ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего, если я прокачу ребят?

— Куда захочешь. Пол. Я твой должник за то, что в тебе сомневался.

— Да ладно, пап. Я понимаю, как это выглядело со стороны.

— Только подумать, — сказал мистер Джейкобс. — Человек на велосипеде, разбивающий стекла в машинах, чтобы продать побольше запасных! В жизни бы не поверил! Но вы, ребята, это доказали, и я горжусь, что Пол тоже приложил руку к разгадке тайны. Вернее, тайн — если считать ту девушку-имитатора.

— Да, — согласился Юпитер, — между этими делами связь только в том, что Сара пыталась подражать Уильяму Маргону и надеялась свалить вину на него.

— Но благодаря вам ее надежды не оправдались, — широко улыбаясь, сказал мистер Джейкобс.

Вскоре Пол уже вел грузовик по Прибрежному шоссе. На подъезде к Малибу Пит велел ему свернуть на Сайпресс Каньон Драйв. Проехав по ухабистой дороге, фургон остановился у большого белого дома. Только неоновые трубки вдоль карниза выдавали, что прежде это был ресторан. Высыпав из грузовика, ребята позвонили в дверь.

После нескольких секунд тишины послышался мерный стук приближающейся трости. Дверь открыл худой седеющий мужчина. Это был Гектор Себастьян, друг и наставник Трех Сыщиков. Себастьян, в прошлом частный детектив, обратился к сочинению детективных романов и пьес после несчастного случая, сильно повредив себе правую ногу.

— Привет, ребята, — сказал Себастьян. — Заходите.

Опираясь на палку, он провел их в гостиную и усадил за легким столиком перед камином.

— А где Дон? — спросил Юп.

Хоан Ван Дон, вьетнамский повар и помощник по дому, обычна сам открывал дверь посетителям.

— Он занят, — ответил Себастьян. — Собирается приготовить нам кое-что вкусное.

Писатель указал рукой в сторону террасы, примыкающей к застекленной фасадной стороне гостиной. С террасы открывался вид на Прибрежное шоссе и Тихий океан. В ее дальнем конце сидел худощавый молодой человек в белой рубашке и просторных черных брюках. Его ноги были закручены в позу «лотос», лишенные выражения глаза направлены и сторону океана. На лице были написаны отрешенность и сосредоточенность.

— Он собирается готовить? — усомнился Боб. — Скорее, похоже, что он медитирует.

— Так и есть, — согласился Себастьян. — Дон увлекся новой кулинарной передачей, которая идет по кабельному телевидению. Я прозвал тамошнего повара «гурман-гуру». Он рекомендует медитировать, прежде чем приступать к готовке. Говорит, что это очищает мозг и позволяет лучше сосредоточиться. И он прав. Я сам теперь каждый день медитирую, прежде чем сесть за компьютер.

— Не сомневаюсь, что это помогает, — сказал Юн. — Но какую кухню рекомендует этот гуру? — Он передернулся, вспоминая некоторые из тех экзотических и чрезвычайно полезных для здоровья блюд, которые Дон подавал сыщикам в их прошлые визиты.

— Не паникуй! — писатель рассмеялся. — Гурман-гуру готовит знаменитые блюда мировой кухни, так что еда у меня в доме стала не в пример лучше. Теперь, — продолжал мастер детективного жанра, — Расскажите мне о вашем последнем деле. От ваших намеков по телефону у меня разыгралось любопытство.

— Все началось с Пола Джейкобса, вот он, — сказал Юпитер, представляя нового друга сыщиков.

Боб вытащил записи, которые вел в ходе расследования, и через стол передал их Себастьяну.

Писатель склонился над ними и начал читать. Пока ребята ждали, сидевший на террасе Дон поднялся и скрылся за углом дома. Вскоре из кухни послышались приглушенный стук дверец и звяканье кастрюль.

Наконец Себастьян отложил записи Боба в сторону и откинулся на спинку стула.

— Ну и история. Если бы не ваше доказательство, я бы в жизни не поверил в замысел Уильяма Маргона. Его накажут?

— Да, — сказал Пит. — Его отец собирается вернуть деньги всем, у кого были разбиты стекла, а Уильяму судья назначил испытательный срок, до тех пор, пока тот не расплатится с отцом. В «Маргоне» его разжаловали в складские рабочие, и добиваться повышения он будет тяжелым трудом. Некоторое время ему придется обойтись без дорогих машин и модных шмоток

— Это должно привести его в чувство, — сказал Себастьян. — А что с Сарой Темпл?

— Ей тоже несладко, — сказал Боб. — К счастью, она не успела продать двойного орла, так что старый Джарвис не стал официально подавать на нее в суд. Но он забрал у нее машину, все приемники и электронные штучки и вообще все, что он ей покупал, и выгнал ее из дома.

— Суров, — сказал Себастьян. — Пожалуй он был прав, когда винил себя за ее закидоны.

— Пожалуй, — согласился Юпитер, — но не такой уж он бессердечный. Он поможет ей устроиться работать на радио, где ее талантам найдется применение, и по-прежнему будет платить за ее курсы по электронике в колледже. Но в остальном ей придется самой зарабатывать на жизнь.

— Да, похоже на то, что она и Уильям Маргон будут учиться на ошибках, — сказал Себастьян. — Срезав углы, к успеху не придешь.

Юпитер внезапно почувствовал, что по комнате распространяется изумительный аромат. При мысли о том, как долго еще придется ждать угощения Дона, у него потекли слюнки. Сдержав вздох, он сосредоточился на следующем вопросе Гектора Себастьяна.

— Юп, после твоей стычки с Сарой Темпл ты сказал, что она могла бы выйти сухой из воды даже после ареста Уильяма, — если бы не одна маленькая ошибка. Что это за ошибка?

— Она разбила не то окно, — сказал Юпитер. — Осознав это, я понял, что мы имеем дело с имитатором. Монета была забыта, на сиденье пассажира, поэтому Сара разбила стекло со стороны тротуара. А стеклобой, проезжая мимо машин, стрелял только по передним стеклам со стороны водителя. С мостовой он никак не мог выбить то окно.

— Имитатор, который не справился с имитацией, — сказал мистер Себастьян. — Еще один вопрос, Юп. Когда вы с Полом позвонили со свалки в полицию, вы еще не установили, что ваш велосипедист — Уильям Маргон. Вам было лишь известно, что он работает в «Маргон Гласс». Так откуда же Сара, которая вас подслушала, узнали, кого именно в фирме она должна предупредить?

Юпитер усилием волн отвлекся от наполнявшего комнату пряного аромата.

— Она и не знала, — ответил он. — Она просто позвонила в «Маргон» и описала велосипедиста тому, кто поднял трубку. А в компании абсолютно все знали Уильяма Маргона и его увлечение велосипедом, и под ее описание подходил только он.

— Значит, ей повезло, — сказал Себастьян, — вам тоже. Если бы не ее звонок, вам было бы гораздо труднее выяснить личность Уильяма и поймать Сару

— Мы бы все равно это сделали, — твердо сказал Боб.

— Вероятно, — согласился Себастьян. — Но позвольте поделиться с вами одним секретом, который я открыл за годы работы частным детективом: чуть-чуть везения может очень много значить. Много работы и чуть-чуть удачи — и можно разгадать любую загадку.

В этот момент на другом конце комнаты дверь, ведущая на кухню, широко распахнулась. В нее вошёл Дон, гордо неся перед собой поднос. Подойдя к столу, он расставил на нем пять маленьких металлических тарелочек и какие-то странные приспособления. В дне каждой тарелочки имелось шесть углублений. В каждом углублении лежала улитка в ракушке.

— Улитки! — объявил Дон, сияя. — Традиционный деликатес французской кухни. Любимое кушанье гурманов всего мира.

Четверо ребят едва сдерживали брезгливость. К счастью, Дон ничего не заметил. Себастьян усердно похваливал его кулинарные успехи, и повар удалился в кухню, улыбаясь.

Себастьян перевел взгляд на ребят и ухмыльнулся.

— Никто не может считать себя тонким ценителем, познав вкуса улиток, — заявил писатель.

— Хм… Спасибо, конечно, но я не уверен, что хочу стать тонким ценителем, — сказал Юп.

— Мы тоже, — присоединились к нему остальные трое.

— Да бросьте, — сказал Себастьян. — Уж если кому хватило храбрости заманить преступника в ловушку, то попробовать улитку он точно не побоится. Сейчас я вам покажу, как их едят.

Взяв в левую руку какую-то штуковину вроде щипцов, писатель ухватил ею ракушку. Правой рукой он засунул глубоко внутрь улитки маленькую вилку с двумя зубцами. Вытащив сероватый, напоминающий резину комок, покрытый растопленным маслом и мелко нарубленной петрушкой, он закинул его себе в рот.

23
{"b":"1878","o":1}