ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ошиблась? Как же я могла… — покачнувшись, выдохнула Лесса. Голова ещё кружилась, и те несколько шагов, что прошла она по двору холда, почти лишили её сил. Лайтол приблизился и осторожно взял девушку за руку. Со стороны ворот подошли Т'тон и Мардра.

— Не волнуйся, ничего страшного не произошло, — сказал управляющий Руата. В глазах его плясали огоньки, на губах играла улыбка. — Ты просто проскочила через день. Отправляйся в Промежуток и вернись на два дня назад. Вот и все. — Лайтол смотрел на озадаченное лицо девушки, и его улыбка становилась все шире. — Все в порядке, — повторил он и сжал её руку. — Выбери тот же час и то же место, но мысленно представь Ф'лара, Робинтона и меня здесь, на плитах двора. Представь Мнемента на главной башне и голубого дракона, сидящего на стене. И отправляйся!

«Мнемент был тут?» — В ментальном сигнале Рамоты чувствовалось нетерпение. Она вытянула в сторону Лессы клиновидную голову, и её громадные глаза заискрились.

— Не понимаю… — простонала Лесса, поднимая ладони к вискам. Головокружение почти прекратилось, но привычная ясность мысли ещё не вернулась к ней.

— Все просто, — повторил Лайтол. — Сделай так, как я говорю. — В поисках поддержки он повернулся к Т'тону. — Все, как предупреждал Ф'лар. Совершив прыжок в недавнее прошлое, рискуешь оказаться в двух местах одновременно — а это вызывает сильнейшее потрясение. Наверно, Лесса опять его испытала, когда вы остановились двенадцать Оборотов назад.

— Ты знаешь об этом? — вскричал поражённый Т'тон.

— Конечно. Быстрей отправляйтесь на два дня назад. Понимаешь, я знаю, что вы поступите так. В том, более раннем времени, увидев вас, я буду удивлён. Но сейчас, этим вечером, мне уже известно, что вы появились над Руатом двумя днями раньше. Отправляйтесь скорее, прошу вас. — Лайтол посмотрел на Лессу. — Ф'лар почти обезумел… он думает, ты — погибла…

Глаза Лессы наполнились слезами.

— Он опять будет трясти меня. — Она всхлипнула, как обиженный ребёнок.

— Лесса! — Т'тон взял её за руку и повёл к Рамоте. Золотая королева присела и опустила шею, помогая девушке занять своё место.

Теперь Т'тон взял командование на себя. Через своего Фидранта он сообщил всадникам ориентиры, переданные Лайтолом, добавив к ним с помощью Рамоты образ Мнемента.

Холод Промежутка привёл Лессу в чувство. Ледяная безбрежная тьма на миг сомкнулась вокруг неё и затем снова сменилась тёплым весенним небом Руата. Вокруг, словно гигантские разноцветные птицы, плыли в воздухе драконы, их трубные голоса звучали аккордами торжественного гимна. Внизу появились остроконечные сумрачные скалы, башни и стены холда, двор — с полосой света, льющегося из распахнутой настежь двери… Лайтол, изумлённо поднявший голову, высокая фигура Робинтона и рядом — Ф'лар.

Рёв Мнемента прокатился над холдом, над всей долиной Руата. Рамота поспешно ринулась вниз и, едва Лесса ступила на каменные плиты, её королева взмыла к верхушке башни. Сплелись шеи, бронзовая и золотая, сияющие глаза драконов померкли, затянулись дымкой…

Лесса, не в силах даже пошевелиться, стояла там, где её оставила Рамота. Она смутно чувствовала, что рядом были Т'тон, Мардра, ещё какие-то люди, всадники, женщины… Но видела она только бегущего через двор Ф'лара. Ей хотелось шагнуть к нему, протянуть руки, но странная слабость сковывала тело.

Ф'лар схватил Лессу, прижал к груди так крепко, словно опасался, что она выскользнет из его объятий и опять растворится в ледяном мраке Промежутка. Казалось, обычная сдержанность и холодная ирония покинули его — радость и изумление светились в его глазах.

— Лесса, Лесса, — повторял Ф'лар, как заклинание. Он коснулся ладонью её виска, щеки, шеи… потом жадно приник к губам, нежным и сухим, хранившим вкус ветров времени. Он целовал её снова и снова — но вдруг оторвал от себя и крепко сжал руками плечи девушки. — Лесса, если ты когда-нибудь ещё… — начал Ф'лар, подкрепляя каждое слово хорошим встряхиванием. Вокруг засмеялись, и он поднял голову, недоуменно оглядывая незнакомых улыбающихся людей.

— Я говорила, что он будет меня трясти, — сказала Лесса, смахивая с ресниц слезы. — Но, Ф'лар, послушай… я привела их… привела всех, кроме Вейра Бенден. Покинуты пять Вейров… я позвала их — и они здесь.

Ф'лар поглядел в небо поверх голов окруживших его всадников. Тучи драконов, крыло к крылу, спускались в долину Руата. Они были повсюду — зеленые и голубые, коричневые и бронзовые, золотые — целое Крыло золотых королев!

— Ты привела Вейры? — ошеломлённо переспросил Ф'лар.

— Да, ты же видишь! Вот Мардра и Т'тон из Форт Вейра, Д'рам — Предводитель Исты и…

Ф'лар прервал её, обняв за хрупкие плечи, затем повернулся к всадникам и протянул в приветствии руку.

— Смогу ли я сказать, как благодарен вам? — произнёс он и замолчал — может быть, впервые в жизни не сумев выразить словами то, что переполняло его сердце.

Т'тон выступил вперёд и крепко пожал руку молодого вождя Бендена.

— Мы привели тебе тысячу восемьсот драконов, семнадцать золотых и весь народ наших Вейров. — И ещё огнемёты — их тоже захватили! — возбуждённо вставила Лесса.

— Но отважиться на такой перелёт… это… это… — в восхищении пробормотал Ф'лар.

Т'тон рассмеялся.

— Лесса, твоя Лесса вела нас!

— А путь указывала Алая Звезда! — добавила девушка.

— Мы — всадники, — торжественно произнёс Т'тон, — как и ты, Ф'лар Бенденский. И если Нити снова летят сквозь небеса Перна, мы должны быть здесь и сражаться с ними. Это — дело всадников! Когда бы ни случилась беда — в любом столетии!

Глава 10

Бей, барабан, трубите, горны, —

Час наступает чёрный.

Мечется пламя, пылают травы

Под Алой Звездой кровавой.

В тот предзакатный час, когда драконы пяти Вейров возникли в небе Руата, Ф'нор и его молодые всадники возвратились с Южного материка в Бенден. Их терпение и силы были на исходе: с облегчением и радостью увидели они знакомые очертания скалистых пиков и стены с чернеющими отверстиями пещер, покинутые ими два дня назад Для них эти два дня равнялись четырём Оборотам. Когда Предводитель Вейра и его Повелительница шагнули в полумрак королевского вейра, направляясь к комнате Совета, Р'гул приветствовал их новостями о появлении Ф'нора с отрядом из семидесяти двух новых драконов. Он, правда, добавил, что их всадники вряд ли смогут участвовать в битве над Телгаром.

— В жизни не видел настолько измученных и истощённых людей. Не понимаю, что с ними случилось, — пожал плечами Р'гул, — ведь там, на Юге, столько солнца, изобилие еды и, кстати, никаких обременительных обязанностей.

Ф'лар и Лесса переглянулись.

— Ну, ты же знаешь, что заботы о молодых драконах отнимают много сил, — протянул Ф'лар. — К тому же, межвременные прыжки — довольно утомительное занятие. Ты сам выглядел бы не лучше.

— Я воин, а не слабая женщина, — проворчал старый всадник. — Чтобы довести меня до такого состояния, нужно что-нибудь пострашнее блошиных скачков из Оборота в Оборот.

— Они скоро придут в себя, — сказала Лесса.

— Им стоит поторопиться. — Р'гул озабоченно потёр подбородок, — если мы хотим очистить небеса Перна от Нитей.

— Здесь у нас больше не будет никаких трудностей, — спокойно заверил его Ф'лар.

— Никаких трудностей? Когда в Вейре всего полторы сотни драконов?

— Уже больше двухсот, — поправила его Лесса.

Не обращая на неё внимания, Р'гул спросил с тревогой:

— А огнемёты? Удалось кузнецу сделать огнемёты?

— Конечно, — широко улыбаясь, заверил Ф'лар.

Огнемёты, доставленные из прошлого, уже были переданы Фандарелу. Без сомнения, сейчас работали каждый горн и каждая кузница на Перне. Через несколько часов старинное оружие наверняка удастся воспроизвести. По словам Т'тона, в его времена холды имели множество огнемётов для уничтожения Нитей на земле. За время долгого Интервала это устройство вышло из употребления и было прочно забыто. Но Д'рама не меньше заинтересовал распылитель кислоты, так как изобретение Фандарела позволяло одновременно удобрять почву.

63
{"b":"18779","o":1}