ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ф'лар вкратце объяснил ей ситуацию. Когда он упомянул «Песню о покинутых Вейрах», Лесса вздрогнула.

— Я тоже не могу забыть её мелодию… Наверное, в ней скрыто что-то важное… но это нужно понять. — Взяв обеими руками чашу с вином, Лесса невидящим взглядом уставилась в стену. — «Быть может, они унеслись туда, где Нити другим грозят», — медленно продекламировала она и повторила, — «унеслись туда, где Нити… грозят…»

Вдруг глаза её сверкнули.

— Унеслись — туда, улетели — прочь! — закричала она, и неожиданно вскочила — Вот что! Все пять Вейров отправились в будущее! Только в какое время?

Изумлённый Ф'лар резко повернулся к ней.

— Да, конечно! Они направились в будущее, к нам! Туда, где Нити грозят другим. Пять Вейров, полные драконов и всадников, — повторила Лесса взволнованно.

— Нет, невозможно! — воскликнул Ф'лар, на лбу его выступила испарина.

— Но почему? — возразил Робинтон. Руки арфиста дрожали. Пытаясь скрыть дрожь, он ухватился за край стола. — Разве это не решает вопрос? И разве не объясняет, почему они исчезли так неожиданно, не оставив никаких сообщений, кроме песни, полной загадок?

Ф'лар откинул со лба прядь волос.

— Да, объясняет, — признал он. — Ясно, что они не могли оставить никаких указаний — иначе все предприятие оказалось бы под угрозой. Точно так же, как я не мог рассказать Ф'нору о трудностях, с которыми ему предстоит столкнуться. Но каким образом они смогли бы попасть сюда — если предположить, что они намеревались перенестись в наше время? Как они бы узнали, что нам нужна помощь — и когда она нужна? Как смогли бы дать ориентиры драконам — ориентиры во времени, которое ещё не наступило?

— Кто-то должен отправиться к ним, чтобы сообщить эти ориентиры, — тихо произнесла Лесса.

— Ты сошла с ума! — закричал Ф'лар, лицо его исказила тревога. — Не смей даже думать об этом! Ты уже забыла, что с тобой было сегодня? Прыжок на десять Оборотов в прошлое оставил тебя без сил, а ты рассуждаешь о том, что надо отправиться на четыреста Оборотов назад! Во время, которое мы не можем себе представить даже приблизительно!

— Но разве Перн не стоит того? — печально спросила она.

Ф'лар схватил её за плечи, встряхнул, потом прижал к груди. Отчаяние застыло в его глазах.

— Перн не может потерять тебя и Рамоту… И… я не могу.. — Голос всадника стал тихим и напряжённым. — Лесса, Лесса, не смей так говорить, не перечь мне!

— Э-э, возможно, найдётся более безопасный способ осуществить это… причём — в ближайшее время, моя Госпожа. — Робинтон явно хотел разрядить обстановку. — Кто знает, что ждёт нас завтра? Во всяком случае, нельзя ничего предпринимать, не обдумав все, вплоть до мелочей.

Лесса пристально посмотрела на Робинтона.

— Вина? — смутившись, предложил арфист, приподнимая кувшин.

Рубиновая струйка потекла в чашу, и её плеск вывел из оцепенения Лессу и Ф'лара.

— Рамота не боится. Она готова попробовать, — сказала Лесса, упрямо поджав губы.

Ф'лар метнул свирепый взгляд на золотую королеву, которая, изогнув шею, наблюдала за людьми из своего вейра.

— Рамота молода и безрассудна! — отрубил он — и тут же уловил мысли Мнемента.

Лесса откинула голову и расхохоталась. Гулкое эхо ответило ей, прокатившись под высокими сводами зала.

— Я тоже не прочь немного посмеяться, — язвительно заметил Робинтон.

— Прости, мастер. Мнемент сказал Ф'лару, что он, конечно, не так молод и не слишком безрассуден, но тоже не боится. Он говорит, что это всего лишь один длинный шаг, — объяснила Лесса, утирая с глаз слезы. Ф'лар угрюмо выглянул в коридор, в конце которого на своём обычном месте отдыхал Мнемент.

«Приближается дракон с грузом, — невозмутимо сообщил бронзовый. — Молодой Б'рант на своём Фанте и с ним — Лайтол».

— Наверно, нас снова ждут плохие вести, — заметила Лесса уже без улыбки.

— Лайтолу нелегко летать на чужом драконе и посещать Вейр, Лесса Руатская, — жёстко произнёс Ф'лар. — Не нужно мучить его насмешками. Лесса опустила глаза. Выговор, сделанный в присутствии Робинтона, обидел её.

Тяжело ступая, Лайтол внёс в зал Совета огромный, свёрнутый трубкой ковёр. С другого конца ковёр поддерживал молодой Б'рант — он взмок от напряжения. Середина длинного свёртка провисала и шаркала по гладким каменным плитам. Управляющий Руата отвесил глубокий поклон Рамоте и жестом попросил молодого всадника помочь ему развернуть гобелен. Когда громадное полотнище раскинули на полу, Ф'лар понял, почему мастер Зург запомнил его. Да, эта вещь была старой, но краски оставались яркими и полными жизни. Главное, однако, заключалось в сюжете, изображённом на ней мастерами древности.

— Мнемент, пошли кого-нибудь за Фандарелом, — приказал Ф'лар. — Пусть передадут, что в Вейр доставлен гобелен с изображением огнемёта. — Это гобелен из Руата! — с негодованием вскричала Лесса. — Я помню его с детства — он висел в главном зале и ценился больше всего остального богатства холда! Где ты нашёл его? — Сверкая глазами, она повернулась к Лайтолу.

— Госпожа, теперь он снова вернётся туда, где находился сотни Оборотов, — бесстрастно сказал управляющий. Он присел на корточки и благоговейно коснулся пальцами плотной ткани. — Работа великих мастеров… Какие краски, узор, рисунок! Целая жизнь ушла на подготовку ткацких станков для него, а чтобы выполнить такую работу, нужны усилия всего цеха!

Ф'лар прошёлся вдоль края огромной картины и с сожалением покачал головой. Гобелен лежал на полу, что мешало должным образом оценить это великое произведение искусства. Но само изображение можно было рассмотреть хорошо. В верхней части картины сверкала бронзой армада из трех плотно сомкнутых Крыльев. Драконы, извергая пламя, сжигали серебристые пряди Нитей, которые опускались с сияющего голубизной неба «Осень, — решил Ф'лар, — несомненно осень — в более тёплую погоду небеса не могли бы отливать такой пронзительной голубизной». Его внимание привлекла нижняя часть гобелена. Жёлтая листва на деревьях, покрывающих склоны гор, подтвердила его догадку. Очертания скал, их серый цвет говорили, что изображена долина Руата. В центре, из распахнутых дверей холда выходили люди, сгибаясь под тяжестью цилиндров, которые они несли на спинах. Да, именно об этом говорил Зург! Трубки в руках защитников холда испускали струи огня, направленные на Нити. Те извивались и корчились, безуспешно пытаясь зарыться в землю.

Лесса, внимательно изучавшая изображение холда, неожиданно вскрикнула. Ф'лар с тревогой посмотрел на неё.

— Что? Ты узнала свой Руат?

— Да… и в то же время — нет, — озадаченно ответила она, разглядывая детали бронзового орнамента дверей холда.

Лайтол хмуро посмотрел на Госпожу Вейра и подтвердил, указав на вытканную дверь:

— Действительно, это наша дверь. Я перешагнул её порог всего час назад. Однако, если приглядеться — пожалуй, не все похоже. — Он мрачно уставился на ковёр у своих ног. — Главное, что тут изображены устройства, которые хочет изучить Фандарел, — сказал Ф'лар, разглядывая огнемёт. Сможет ли мастер-кузнец изготовить такие же? Если Фандарел откажется, их не сделает никто.

Однако кузнец был полон энергии и далёк от сомнений. Прилетев в Вейр, он улёгся на ковёр и, чуть ли не уткнувшись носом в ворс, принялся изучать детали конструкции. Он ворчал, крякал, бормотал и, наконец, усевшись на гобелен рядом с изображением огнемёта, принялся набрасывать чертёж.

— Это было сделано… Значит, можно сделать… И будет сделано! — Гремел его голос, пока зажатое в огромных пальцах стило с удивительной лёгкостью скользило по пергаменту.

Узнав от молодого Б'ранта, что ни он, ни Лайтол ещё не ели, Лесса велела поднять наверх кла, хлеб и мясо. Склоняясь под тяжестью подноса с блюдами, она с улыбкой подносила мужчинам еду и потом несколько раз бегала к шахте подъёмника за добавкой. Удивительно, что Лайтолу Лесса уделила гораздо больше внимания, чем самому Предводителю Вейра. Наконец, она двинулась в наступление на Фандарела — тростинка против могучего, кряжистого дуба — и заставила кузнеца сойти с гобелена, чтобы немного поесть и выпить ила.

58
{"b":"18779","o":1}