ЛитМир - Электронная Библиотека

— Местного персонала. Вит, — поправила Мармион с притворной обидой. — Тем не менее я готова доказать, что не сошла с ума и не загипнотизирована местными шаманами. — Она встала. — Я продемонстрирую им это...

Тут Мармион рассмеялась:

— Я случайно узнала, что Бэл и Некси потеряли несколько триллионов на предприятии, от которого я, — она изящным жестом положила руку на грудь, — посчитала нужным отказаться. Поэтому мы покидаем вас.

Она взяла за руку Виттэйкера и повела к выходу. У двери остановилась и посмотрела через плечо на Шона, при этом ее прекрасные глаза выражали тревогу.

— Ты уверен, что ни тебе, ни Клоде не угрожает опасность высылки с планеты? Он кивнул, улыбаясь:

— Уверен.

Когда дверь закрылась, Яна и Адак повернулись к Шону:

— Уверен?

— Уверен, — повторил он, мрачно усмехнувшись.

Глава 15

К своему удивлению, Мармион де Ревер Алджемен выяснила, что за те несколько недель, что она Провела на Сурсе, ее вкусы изменились. Изысканный и обильный ужин из многих блюд, данный членам комитета вечером (который, к счастью, обошелся без землетрясений), вовсе не соответствовал ее вкусу и еще меньше — настроению. Она действительно предпочла бы более простой и резкий вкус еды Сурса: жаркое из кролика больше удовлетворило бы ее, чем слишком изысканные соусы и приправы, сопровождавшие каждое блюдо. Мармион видела, что доктор Фиске воспринимает банкет так же, как она; однако ж она, по крайней мере, могла сослаться на то, что соблюдает диету.

Мэттью и Торкель оставляли пустыми каждое поданное им блюдо, чашку и тарелку, но Мармион не без усмешки заметила, что, как и ее три помощника, некоторые из ребят Мэттью не испытывали энтузиазма при виде обильной еды. У Чаза, Бэла и Нексима не было проблем, хотя Бэл дважды звал главного стюарда, чтобы пожаловаться и отказаться от блюда, попробовав лишь кусочек. Возможно, в его новом желудке также появилась язва, подумала Мармион. У тела могут быть свои предрасположенности, не зависящие от того, сколько органов было заменено на искусственные.

У нее была возможность вкрадчиво поинтересоваться последними проектами вложений Некси. Это дало ей шанс походя упомянуть о предприятии “Омникора Сталь”, в отношении которого она лично решила, что оно не сможет принести прибылей. Мармион повысила голос ровно настолько, чтобы Мэттью смог расслышать ее замечания. Это должно было также напомнить ему, что она по-прежнему проницательна. Она обсуждала с Бэлом возможность вложения в один из его проектов, который она недавно изучила, и указала одну-две организационные проблемы, которые должны были быть решены до того, как она могла бы рассмотреть этот проект. Судя по выражению лица Бэл-Эмира Джостика, ей удалось нанести удар в уязвимое место. Это могло пригодиться в том случае, если Мэттью решит назвать ее легковерной.

К тому времени, как они с Салли смогли оставить “джентльменов” заниматься тем, что в этом слое межпланетного общества требовалось делать (и обсуждать) без женщин, она была в полном изнеможении от необходимости улыбаться и быть очаровательной.

— Удачно прошло, дорогая? — спросила она у Салли, когда они обе направились в свои апартаменты в крыле серовато-желтого здания.

— Нам может понадобиться нечто большее, чем удача, — вздохнула Салли. — Доктор Лузон выкручивается так, что ему позавидовал бы акробат со Спики.

— Но мы знали, что он будет вести себя именно так.

— Мой доклад лежит на вашем столе, но, я думаю, мадам, вам важнее хорошо выспаться. Плохие новости подождут.

— Спасибо, дорогая. Но я воспользуюсь твоим советом только в том случае, если ты сама ему последуешь.

Салли вздохнула, в первый раз с начала утомительного вечера позволив себе показать усталость, и кивнула.

— Я думаю, завтра мне нужно быть в форме. Но, по крайней мере, у нас есть факты, а не предположения и косвенные намеки.

— В таком случае спи спокойно.

Другие не спали. Позже Фабер и Миллард, которые остались бодрствовать из вежливости, признали, что не видели, как Мэттью, Торкель Фиске, Бэл-Эмир и Некоим Ши-Ту пришли к согласию. Они знали только, что ночью эти четверо заключили соглашение, потому что даже Лузон не осмелился бы предпринять драконовские меры, которые последовали, без поддержки Фиске и двух других членов команды. Мармион сочла себя виноватой в том, что она дразнила Бэла, но она преследовала совершенно другие цели.

В полночь несколько “шаттлов”, которые привезли других членов комиссии, тихо поднялись с взлетно-посадочной полосы космобазы и отправились на задания. Никто из отряда десантников не слышал раньше о Сурсе, но то, что они успели увидеть, не произвело на них хорошего впечатления. У них не было времени на отдых, их рацион состоял только из сухого пайка, когда они по приказу Лузона строили тюремные камеры.

Как только в одном из пустых хранилищ оборудования были сооружены звуконепроницаемые камеры без окон, размером всего метр на два, “шаттлы” снова поднялись в воздух. У группы было оружие и приказ использовать его, если кто-нибудь из подлежащих аресту попытается сопротивляться. Также у них был приказ доставить Лузону местных кошек с вознаграждением за каждое пойманное животное.

— Интересно, зачем им понадобились кошки? — пробормотал один из солдат, за что сразу же получил выговор от командира группы:

— Если им нужны кошки, они их получат. “Шаттлы” разделились, чтобы подобрать пассажиров в Долине Слез. Они забрали Асенсьон; Лонсиану с мужем буквально вытащили из постели — они едва успели одеться. Лонси громко и неистово возмущалась незаконным вторжением, требовала показать ордер на арест, пока Пабло быстро и решительно давал распоряжения по хозяйству Кармелите. В Кабуле забрали шаначи Чау Ксинг; в Портаже, одном из самых новых поселений, разгневанный Макдауэлл весьма выразительно высказался в духе того, что если Интергал намеревается добиваться сотрудничества местных жителей такими методами, то он все это видел в гробу. В Савое забрали троих — Луку, откровенную женщину и мужчину, идентифицированного как Эамон Шишмарефф, который не пожелал помочь Лузону и Торкелю Фиске пробраться сквозь заросли шипастой ежевики. Фингаарда и Ардис Суник забрали из Фьорда Гаррисона. Именно там один из десантников выстрелил в рыжую кошку и, положив бесчувственное тело на плечо, ухмыльнулся при мысли о вознаграждении.

— Ты выстрелил в Тишь?.. — Женщина из Фьорда Гаррисона была так возмущена, что солдат ей был уже не страшен.

— Да, леди, но я ее только усыпил, — ответил десантник, отступая на шаг от женщины, которая была почти с него ростом. Но он не стал сопротивляться, когда она забрала у него бесчувственную кошку; женщина прижала ее к груди и не отпускала до самой космобазы, всю дорогу свирепо поглядывая на солдата.

Еще один “шаттл” забрал семью Коннелли — отца, мать и Крисака — из Прохода Мак-Ги, Лайэма Малони, все еще гостившего в Мертвом Коне, и шаначи Маленького Дублина, Нью-Бэрроу и Зеркального Озера. Третий начал с Танана-Бэй, затем отправился в Шэннонмут, где забрал Айгур и Шейдил, и добрался до Килкула раньше, чем самая быстрая кошка смогла бы преодолеть половину пути туда.

Так как Адак был схвачен одним из первых, а кошки, когда их стали преследовать, бросились в разные стороны, Клодах, Эйслинг, Шинид, Кита, Яна и Шон были захвачены врасплох.

Когда десантники ввалились в дом, Шон сел на кровати и равнодушно начал натягивать брюки и обуваться.

— Выйдите и подождите снаружи, пока я оденусь, — обратилась Яна к лейтенанту десантников.

— Приказ, мэм, не выпускать вас из виду.

— Я майор Мэддок, лейтенант, и я не шучу!

— Я тоже, — сказал он, угрожающе подняв оружие. Но, чтобы избежать ее злого взгляда, он смотрел прямо перед собой, стоя, как по стойке “смирно”.

— Хорошо, пусть будет по-твоему, похотливый ублюдок, — сказала Яна. Она встала и отбросила одеяло, прямая и гордая в своей наготе, радуясь тому, что ее тело не перестроилось, адаптируясь к сурским температурам, и было по-прежнему стройным и гладким. Шон встал между ней и наглым солдатом, но от этого Яна не успокоилась.

64
{"b":"18778","o":1}