила, что в том же направлении, фыркая, смотрит и Нанук.

— Это неподалеку оттуда, нужно взять немного влево.., вход в пещеру расположен на дальней стороне Фьорда.

Внезапно зафыркали кудряши; Яна готова была поспорить, что знает причину, и выиграла бы: к ним направлялось несколько оранжевых кошек с явной целью поприветствовать гостей. Сперва они обнюхали коней, поднимаясь на задние лапы, потом подошли к Шону и Яне, за которых, несомненно, поручился перед ними Нанук.

— Они тут везде ходят? — спросила Яна у Шона, гладившего спину одной из кошек. Даже стоя в нескольких шагах от них, Яна прекрасно слышала довольное урчание.

— Не везде, — ответил Шон, погладив еще одну. Первая кошка перестала урчать и, подойдя, принялась тереться о ноги Яны; у женщины возникло странное ощущение, что кошка радуется ей не только как спутнице Шона. Она наклонилась и почесала кошку под подбородком, за что была немедленно вознаграждена возобновившимся довольным урчанием.

— Кто идет? — донесся до Яны и Шона басовитый голос.

— Шон Шонгили и Янаба Мэддок! — крикнул в ответ Шон.

— Шон? И его дама? Трижды приветствую вас! Поспешите вниз — здесь вам нальют по стаканчику хорошей выпивки!

"Поспешить” было нелегко: кошки тыкались в путников, обнюхивая их и напрашиваясь на ласку, что сильно затрудняло движение. Нанук прыгнул вперед и исчез где-то внизу. Отсюда Яна уже могла рассмотреть странное расположение домов: их было штук двенадцать-четырнадцать, и каждый находился на земляной террасе. Скала служила домам вместо задней стены, а на террасах размещались маленькие садики или дворы со скамеечками. Дома лепились к скалам по обе стороны от вьющейся ленты дороги, которая оканчивалась широкой террасой, служившей пристанью; однако пристань эта находилась на порядочной высоте над водами Фьорда. Здесь аккуратно расположились лодки, с деревянных рам свисали сушившиеся на солнце сети, а в дальнем конце большой террасы находился деревянный сарай, в котором, как предположила Яна, должно быть, и строили лодки. Однако же вода была слишком далеко для того, чтобы Фьорд Гаррисона мог действительно служить портом...

— Сейчас отлив, — пояснил Шон, услышав удивленное восклицание Яны. — Когда наступает прилив, вода прибывает с быстротой несущегося вперед стада лосей. Потому лучше и хранить все высоко, в сухости и безопасности. О, Фингаард! Рад тебя видеть!..

18
{"b":"18778","o":1}