ЛитМир - Электронная Библиотека

«Я буду только рада, если тебе пригодятся мои вещи, Джефф», – с легкой тоской ответила она.

«Еще бы! А твое оборудование на станции – так это вообще предел мечтаний». – Он изобразил себя довольно потирающим руки и елейно улыбающимся.

«Чепуха! Если бы ты видел систему на Альтаире! Хотя по сравнению с Денебом любое оборудование покажется первоклассным. Как ты справлялся, имея в своем распоряжении всего один едва работавший генератор, никогда не смогу понять. Рейдингер просто не понимает, насколько ты силен».

«Я?!» – В его голосе было столько подлинного удивления, что Ровена с трудом подавила вспыхнувшую зависть. Её возлюбленный на самом деле не представлял себе, насколько уникальны его способности.

Но Рейдингер упрямо говорил о Джеффе только в нелестном тоне, явно не желая признавать его огромный потенциал. Странно, что Прайм Земли, всегда такой чуткий в делах, связанных с Талантом, в этот раз дал маху. Ведь он участвовал в слиянии?

«Да, ты, любимый. Ты один стоишь полутора Праймов. Я понимаю это, хотя другие и не догадываются. Не позволяй им осознать твою силу. Еще не пришло время».

«Это напоминало мне: хорошо, что Афра и Брайан объяснили мне все эти дурацкие тонкости этикета ФТиТ…» Ровена улыбнулась его отвращению. Джефф считал самым трудным в своих новых обязанностях постичь нюансы взаимоотношений внутри Федерации.

Денеб был слишком молодой и дикой колонией, чтобы тратить время на соблюдение традиций, приоритетов и предпочтений, а также субординации.

«Иначе я бы сломал голову, разбираясь во всем этом».

«Хотела бы я посмотреть на тебя в тот момент!» Ровена совсем недавно из случайного замечания Афры узнала, что команда на Каллисто решила, что с Джеффом работать легче, чем с ней. Он так быстро освоил порядок работы и тонкости обращения с капитанами грузовых и пассажирских кораблей, как будто его обучали этому с самого детства. Он легко приспособился к работе на Каллисто, чем она к своим более ответственным обязанностям на Альтаире. Хотя, конечно, ему очень помогло невероятное обаяние, присущее всем Рейвенам.

«Ты прилетишь домой в эти выходные?» «Я не смогу. Я все ещё устраиваюсь». – Ровена вспомнила, какое напряженное расписание работы установила себе Сиглен, и в ней заговорила совесть.

«Но ведь это и свело её в могилу, не правда ли? – заметил Джефф, легко «читая» самые потаенные уголки её сознания. – Подумай, может, для меня будет полезно посетить Альтаир. Рейдингер так жаждет развить мои способности и расширить обязанности. – Джефф зло усмехнулся. – Я только и жду, чтобы выполнить его желание. Кроме того, в эти выходные у меня будут целых тридцать часов «отдыха», если только я не ошибся в прогнозе движения Каллисто».

Он не ошибся и прибыл, едва она попросила Джероламана выключить генераторы. Джефф произвел на всех то же впечатление, что и на станции Каллисто, когда появился там впервые. Только на этот раз Ровена знала о его приезде. Ей было интересно, как он очаровывает всех встреченных им людей за столь короткое время. Он представил её себе в виде крошечного талисмана у себя в ухе, пока, разговаривая с Джероламаном, не привел того в доброе и веселое расположение духа. Так же быстро он покорил Бастиана и Махаранджани, хотя они и различили в нем сильный Талант и подозревали, кто он на самом деле.

Наконец она услышала, как Джефф кротко сознался, что Прайм Альтаира посылала за ним, засмеялась в ответ и вышла в операционный зал.

– Если верить всему, что денебианец способен наговорить вам, – объявила она, – то я безумно рада, что только один из них служит в ФТиТ.

Тут она увидела, как вспыхнула Махаранджани, и поняла, что женщина уловила несколько весьма живых и игривых картинок, которые Джефф «нарисовал» в ответ на такое оскорбление.

– Так это ты – Прайм Денеба? – спросил Джероламан, ошеломленный обаянием Рейвена и потому не обратившими внимания на эту маленькую шараду.

– Прайм Каллисто, – поправил Джефф, слегка поклонившись. – Я с восторгом ловлю объедки, которые роняют эти милые ручки. – В его голубых глазах таилась такая лукавая печаль, что даже Джероламан не смог удержать смешок. – Разрешите помочь вам в трудах по обустройству, Ровена? – спросил напоследок Джефф, само воплощение вежливости, беря её под руку.

– Я думаю, – торжественно произнесла она, – наш рабочий день закончен.

Альтаир прекращает операции на тридцать два часа. Отдыхайте! – И они покинули команду станции, ошеломленную встречей, сияя от восторга.

***

На следующий день ближе к полудню Ровена попросила Джеффа проводить её.

Он знал, куда она собирается пойти, и нежно поцеловал в щеку, всей душой поддерживая её.

А там… там с трудом дышалось от пряного запаха мятных деревьев, заставившего Ровену поежиться от нахлынувших воспоминаний.

– Довольно интересный запах. Такой трудно забыть, – заключил Джефф, принюхиваясь.

За четверть века, прошедшую со времени разрушительного грязевого оползня, мятные деревья выросли до невероятных размеров в заполненной илом долине, на дне которой когда-то находился поселок Рябиновой компании.

Ровена не нашла здесь ничего знакомого, хотя где-то пятью-десятью метрами ниже Ангарад Гвин прожила целых три года. Несмотря на то, что Джеффу удалось снять блокировку с той части мозга, где хранилось прошлое, она вспомнила только своё имя и какие-то лица, склонявшиеся над ней. Она знала, некоторые из этих лиц должны были быть её матерью, отцом и братом.

Еще она вспомнила только коврик из лоскутков, на котором часто играла перед камином, и проникающий всюду запах мятных деревьев.

– Не слишком много воспоминаний для трехлетней девочки, правда?

– Ей просто не повезло, – нежно сказал Джефф. – Где они нашли тебя?

Она проводила его вниз, в долину Ошони, к скале, где была стоянка её спасателей. Маленький вертолёт давно развалился на куски. За многие годы язык оползня усох, а солнце, дождь и ветер насквозь источили его.

Воспоминания о спасении из затонувшего вертолёта были более ясными, хотя и очень краткими.

– Должно же вспомниться хоть что-то ещё, – бормотала она, боясь показать свою боль. – Я не помню ничего, кроме толчков и головокружения, потом я ударилась и потеряла сознание.

– Это только к лучшему. – Джефф попытался помочь ей выразить чувства. – Плыть посреди медленно текущей грязи было для тебя, испуганной, замерзшей, голодной трехлетней девочки, настоящим ужасом. Но все давно прошло и забылось. – И он обнял её, прижав серебряноволосую голову к своей груди. – Я не знаю, что ты хотела увидеть или найти здесь, любимая, – ласково добавил он, успокаивая её душевную боль. – Чудо, что ты сама осталась жива, ведь никто больше в Рябиновом поселке не уцелел. Не оглядывайся в прошлое – его уже не изменишь.

– Я связывалась с иммиграционной службой, ты знаешь. – Ровена никак не могла выбраться-из подавленного состояния. – Там было три семьи с такой же фамилией, что и у меня. Пожилая пара и двое их сыновей с женами, поэтому у меня есть выбор. Рябиновая компания с готовностью предоставила свои материалы для Прайм, – уныло говорила она. – Я могла быть дочерью Ивайна и Мораг Гвин или Матта и Анны Гвин. Ивайн и Матт были инженерами. Чем занимались их жены – неизвестно. Поэтому, хотя я и помню, что моя мать была учительница, я все ещё не знаю, были она Анной или Мораг.

– Это так важно для тебя, любимая? – Джефф приподнял её голову, его голубые глаза лучились любовью.

– Не знаю почему, но мне действительно это важно, и именно сейчас, когда я хоть что-то узнала о своем происхождении. Особенно когда я вижу твою большую семью.

Джефф запрокинул голову и громко засмеялся. Ветер понес отголоски хохота вниз, в долину.

– Уж не большая ли семья заставила тебя улететь с Денеба?

– К вам, Рейвенам, нужно привыкнуть, – согласилась она, уткнувшись к его плечо. – Я хочу иметь столько детей, сколько смогу.

– Это единственный способ восстановить равновесие, – сказал он, усмехнувшись.

54
{"b":"18780","o":1}