ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент дверь открылась, пропуская офицера с Омникрона, который, не обращая внимания на хмурый взгляд Мэттью, подал ему большой зеленый камень, испещренный оранжевыми прожилками, и записку.

— Ага! — Мэттью вскочил на ноги, размахивая камнем. — Образцы руд, которые забрали из “шаттла” Сатока, были найдены с помощью металлоде-тектора в лесах Шэннонмута, где их спрятали. Это еще один пример саботажа, происходящего по всей планете. Судя по этому краткому отчету, это высококачественная медь.

— Медь? И это лучшее, что ты можешь предложить, Мэттью? Медь? — спросил Некоим Ши-Ту. — А золото, платина?..

— Лейтенант, вы видели золото или платину среди образцов? — спросил Мэттью, буравя взглядом человека с Омникрона.

— Сэр, я не различаю горных пород. Мне приказали доставить это вам, поскольку данный образец являлся самым чистым из всех, которые мы нашли.

— К чистой меди не стоит относиться пренебрежительно, — сказала Мармион без малейшего следа сарказма, — но вряд ли она имеет большую ценность, чем лекарство, которое восстанавливает поврежденную ткань легких.

Техник наклонился и тихо сказал ей что-то;

Мармион снова обратилась к экрану, изображение на котором все еще было неотчетливым, однако шум помех исчез:

— Теперь лучше, Фэрри?

— Да, надеюсь. Продолжай.

— У вас есть что-нибудь для непорочного зачатия? — хитро спросил Бэл.

— Мармион, от кого беременна майор Янаба Мэддок?

Она пожала плечами:

— Давайте не будем отклоняться от темы, господа. Личная жизнь майора Мэддок не является предметом нашего заседания и не будет предметом обсуждения, пока она подчиняется приказам.

— Ага! — Мэттью снова возбужденно подпрыгнул. — В этом-то все и дело. Она не подчиняется приказам.

— Но это не правда, — твердо возразила Мармион. — По поручению полковника Джианкарло, она стала членом сообщества Килкула и пыталась узнать как можно больше о Сурсе. Она узнала довольно много, хотя вовсе не того, что, вероятно, ожидали от нее вышестоящие инстанции.

— Где она? — спросил Фаринджер Болл, оглядывая комнату. — Кажется, это она была в униформе на прошлом собрании?

— Я думаю, она арестована по приказу вице-президента Лузона, — сказала Мармион, оборачиваясь к Мэттью с неожиданно непримиримым выражением на обычно спокойном лице, — и это еще одно нарушение прав человека по отношению к офицеру Интергала. Это для протокола, Фаринджер, — строго добавила она. — Член комиссии Интергала не имеет права нарушать гражданские права.

— Конечно, я приказал ее арестовать, — почти выкрикнул Мэттью, — как нераскаявшегося ренегата из группы Килкула. Кстати, я провел медицинские обследования всех ренегатов...

— Зачем? — воскликнул Виттэйкер. — Какое право вы имеете что-либо навязывать свободным гражданам? Я уже говорил и повторю еще раз: они не пытались навредить Интергалу. Интергал вредит сам себе на Сурсе.

— Прекратите! — выдавил Мэттью; его голос дрожал от ярости и возмущения. И не только голос: дрожал он сам, дрожали все вокруг — дрожал даже стол...

Фиске продолжал, не обращая внимания на этот всплеск эмоций:

— Да, Компания вредит сама себе, отрицая доказательства того, что разработка фармацевтических ресурсов — это возможность долговременного и крайне прибыльного использования планеты. И что же доказывают ваши бессмысленные медицинские обследования? — Фиске сам ответил на этот вопрос, не дожидаясь Мэттью:

— Ничего, кроме того, что это группа самых здоровых людей, которых твоя ручная команда медиков видела за последние годы.

И еще у них есть запасные органы, которые помогают им адаптироваться к климату Сурса. И что с того? В этом нет ничего таинственного.

— Вице-президент Лузон был так занят, что не заметил очевидных фактов, Фэрри, — сказала Мармион с сочувствием, которое удивило Лузона. — Я уверена, мы можем прийти к некому соглашению о добыче руды таким образом, чтобы не нарушать целостности Сурса. Открытая разработка также безобразна, как и глубокая...

— Ты хочешь сказать, что чертова планета чувствует разработку? — спросил Фаринджер Болл, глядя на Мармион круглыми глазами.

— Точно так же, как мы почувствуем, если нам будут сверлить кость, чтобы взять образец костного мозга. Архаичный пример, но большинство методов добычи полезных ископаемых архаично и разрушительно, — заметила Мармион. — Конечно, это похоже на ссадину или на ожог первой степени, и даже ты можешь оценить, насколько это болезненно.

— Мармион де Ревер Алджемен, — начал Фаринджер Болл самым торжественным тоном, — вы готовы подписаться под теорией о том, что эта планета ощущает наше воздействие?

— Конечно. И это готовы подтвердить также Салли Пойнт-Джефферсон, Миллард Эффиазос и Фабер Ник. Ты прекрасно знаешь, Фэрри, что никого из них нельзя заподозрить в подверженности “галлюцинациям” или “иллюзиям”, о чем можно судить по отчетам, которые они представляли вам по различным поводам, не стоящим сейчас упоминания.

Мэттью перебил ее высокомерным жестом и заговорил самым вкрадчивым тоном:

— Мадам Алджемен — прекрасная и умная женщина, весьма одаренная в финансовых делах, привыкшая к жизни в цивилизованных условиях; но она также привыкла иметь дело с людьми столь же утонченными, сколь и она сама. Я опасаюсь того, что здесь она попала под влияние неких примитивных увлечений. Такая изысканная леди, как наш председатель... — Мэттью пожал плечами, но был вознагражден румянцем, покрывшим аристократические скулы и стройную шею Мармион. — В интересах Интергала я прошу — нет, требую — очистить планету от всех жителей этой колонии за их почти единодушное сопротивление, умышленные диверсии против экспедиций Интергала, чему есть слишком много примеров. Я также обвиняю майора Янабу Мэддок в измене; капитанов О'Ши и Грина — в преднамеренных актах диверсии и саботировании этого расследования; доктора Шона Шонгили — в преднамеренных преступлениях против Интергала, с которым он подписал контракт, включая предумышленное убийство; Клодах Сенунгатук — в... — Он сделал паузу, чтобы свериться с записями.

— О, высокие звезды небесные, — со смехом воскликнула Мармион, — сколько же людей ты уже выкрал из дома посреди ночи и держишь тут под стражей из-за этих смехотворных сфабрикованных обвинений?

— Рано смеешься, Мармион, — жестко сказал Мэттью. — Не стоит смеяться, учитывая то, что общественные лидеры были убиты с целью не позволить им раскрыть местонахождение залежей руд служащим Интергала.

К счастью, его длинный перечень дал Мармион время снова обрести хладнокровие и ее несокрушимое чувство юмора.

— И не забудь предъявить обвинение тому, кто якобы соблазнил меня этими примитивными увлечениями, Мэттью. — Она по-детски подмигнула ему и добавила пренебрежительно:

— Будь разумным, Мэттью, и считайся с фактами, в сборе которых ты участвовал. Вскрытие отчетливо показало смерть в результате несчастного случая...

— Высокотоксичным растениям намеренно позволили заполонить месторождения...

— ..и вырасти за одну ночь? Но это же бред, Мэттью, — резко ответила Мармион. — Как может кто-либо приказать растению вырасти в нужном месте, иначе как посадив его там и удобряя в течение соответствующего времени? Кроме того, ты был так занят преследованием невинных людей и попытками обвинить их во всех возможных преступлениях, что не нашел времени заглянуть в досье четырех “убитых”. Джеймс Саток, Джеймс Унидак Рейли, Клэнси Ньянгатук и Союк Ишунт были с позором уволены из Интергала за мошенничество и операции на черном рынке.

— Я не получал таких сообщений, — ответил Мэттью, оборачиваясь к Брэддоку. Молодой человек пожал плечами, но его испуганное лицо выражало вину и огорчение. — Кроме того, у меня есть доказательства того, что высокотоксичные отростки шипастой ежевики были специально посажены в пещерах в четырех или более поселениях, чтобы помешать войти в них и открыть богатые рудные залежи!..

— Подождите! — оборвал его Фаринджер Болл, стукнув кулаком по столу. — Все это не относится к делу, Мэттью. Особенно если Мармион говорит, что мы можем собирать лекарственные растения и добывать некоторые руды... Какие, Мармион?

70
{"b":"18778","o":1}