ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шон, извините... Яна, помех все больше, но корабль комиссии приземлился. Этот Лузон последние пару часов передает команде приказы о том, что сначала надо отвести комиссию в его зал заседаний для частного брифинга. — Адак пожал плечами. — Доктор Фиске и госпожа Алджемен выяснили это; они обгоняют его на посадочной площадке.

— Ну, нам, наверное, повезло? — Шон задумался, лукаво усилив ирландский акцент и удивленно подняв левую бровь. — Это те же загадочные обстоятельства, которые заставили Вита и Мармион также предупредить Клодах?

— Нет необходимости, — сказал Адак. — Кошки уже работают. По крайней мере, эта пятнистая приземлилась прямо передо мной и прыгнула точно в окно, а вот тот черно-белый приятель скользнул вслед за ней — тот, который лежит на крыше и рычит на охрану, когда они подходят слишком близко. — Адак ухмыльнулся.

— Ну что же, будем надеяться, что ожидание закончилось, — сказал Шон, дернув плечами — одно из немногих свидетельств беспокойства, которые Яна замечала за ним. Он криво улыбнулся ей. — Ожидание закончилось, милая, и танец начинается. Готова?

Она серьезно кивнула и взяла кофейник:

— У тебя есть время выпить чашечку, Адак?

— Конечно, Яна, — сказал Адак, закрывая за собой дверь.

Он шагнул к столу, на котором лежали записи Яны, блокнот и деревянная ложка с длинной ручкой, которую вырезал Шон. Шону требовалось какое-то занятие, пока он восстанавливал силы: теперь у Яны было четыре стула вместо одного. Она хотела бы ему помочь, но все больше смотрела на то, как ловко он управлялся с этой работой.

Яна поставила на стол три чашки и сладкое печенье, приготовленное Шоном. Шон присоединился к ним; как всегда, он развернул стул и сел, положив руки на спинку. Этот стул он сделал сам по своему вкусу.

— Был еще один доклад, — продолжал Адак, — для того приятеля, там еще были такие забавные слова...

— А, анализ, — сказала Яна, с надеждой наклонившись вперед. — Ты можешь вспомнить что-нибудь из него? Хотя бы несколько слов?

— Конечно, могу. Как ты думаешь, кто учит новичков песням славы отряда и песням — наставлениям Компании, которые предназначены помогать им, когда они в первый раз оказываются в космосе? У меня память не хуже, чем у Клодах.

Он завел глаза к потолку и процитировал:

— “Соки растений, содержащие неизвестную сильную щелочь и небольшое количество неопределяемого животного белка. Комбинация необычная и скорее всего произведена из местных растений, еще не включенных в ботанические или биологические справочники, которые необычно кратки для планеты, терраформированной по варианту В. По поводу так называемого растения “ежевика шипастая”. Ее ядовитая поросль развивается даже в контролируемых лабораторных условиях. Поверхность листьев, колючки и стебель выделяют кислоту такой силы, что она разъедает петрасил, а также и все представленные металлические образцы. Опытный экземпляр ежевики шипастой был уничтожен до того, как разрушил тройной пластгласовый контейнер. Антидот все еще находится в стадии испытаний. Может быть полезным против инопланетных форм растений подобной токсичности и быстроты роста. Запрос количества и наличия ингредиентов”.

Адак опустил голову, его взгляд снова стал нормальным.

— Отлично, Адак, — улыбнулся Шон и дружески похлопал пожилого радиооператора по руке.

— И они хотят открыть школу, чтобы мы могли учиться читать и писать, — насмешливо произнес Адак. — Что плохого в том, чтобы тренировать память вместо того, чтобы постоянно заглядывать в книги? — Он сделал большой глоток и причмокнул губами. — Между прочим, научиться этому не так уж сложно.

— Ты должен быть осторожным с тем, что получаешь от Компании, — быстро проговорила Яна, протягивая руку через стол к Адаку. — Необходимо снова научить людей читать и писать, если мы хотим избавить планету от этих стервятников, но мы должны выбрать свой собственный материал.

— Не надо объяснять это мне, Яна. Это о молодых надо заботиться.

Да, это проблема, подумала Яна. Именно дети не видят ничего, кроме преимуществ и возможностей, которые Торкель так хочет дать им. Такие, как Крисак, никогда не имевший многого — и желавший стать чем-то большим. И как Лука, с которой всегда плохо обращались. Она криво улыбнулась. Именно они, а не Банни и даже не Кита, которая все еще думает, что есть три раза в день грешно...

Она отправила девочку с Банни, которая должна была заботиться о своей сестре, Эйслинг и Шинид в охотничий домик Шинид, глубоко в лесах. Диего в сопровождении все еще хромающей Дины тайком ускользнул туда ночью, чтобы доставить припасы и новости. Кита, казалось, была в шоке, когда ей сказали, что Пастырь Вопиющий покинул планету. Однако Диего сообщил, что на следующий день она, видимо, в первый раз сумела расслабиться и начала расспрашивать его, все ли в порядке с Коакстл, вылечили ли Шона и что случилось с остальными людьми, покинувшими Долину Слез. Диего пообещал выяснить.

Яна вспомнила, что надо бы расспросить об этом Адака.

— Я случайно услышала от Лонси, что, когда они пришли, чтобы забрать снегоход Скоби, какая-то женщина — Ас-сен-си-он, — он выговорил имя с трудом, по слогам, — вроде как командовала всеми. Но с ней много спорили те, кто говорил, что Пастырю не нравились женщины-командиры.

— Из глубокой заморозки да в вечную мерзлоту, — вздохнул Шон.

После этого все трое замолчали, задумавшись о том, происходило ли переселение по тому плану, который прежде так хорошо работал на Сурсе.

— Есть какие-то новые сведения о недавно возникшей экваториальной цепочке островов? — спросил Шон с озорным блеском в серебристо-серых глазах.

Яне стало вдруг интересно, знал ли он, что должно было случиться.

— А, да, — протянул Адак, улыбаясь и показывая все еще крепкие белые зубы. — Джонни, Рик и другие ребята сделали туда по несколько коротких вылетов. Там поднялись из моря небольшие острова — как будто расцвели огненные цветы. На них жарко. Вам не кажется, что это было предусмотрено в чьих-то планах? — Адак пристально посмотрел в лицо Шону; это лицо выражало вежливое внимание, и только в его глазах горел какой-то странный огонек.

— Ну, после того, как здесь на севере появились вулканы, возможно, что процесс повторится и где-то еще... Говоря строго научно, конечно, вероятность проявления такой тектонической активности низка...

— Но Сурс действительно необычная планета, — ровно сказала Яна; выражение ее лица было под стать выражению Шона, — так что мы можем ожидать практически чего угодно!

— Не сомневаюсь, — Оказал Адак, допивая кофе. Поднявшись, он отвесил Яне церемонный поклон, улыбнулся Шону и пошел было к выходу, но остановился у двери. — Что мне теперь попытаться узнать, Шонгили?

— Имена наших последних посетителей. Но эти новости принес Яне и Шону не Адак, а Мармион Алджемен, утратившая свое душевное равновесие, и Виттэйкер Фиске, выглядевший хмурым.

— Нельзя было сделать худший выбор, действительно, нельзя, — сказала Мармион, упав на один из стульев за Яниным столом так, словно ноги отказывались держать ее. Возбужденно размахивая одной рукой, она продолжала:

— Мои помощники проверяют каждого из них. И это те еще люди. Я надеялась, что прибудет Метаска Карианович, но ее нет, она проходит какой-то курс омоложения. Если бы знать!..

— Кто прибыл? — спросила Яна, разливая всем кофе.

— Преимущественно сторонники Мэттью, — ответила Мармион, приподнимая изогнутые брови. Она недовольно надула губы. — Хотя Чаз приехал — Чарльз Травес-Тунг. Он всегда был рассудительным, в этом я уверена. И он умеет думать. Он примет во внимание разумные аргументы, чего я не могу сказать о Бэл-Эмире Джостике... — Она содрогнулась от отвращения. — Гадкий старикашка. Он бы с удовольствием брал в жены несовершеннолетних девочек — столько, сколько смог бы.

— Они у него и так есть, правда? — сказал Виттэйкер, глядя на нее с легким удивлением.

— Ему никогда не бывает достаточно.., но даже он ждет, пока им исполнится четырнадцать. — Она еще раз дернула своим изящным плечиком, обтянутым сегодня мягкой коричневой кожей, подняла руку и принялась считать, загибая пальцы:

62
{"b":"18778","o":1}