ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С восходом Алой Звезды, — вскользь бросила Лесса.

Что-то изменилось в тоне девушки, и Ф'лар быстро поднял взгляд. Теперь на лице её нельзя было заметить и следа раздражения из-за пропущенного утром зрелища. Глаза Лессы уставились куда-то в пустоту, лоб прорезали морщинки тревоги, губы плотно сжались.

— На рассвете… да, на рассвете сны предостерегают нас… — пробормотала она.

— О чем ты? — спросил Ф'лар удивлённо.

— Это случилось утром… за несколько дней до того, как ты и Фэкс нагрянули в Руат… Что-то разбудило меня… что-то очень тревожное… оно создавало ощущение близкой беды.. — Лесса помолчала. — Алая Звезда только что взошла на северо-востоке. — Она прижала руки к груди; внезапно тело её передёрнулось. Девушка подняла взгляд на Ф'лара. — Вы с Фэксом тоже пришли с северо-востока, из Крома, — резко сказала она. — Да, все так и было. — Он улыбнулся ей, живо представляя то утро. — Разве я оказал тебе плохую услугу? — добавил он и, как бы подчёркивая свои слова, широким жестом обвёл огромную пещеру. — Но ты, кажется, вспоминаешь об этом без особой радости?

Лесса смерила всадника холодным непроницаемым взглядом.

— Опасность приходит под разными масками.

— Согласен, — дружелюбно ответил Ф'лар, полный решимости не поддаваться и сохранять самообладание. — У тебя бывали ещё такие внезапные пробуждения? — небрежно спросил он.

Мёртвая тишина воцарилась в комнате. Удивлённый, он взглянул на Лессу. Лицо её было мертвенно-бледным.

— В тот день, когда Фэкс напал на холд Руат… — прошептала она едва слышно. Глаза девушки были широко открыты и неподвижны, пальцы с побелевшими костяшками вцепились в край стола. Она молчала так долго, что Ф'лар уже начал беспокоиться.

— Расскажи, — мягко попросил он.

Она заговорила — невыразительным, бесстрастным голосом, словно читала одну из обязательных баллад или рассказывала историю, произошедшую совсем с другим человеком.

— Я была ребёнком… мне было одиннадцать… всего одиннадцать Оборотов… Я проснулась на рассвете…

Голос её затих. Глаза по-прежнему смотрели куда-то в пространство, словно где-то там повторялись давным-давно случившиеся события. Страстное желание утешить Лессу охватило Ф'лара. Внезапно он понял, какой неизбывный ужас носит она в своём сердце. Его поразило, что он раньше не подумал об этом.

Мнемент сообщил ему, что Лесса очень обеспокоена. «Не хватает только, чтобы её душевные страдания пробудили Рамоту», — укоризненно добавил бронзовый. Потом тон его послания изменился. Он передал, что Р'гул вместе со своими юными учениками наконец-то вылетел, — но в таком настроении, что Хат, его дракон, совершенно сбит с толку… «Неужели тебе так необходимо будоражить всех и каждого в этом Вейре?» — Помолчи, — тихо бросил Ф'лар.

— Что? — спросила Лесса. Голос её был уже нормальным.

— Я не тебе, дорогая моя Госпожа, — заверил он, ласково улыбаясь и стараясь показать, что не заметил её странного оцепенения. — Последнее время Мнемент слишком часто лезет с советами.

— Каков всадник, таков и дракон, — съязвила она.

Рамота гулко зевнула. Лесса вскочила и бросилась к ней. Стройная, изящная фигурка девушки застыла перед громадной головой зверя. И пока Лесса смотрела в сияющие, переливчатые глаза Рамоты, лицо её понемногу прояснялось. Ф'лар скрипнул зубами. Он завидовал… Он готов был поклясться Золотым Яйцом, что завидовал дракону, которому доставалась вся эта любовь!

В его сознании возник прерывистый гул: Мнемент смеялся.

— Она голодна, — сообщила Лесса Ф'лару. Мягкая линия рта и сияние серых глаз ещё хранили отголосок нежности, вызванной пробуждением её королевы.

— Она всегда голодна, — заметил Ф'лар и поплёлся за ними к выходу из вейра.

Мнемент галантно парил над самым карнизом, ожидая, когда взлетит Рамота. Она скользнула вниз в огромную чашу Бендена, промчалась над окутанным туманом озером и приземлилась у площадки для кормления на противоположном конце вытянутого овала, образующего дно Вейра. В испещрённых бороздами стенах темнели отверстия туннелей, ведущих в вейры. Карнизы перед ними были пусты. Прежде, в это время дня, на них всегда сидело несколько драконов, гревшихся в лучах зимнего солнца. Ф'лар оседлал гладкую бронзовую шею Мнемента и, любуясь полётом королевы, с надеждой подумал о потомстве, зреющем в её чреве. Он верил, что первая же кладка Рамоты затмит воспоминания о жалкой дюжине яиц, которые обычно откладывала Неморта.

Бронзовый самодовольно поддакнул ему, и они оба одновременно посмотрели на молодую королеву. Она была вдвое больше Неморты, с крыльями раза в полтора длиннее, чем у Мнемента — самого крупного из семи бронзовых самцов. Ф'лар рассчитывал на потомство Рамоты, надеясь заселить пять пустующих Вейров. И вообще Ф'лар верил, что вместе с Лессой они смогут восстановить гордость и славу Племени Дракона, а значит, и всего Перна. Лишь бы хватило времени. Алая Звезда сверкнула в отверстии Глаз-камня. Скоро начнут падать Нити… Когда именно, Ф'лар не знал. Может быть, в летописях одного из заброшенных Вейров он найдёт ответ. Мнемент приземлился. Ф'лар спрыгнул с бронзового и встал рядом с Лессой. Все трое смотрели, как Рамота, ухватив передними лапами пару крупных птиц, поднималась к ближайшему карнизу.

— Неужели она всегда будет столько есть? — спросила Лесса с тревогой и нежностью в голосе. Раньше Рамота ела, чтобы расти. Теперь же, достигнув полной зрелости, она продолжала есть ради своего потомства и занималась этим весьма добросовестно.

Ф'лар рассмеялся и присел на корточки. Подобрав несколько драконьих чешуй, он стал швырять их вдоль гладкой поверхности площадки, по-мальчишески считая клубы взбиваемой пыли.

— Придёт время, когда она перестанет есть все, что попадается на глаза, — заверил он Лессу. — Но она ещё слишком молода…

— И должна набираться сил, — закончила Лесса, подражая менторскому тону Р'гула.

Ф'лар взглянул на неё снизу вверх, щурясь от лучей зимнего солнца, повисшего над краем чаши.

— Она уже выросла и выглядит превосходно. Особенно в сравнении с Немортой. Впрочем, какое тут может быть сравнение. — Он презрительно фыркнул. — Однако перейдём к делу. Смотри-ка сюда.

Ф'лар показал пальцем на полосу разглаженного песка, и Лесса увидела, что его игра с чешуйками не была праздным занятием. Перед ней возник план, который всадник быстро дополнил несколькими линиями и камешками.

— Чтобы дракон мог лететь в Промежутке, он должен знать, куда ему лететь. И ты, кстати, тоже. — Ф'лар усмехнулся, заметив, как сердито блеснули её глаза. — Да, последствия прыжка наобум могут оказаться трагическими. Если всадник плохо представляет себе опорные точки, то может застрять в Промежутке вместе с драконом. Эти точки — или ориентиры — изучают все юноши. Посмотри, — он показал на свой чертёж, затем в сторону пика Бенден, — вот первая точка — Звёздная Скала и рядом с ней — Каменный Палец. Когда мы взлетим, ты поднимешься к Звёздной Скале — так, чтобы увидеть отверстие в Глаз-камне. Пусть эта картина навсегда сохранится в твоей памяти. Передай её Рамоте — и она всегда приведёт тебя домой.

— Понятно, — кивнула девушка. — Но как я получу представление о местах, которые никогда не видела?

Ф'лар улыбнулся.

— Будем тебя учить. Сначала твой учитель, — он улыбнулся и ткнул себя пальцем в грудь, — а затем ты посетишь все точки, причём их мысленные образы Рамота получит от своего учителя. — Ф'лар указал на Мнемента. Бронзовый опустил длинную голову — так, что один его огромный глаз засиял прямо перед лицами людей — и издал негромкое довольное рычание.

При виде сверкающего глаза, повисшего перед ней, словно инкрустированное драгоценными камнями круглое зеркало, Лесса рассмеялась и с неожиданной нежностью погладила мягкий нос зверя. Удивлённый, Ф'лар поперхнулся. Он знал, что Мнемент питает исключительную привязанность к молодой Госпоже Вейра, но никак не ожидал, что она отвечает бронзовому взаимностью. Почему-то его это огорчило.

38
{"b":"18779","o":1}