ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я большая панда
Разоблачение
Макбет
Женя
Назад к тебе
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Нефритовые четки
Жестокая красотка
Эликсир для вампира

— Может быть, — беспечно отозвался Джонни. — Важно то, что запрос был принят в момент нашего взлета. А я точно знаю, что все вертолеты космобазы сейчас используются парнями Лузона для “исследований на местности”.

Он хихикнул, потом поинтересовался:

— Банни, как там твоя сестренка?

— Прекрасно, Джонни, просто замечательно! Я размышляю над тем, какое имя ей дать.

— Почему бы не назвать ее именем вашей матери, Баника? — намеренно тихо спросил Шон: это позволяло ему скрывать свое состояние от всех, кроме Яны. Она чувствовала, как дрожит его тело, чувствовала его напряжение и старалась крепче прижать его к себе.

— Эйфа Рурк! — Банни произнесла это имя с удовольствием. — Твое имя, настоящее имя — Эйфа, Кита. Но если тебе так нравится, мы будем по-прежнему звать тебя Кита.

В ответ раздалось сонное бормотание. Вскоре все пассажиры Джонни замолкли, только губы Диего все еще шевелились беззвучно...

Глава 13

Джонни высадил своих пассажиров в Килкуле; потом, после того, как они с Диего перенесли Шона в дом Клодах, он немедленно отправился на космобазу с докладом для Виттэйкера Фиске.

— Это очень интересно, сынок, — сказал его босс, когда Джонни закончил краткое изложение фактов. — Вы нашли пропавшего ребенка Рурков и привезли назад Шонгили. А Торкеля вы не нашли где-нибудь там?

— Нет, сэр, не нашел. — Джонни не стал распространяться о том, что присутствие Торкеля осложнило бы и без того сложную ситуацию. — А он что, с одной из исследовательских групп?

Вит покачал головой и махнул рукой: мол, оставим эту тему.

Когда за окнами раздался шум приземляющегося “шаттла”, оба как по команде подняли головы.

— Вовремя успели, а, сынок? — усмехнулся, поднимаясь, Вит. — Лучше мне пойти и посмотреть, как можно утихомирить Мэттью.

— Сэр, я думал...

Виттэйкер Фиске живо кивнул и сделал ободряющий жест:

— Вы сделали именно то, что должны были сделать. Как и майор Мэддок. Сама идея полигамии, особенно на религиозной основе, и женитьбы на детях, не достигших половой зрелости, для нашего времени возмутительна. К тому же она абсолютно противоречит Биллю о Правах Индивидуума, принятому Межпланетным Сообществом. Займитесь пока лучше вертолетом, сынок. Я хочу держать его наготове.

Джонни поднял брови, ожидая, что ему будет дан какой-нибудь совет в частном порядке, однако по выражению лица доктора Фиске понял, что ему лучше выполнять отданные распоряжения.

Несмотря на все ожидания Виттэйкера, Мэттью Лузон не посетил его и даже не пытался с ним связаться; не было также и официально поданной жалобы на капитана Джона Грина. Также за весь этот день не поступило ни одного сообщения от его сына Торкеля, и никто не знал, где он находится. Единственным событием стало то, что неподалеку от ограды был найден охранник космобазы, получивший сотрясение мозга...

***

Торкель Фиске был в гневе; Саток пришел в бешеную ярость. Он пинал куски камня, разбил штук пять, не обращая внимания на то, что здорово расшиб при этом ноги: казалось, ему становилось легче от боли. Торкелю пришлось выслушать те проклятия, которые Саток обрушил на голову предательницы Луки, а заодно и подробно узнать, что он намерен сделать с ней, когда найдет ее. Насколько Торкель успел рассмотреть девушку, она, по его мнению, не обладала ни достаточным умом, ни тем более силой для того, чтобы подменить образцы руд, которые он, Торкель, сам видел и ощупывал, кусками пустой породы за время их с Сатоком отсутствия.

Однако же без материальных доказательств комиссия навряд ли станет слушать Сатока и может принять решение раньше, чем он сумеет собрать новые образцы. Разумеется, были и другие способы усилить контроль Компании над этой планетой: построить здесь дороги, электростанции, больницы и школы, как Торкель и предлагал Мармион. Разумеется, все это будет делаться во имя благополучия колонистов. Если они будут жить в лучших условиях и станут более цивилизованными, у них будет больше желания сотрудничать с Компанией. В особенности если на планете будет достаточное количество отрядов строителей и ремонтников, в которых станут служить выходцы с других планет, не с Сурса — на этот раз он проследит за этим. Врачи исследуют изменения психики, характерные для Сурса, и займутся лечением. Необходим и контроль рождаемости, чтобы аборигенов не стало слишком много, тогда ими будет легче управлять. Учителя, присланные Компанией, построят программы так, чтобы добиться лояльности своих учеников, а коммуникационные системы обеспечат верность идеям Компании всех жителей планеты, как новоприбывших, так и коренных. Если же это не удастся, по дорогам, построенным Компанией, можно послать войска, которые преподадут оппозиционерам уроки хороших манер.

А что же планета? Живая планета? В душе Торкель вовсе не смеялся над этой идеей. Сурс действительно был разумен. Он это знал. Он чувствовал это, видел это, слышал это сам. Но это вовсе не означало, что существующее положение вещей ему нравилось. То, что Сатоку удалось украсть образцы руды, вырвав их из плоти Сурса, произвело на Торкеля огромное впечатление, но это будет иметь значение только в том случае, если бывший шаначи сумеет показать, где находятся месторождения, или хотя бы сможет представить комиссии образцы. Сейчас же в “шаттле” не было ничего, кроме обычных камней и пыли. Ничем не лучше “золота фей” из сказок, которые рассказывала маленькому Торкелю на сон грядущий бабушка Фиске.

Он предпочел бы играть со своей коллекцией монет или препарировать кольчатого червя, но бабушка Фиске, которая, как он полагал, была в ответе за странности в характере его отца, верила в принципы философа XX века Джозефа Кэмпбелла. Она полагала, что детям нужны мифы и сказки, из которых они черпают информацию, необходимую им для дальнейшей жизни. Она никогда не понимала Торкеля, эта бабушка Фиске. Торкель был исследователем, соблазнителем и изобретателем именно потому, что ненавидел тайны. Он любил, когда все разложено по полочкам.

А теперь ему вместе с Сатоком придется иметь длительное объяснение с комиссией, если они хотят доказать, что Сурс хранит достаточно секретов, которые стоят вложения средств, стоят того, чтобы цивилизовать и обустроить эту планету. На данный момент он мог представить в качестве доказательства только небольшой кусок зеленоватой породы, содержащей медь, да крохотный золотой самородок, случайно закатившийся в темный угол.

— Хороший фокус, — объявил он все еще разъяренному Сатоку. — Не знаю, что уж вы там сделали с этими камнями, чтобы они выглядели как образцы руд, но в своем теперешнем состоянии навряд ли такие “образцы” смогут убедить комиссию.

Он знал не хуже, чем сам Саток, что Лука и женщины Килкула — а может, и все жители Шэннонмута — подменили образцы, но ему нужно было, чтобы Саток рассказал ему больше. До тех пор, пока Саток держит свои секреты при себе, ни Торкелю, ни Компании от них никакой пользы нет.

— Там, откуда я взял образцы, есть еще, — прорычал Саток.

— А где это конкретно? В Проходе Мак-Ги? — Этот тип говорил, что был тамошним шаначи, а потому Торкель говорил не наугад. По результатам съемок из космоса, именно в этом районе могли находиться крупные залежи руд.

Саток покачал головой:

— Нет, эта жила сейчас закрыта для нас. Но у меня есть и другие источники. Единственная причина, по которой я решил взять Компанию в долю, — то, что мне нужны материальные ресурсы. Для моего метода.

— Например?

Впервые за все время, прошедшее с момента обнаружения предательства Луки, Саток ухмыльнулся:

— Верно, сэр. Как только вы узнаете, чем я пользуюсь, вы решите, что поняли мой метод. И так оно и будет. Дело в том, что вы им пользовались все время. Больше всего мне нужен петрасил. Прикажите вашим ребятам загрузить петрасилом мой “шаттл”, и через пару дней я привезу вам новые образцы.

— Я полечу с вами, и вы мне все покажете, — начал торговаться Торкель, — и тогда у вас будет столько петрасила, сколько вам нужно.

54
{"b":"18778","o":1}