ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мнемент подобрал крылья, чтобы проскользнуть в узкий просвет ущелья, ведущего из Крома в Руат. Когда он вынырнул по ту сторону скалистого разлома, разница между двумя холдами потрясла Ф'лара.

Ожидание удачи покинуло его. Осматривая предыдущие четыре холда, он все ещё надеялся, что Поиск завершится в Руате. Конечно, была та миниатюрная брюнетка… дочь мастера-ткача из Набола… И ещё высокая гибкая девушка с огромными глазами, отец которой служил помощником управляющего в Кроме… Однако… Окажись на месте Ф'лара другой бронзовый всадник — С'лел, К'нет или Д'нол — они, безусловно, подумали бы о любой из этих девушек как о возможной подруге, даже если бы ни та, ни другая не стала Госпожой Вейра.

Ф'лар все время убеждал себя, что на юге найдёт нечто гораздо более подходящее. Однако теперь, при виде постигшего Руат разорения, его надежды испарились. Он бросил взгляд вниз и увидел, как знаменосец Фэкса наклонил стяг, приглашая спуститься.

Подавив разочарование, Ф'лар направил Мнемента ж земле. Фэкс, отдав команду остановиться, во главе своего отряда поджидал всадника Он показал на заброшенную долину и саркастически усмехнулся.

— Вот великий и древний Руат, на который ты так надеялся.

Ф'лар холодно улыбнулся в ответ. Он старался скрыть удивление, вызванное словами Фэкса. Неужели, когда он, Ф'лар, решил продолжать Поиск в других холдах, его намерения были столь ясны лорду Плоскогорья? Или это просто удачная догадка?

— Теперь я понимаю, почему изделия твоего родового холда завоевали славу лучших, — выдавил Ф'лар. Стоящий позади Мнемент рявкнул, и всаднику пришлось резко осадить его — неприязнь бронзового дракона к Фэксу проявлялась слишком открыто. Реакция дракона была тем более удивительна, что никак не провоцировалась его хозяином. Конечно, он не испытывал бы сожалений в случае смерти Фэкса — но только не от огненного дыхания Мнемента.

— Немного добра поступает мне из Руата, — сказал Фэкс голосом, больше похожим на рычание. Он резко дёрнул поводья своего скакуна, и свежая кровь окрасила пену возле удил. Животное откинуло голову назад, чтобы ослабить болезненное давление железа, но Фэкс с яростью ударил его между ушей. Ф'лар понимал, что гнев лорда вызван не столько непокорностью животного, сколько видом запущенной и бесплодной долины Руата.

— Я — верховный правитель, — продолжал Фэкс. — Никто не оспаривает этот факт. Над Руатом простёрты моё право и моя рука. Холд должен платить дань своему властелину…

— И голодать большую часть года, — сухо заметил Ф'лар, окидывая взглядом долину. Лишь отдельные поля были вспаханы. Немногочисленные стада бродили по скудным пастбищам. Сады зачахли. Цветущие деревья, в изобилии покрывавшие долину Крома, встречались лишь изредка, казалось, что цветы их не желают раскрываться в столь унылом месте. Хотя солнце стояло высоко, ни на фермах, ни в полях не было даже намёка на оживление. Атмосфера гнетущей безысходности царила вокруг. — Моему правлению в Руате сопротивляются.

Ф'лар бросил взгляд на Фэкса. В голосе лорда послышалась жестокость, лицо помрачнело; видимо, бунтовщикам Руата уготованы ещё большие неприятности. К ненависти, которую Фэкс испытывал к Руату и его обитателям, примешивалось другое чувство, пока ещё неясное Ф'лару. Едва ли это был страх: несомненно, Фэкс обладал мужеством и непробиваемой самоуверенностью.

Отвращение? Нерешительность? Суеверие? Ф'лар не сумел бы дать чёткое определение странному нежеланию Фэкса приближаться к воротам Руата. Эта перспектива явно не прельщала его и теперь, — находясь вблизи непокорного холда, он не мог сдержать раздражения.

— Какая глупость со стороны руатцев, — с дружелюбной усмешкой сказал Ф'лар.

Фэкс резко обернулся, ладонь нависла над рукоятью меча, глаза сверкнули. Ф'лар с невольным удовлетворением почувствовал, что узурпатор действительно может обнажить оружие против всадника! И он был почти разочарован, когда лорд, взяв себя в руки, натянул поводья своего скакуна, пришпорил его и неистово ринулся вниз, в долину.

«Мне все-таки придётся его убить», — подумал Ф'лар, и Мнемент, соглашаясь, расправил крылья.

Ф'нор опустился рядом с бронзовым всадником.

— Кажется, он чуть было не набросился на тебя, — в глазах Ф'нора плясали огоньки, губы кривились в хитрой улыбке.

— Он остыл, вспомнив, что подо мной дракон.

— Берегись, бронзовый. Скоро он захочет убить тебя.

— Если сможет!

— Фэкса считают непобедимым бойцом, — заметил Ф'нор уже без улыбки. Мнемент захлопал крыльями, и Ф'лар машинально шлёпнул его по громадной шее.

— Считаешь, что я уступаю ему? — спросил Ф'лар с плохо скрываемым раздражением.

— Насколько я знаю, нет, — быстро ответил Ф'нор. — Я не видел его в деле, но то, что я слышал, мне не нравится. Он частенько убивает людей — по поводу и без повода.

— И поскольку мы, всадники, не жаждем крови, нас не опасаются? — резко спросил Ф'лар. — Тебе стыдно, что ты так воспитан?

— Нет, мне — нет! — протестующе воскликнул Ф'нор, смущённый тоном командира. — И другим из нашего Крыла тоже! Но иногда люди Фэкса так смотрят на нас… что я невольно хочу, чтобы появился какой-нибудь повод для драки.

— Драка нам, возможно, ещё предстоит. Здесь, в Руате, происходит что-то такое, от чего наш благородный лорд теряет почву под ногами. Мнемент, а за ним и Кант, коричневый зверь Ф'нора, расправили крылья и захлопали ими, пытаясь привлечь внимание всадников. Ф'лар пристально посмотрел на бронзового; тот склонил голову к плечу человека, его огромные глаза, подобно опалам, переливались в лучах солнца.

— В этой долине скрыта какая-то таинственная сила, — пробормотал Ф'лар, пытаясь понять, что могло встревожить дракона.

— Да, что-то тут есть, — согласился Ф'нор. — Даже мой коричневый волнуется.

— Спокойно, брат, спокойно, — предостерёг Ф'лар. — Подними Крыло в воздух. Обыщем-ка долину. Я должен был догадаться — предчувствие не оставляло меня. До чего же поглупели всадники, особенно в последнее время!

Глава 4

Холд опустел,

Пуст его двор,

Скалы пеплом покрыты.

Голы поля,

Люди ушли,

Все надежды забыты.

Лесса аккуратно выгребала золу из очага, когда запыхавшийся посыльный, шатаясь, ввалился в главный зал холда. Она скорчилась у камина, стараясь слиться с закопченой стеной, чтобы управляющий не заметил и не выгнал её. Зная, что он собирается задать трёпку главному портному за то, что товары для отправки в холд Фэкса никуда не годятся, Лесса постаралась устроить все так, чтобы с утра работать именно здесь.

— Фэкс едет! Вместе со всадниками… — едва переступив порог, выдохнул посыльный.

Управляющий, собиравшийся было влепить мастеру затрещину, в удивлении отвернулся от своей жертвы и с явным подозрением уставился на посыльного — молодого фермера с окраины руатской долины, потом медленно занёс руку.

— Как ты осмелился покинуть свой надел? — рявкнул он, и первым же ударом едва не сбил парня с ног. Тот вскрикнул и согнулся, пытаясь избежать второй пощёчины. — Значит, всадники? И сам Фэкс? Ха! Фэкс не любит Руат. Вот тебе! Вот! Ещё!

От ударов голова несчастного вестника моталась из стороны в сторону. Запыхавшись, управляющий свирепо оглядел мастера и двух своих помощников. — Кто пустил сюда этого парня с его дурацким известием?

Управляющий шагнул к выходу из главного зала, но не успел прикоснуться к массивной железной ручке, как дверь распахнулась, и, чуть не сбив его с ног, с мертвенно-бледным лицом в зал ворвался старший дозорный.

— Всадники! Драконы! По всей долине! — вопил он, яростно размахивая руками. Схватив управляющего за плечо, он потащил оцепеневшего чиновника во двор, чтобы подтвердить истинность своих слов. Лесса выгребла последнюю кучку золы. Прихватив ведро и совок, она выскользнула из главного зала. На её лице, скрытом завесой спутанных волос, сияла довольная улыбка.

Всадники в Руате! Какая удача! Она должна придумать, каким образом унизить или разозлить Фэкса, чтобы тот отказался от притязаний на Руат в присутствии людей Вейра! Тогда она заявит о своём праве, принадлежащем ей по рождению.

7
{"b":"18779","o":1}