ЛитМир - Электронная Библиотека

– Откуда ты знаешь? Ты проходил тестирование?

– Зачем? Все мужчины в моей семье имеют чутье на погоду. Нас не надо тестировать. – Он пожал плечами, прихлебывая горячий бульон из кружки.

– Но… но большинство людей хотят быть Талантами.

– Большинство людей хотят больше, чем им нужно, – ответил он. – Пока у меня есть «Мираки» и океан, по которому можно плавать на этом корабле, а также достаточно денег, чтобы поддерживать «Мираки» на плаву, я буду доволен жизнью.

Ровена уставилась на него, ошеломленная подобной философией.

– Это хорошая жизнь, Ровена. – И он утвердительно кивнул, улыбнувшись ей. – В любом мире должны быть такие, как я, довольные тем, что имеют, не протирая штаны в конторах и перекладывая бумажки.

Она уловила в его мозгу стойкое чувство долга, говорившее не об отсутствии тщеславия, а о совершенно ином образе жизни. Оно составляло неотъемлемую часть его врожденной честности и моральных принципов. Она слегка позавидовала такой уверенности в себе. Хорошо было бы так пожить, но кто же ей позволит! Это было самое обидное. С самого момента спасения из маленького вертолёта у неё не было другого пути в жизни.

– Ты счастливый человек, капитан Туриан, – вздохнула она, завистливо улыбнувшись.

– Почему, Ровена, ты иногда кажешься лет на десять старше, чем на самом деле?

– Иногда, капитан Туриан, я на десять лет старше, чем должна быть.

Это заинтриговало его, и девушка улыбнулась про себя. Если ничего больше не сработает, может быть, поможет загадочность.

– Придется изменить наши планы, – говорил тем временем он, расправив листок с метеосводкой и перечитывая её. – Мы не сможем вернуться в Приятную Бухту до начала шторма. И я не хочу, чтобы он застал нас с этой стороны островов. Зато у нас есть выбор, и я оставляю его за тобой, юнга.

– Моряк с вызовом взглянул на неё. – Мы можем пойти через довольно узкий пролив, – Туриан показал на быстро приближавшийся край острова Ислей, – и переждать на другой стороне Ионы. В нижней части Ионы есть хорошенькая бухточка. Там мы будем в безопасности и завтра спокойно вернемся домой.

Или мы можем повернуть в Ислейтаун, пришвартоваться там и переночевать на берегу.

– Ты – капитан.

– Проход через пролив может быть опасным при сильном отливе, а мы наверняка подойдем туда в разгар отлива.

– Но «Мираки» будет в большей безопасности на другой стороне острова, верно?

Он только улыбнулся в ответ.

– Тогда идем через пролив.

Теперь уже Ровена усмешкой ответила на его вызов.

Туриан ещё мгновение колебался. Пролив Ислей при сильном отливе – трудное испытание. Может, она и плавала на каникулах, но вряд ли ей приходилось сталкиваться с таким кипящим котлом, какой заваривается на стыке течения и быстрого отлива. Сам он часто проделывал такие переходы на «Мираки» и был полностью уверен в своих силах и хороших мореходных качествах судна. Она хотела приключение – она его получит.

Поэтому, когда «Мираки» обогнул Пустынные скалы, обозначавшие вход в пролив, он приказал девушке надеть спасательный жилет, решительно отвергнув любые её возражения и замечания в свой адрес.

– Приготовиться к повороту, юнга! – прокричал он ей сквозь шум прибоя, проплывая мимо Пустынных скал.

Когда все было сделано, Ровена впервые всмотрелась в бурлящие волны в узком проливе.

– Мы пойдем здесь? – спросила она, и моряк восхитился тем, как она ловко скрыла внезапно охвативший её страх.

– Ты говорила, что у тебя железный желудок. Сейчас проверим. – Он улыбнулся, глядя, как она крепко держится за поручни и как хорошо балансирует босыми ногами на качающемся «Мираки», пробираясь обратно в кубрик.

Туриан думал, что, наверное, это не самый милосердный способ проверки её морских качеств, но он гордился её мужеством. Девушка упорно не поддавалась страху, пока они не достигли середины пролива. Тут «Мираки» взмыл на огромной волне, резко скатился вниз и забарахтался между волнами в образовавшейся впадине, прежде чем следующая волна не подхватила его.

Стоя рядом с Турианом, Ровена вдруг вскрикнула. Её лицо побледнело, как снег, глаза расширились от ужаса. Он оторвался от румпеля и притянул её настолько близко к себе, насколько позволило управление. Моряк сжал её руку и положил на румпель, накрыв своей. Затем он обвил её левую ногу своей правой, прижав к себе как можно плотнее.

Одно лишь море не могло так напугать девушку. Он так никогда и не узнал, каким образом понял это. Это был давний страх, воскресший в сложившихся обстоятельствах. Она боролась со своим испугом, каждая клеточка её сражалась. Туриан держался как можно ближе к Ровене, зная, что от его рук у неё останутся синяки, но это был единственный доступный ему сейчас способ успокоить девушку.

К счастью, несмотря на опасность, путь через пролив был недолгим, хотя в круговерти брызг вполне мог показаться бесконечным, и вскоре капитан смог направить корабль в более спокойные воды.

– Ровена? – На миг бросив штурвал, он посадил её на колени, крепко обняв одной рукой, а другой ставя руль на новый курс. Закрепив главный парус и освободившись, Туриан принялся успокаивать дрожащую девушку. Нежно убрал её мокрые кудряшки со лба. – Ровена, что тебя так напугало?

«Это выше меня. Это не из-за пролива. Это потому, что корабль подпрыгивал и раскачивался на волнах. Совсем как вертолёт. Мне было три года. Моя мать оставила меня в вертолёте, его подхватил поток, меня болтало так же, как сейчас. Несколько дней. Никто не приходил. Я хотела есть, пить, мне было холодно и страшно».

– Теперь все хорошо, девочка. Мы прошли через пролив. Дальше будет легче. Обещаю!

Девушка попыталась оттолкнуть его, но Туриан знал, что шок от вернувшегося ужаса ещё не прошёл, и продолжал нежно, но твердо держать её.

Всего один взгляд на волны, ветер, на море между «Мираки» и берегом – и опытный моряк уже оценил взятый курс и остался доволен. Подняв дрожащую Ровену, он осторожно отнес её вниз, в каюту, и положил на койку. Затем поспешил поставить чайник, прежде чем снять с неё спасательный жилет и дождевик. Потом хорошенько закутал её в одеяло и приготовил укрепляющий напиток. Добавив в него значительную дозу спиртного, протянул ей.

– Выпей это, – властно приказал он, что вызвало у девушки слабую улыбку, но всё-таки она повиновалась. Потом он сбросил свою ветровку, вытер волосы и плечи, сел напротив и подождал, пока ей не захотелось поговорить.

– Корабль? – спросила она в перерыве между глотками, прислушиваясь к шуму волн.

– О нем не беспокойся.

Она улыбнулась уже не так натянуто.

– Тогда и обо мне не волнуйся. У меня уже давно не было таких кошмаров.

Но когда нас закрутило…

– Странные вещи творятся с плохими воспоминаниями, – легко сказал Туриан. – Они всегда застают нас врасплох. Я и сам однажды почти потерял корабль и едва не утонул в таком же проливе. Чуть не обделался тогда со страху. Можно сказать, – он быстро наклонил голову от смущения, – я испытывал себя, проходя пролив Ислей, чтобы доказать, что больше не испугаюсь.

– Я не уверена, – проговорила Ровена медленно, румянец вернулся к её щекам, – что хотела бы ещё раз пережить подобное. Надеюсь, ты не против?

– В любом случае не получится, – засмеялся он и взял у неё пустую чашку. – Как раз сейчас отлив никому не позволит пройти на запад.

– Как жаль!

Жизнерадостность девушки восхитила моряка, он шутливо похлопал её по щеке, потому протянул полотенце:

– Вытрись, переоденься и выходи на палубу. Будешь на вахте до Ионы.

«Её необходимо занять чем-нибудь, – говорил он себе, поднимаясь вверх по лестнице, это отвлечет её от воспоминаний о прошлом». Ровена была полностью с этим согласна, но никак не могла унять бурю чувств, вызванную его искренним участием. Он мог посмеяться над её трусостью, мог просто ничего не заметить, но он все правильно понял и поддержал именно так, как ей было нужно и как было бы нужно той трехлетней девочке.

22
{"b":"18780","o":1}