ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да знаю я это. Знаю! Мне толкуют об этом все кому не лень в этих проклятых Центральных мирах. Только эта высохшая старая дева Капелла не входит в их число.

– Ровена! Если бы она услышала тебя!

– Она, – кисло отозвалась Ровена, – наверное, единственная из Талантов во всей ФТиТ, которая не связывается со мной по сто раз в день, чтобы удостовериться, что со мной все в порядке, что ребёнок жив и толкается!

Как сейчас!

– Тогда успокойся!

Элизара обладала властью, которой Ровена не могла не подчиниться, совсем как с Джеффом. Поэтому она послушно занялась медитацией. Внутренняя безмятежность Элизары передалась Ровене, и вспышка раздражения была потушена.

– Да, между прочим, – сказала Элизара, когда Ровена окончательно пришла в себя, – я тут посвоевольничала от твоего имени. – Она слегка засмущалась.

– Ну и что?

Элизара нежно коснулась её руки.

– Мне удалось найти истоки семьи Гвин. Чтобы выяснить, не возникнут ли какие-нибудь генетические проблемы, о которых мы должны знать заранее.

– Правда? – воскликнула Ровена. – Но я пыталась…

– Да, ты пыталась с Альтаира, – и Элизара мягко улыбнулась, – а не с Земли. Поэтому ты не видела подлинных эмиграционных архивов. На Альтаире хранятся только копии.

– Они оказались бесполезными. И что?

– Генетические пробы и анализы крови берутся у всех переселенцев. Ты можешь быть ребёнком только Ивайна и Мораг Гвин. – Элизара смущенно протянула ей две маленькие голограммы. – Смотри, ранняя седина была присуща обоим твоим родителям.

С благоговением, похожим на страх, Ровена взглянула на лица.

Её отцу нельзя было дать больше тридцати лет, несмотря на совершенно седые волосы, хотя брови и усы его чернели как уголь. Его волевое лицо слегка хмурилось. В волосах её матери тоже серебрились седые пряди, но она выглядела скорее озабоченной, чем встревоженной. Она передала дочери свои серые глаза и узкое лицо.

«Элизара, если бы ты знала, что значит для меня твой подарок…» «Знаю, дорогая, знаю!» – И Элизара нежно положила свою руку на её склоненную голову.

«В чем там у вас дело? – внезапно возник Джефф. Он никогда не отключался от Ровены полностью, сразу же все понял и в свою очередь преисполнился благодарности. – Эта девушка – чудо! Обними её от моего имени! Я не смею сделать это сам, а то ты задашь мне трепку!» «Я слишком счастлива сейчас, чтобы запретить тебе, любимый!» В её голове послышался смешок.

«Предупреди её!» Что Ровена конечно же не сделала, она лишь счастливо улыбнулась про себя, глаза её перебегали с голограммы на голограмму до тех пор, пока они не запечатлелись в сознании навечно. Теперь у неё появились родители. Ей было достаточно знать, что у неё был брат. Она находила утешение в том, что могла теперь решить, на кого больше похожа, на отца или мать. Может быть, Маули, владеющая карандашом и красками, нарисует ей хотя бы приблизительный портрет её брата.

Лишь в одном отношении Ровена смогла ускользнуть из-под чрезмерной опеки Рейдингера. Ей было разрешено продолжать работать; на станции Каллисто. Когда Торшан и Саггонера срочно отослали на помощь какой-то дальней колонии, Элизара вкупе с другими светилами медицины заверила Рейдингера, что умственные способности Ровены совершенно не пострадали во время беременности. Как не пострадает и ребёнок во время привычных для неё дел. Ровена подтвердила свою лояльность и тем, что полностью отказалась от практики громить оборудование станции во время дурного настроения. На такое её сотрудники даже и не надеялись.

Как только беременность Ровены стала достоянием гласности, Брайан Аккерман попытался разузнать у Афры, насколько у неё все будет «в порядке».

– Если под словами «в порядке» ты понимаешь, а не расположена ли она быть такой же несносной, как перед появлением Джеффа, – насмешливо ответил Афра. Его желтые глаза сверкнули явным удовольствием, – то я скажу, что беременные женщины зачастую куда более спокойны и податливы.

– Это Ровена-то податлива? Верится с трудом, – отозвался Брайан. – Но вот Элизара – очень приятная особа. Она нравится Ровене?

– Думаю, они стоят друг друга. Элизара – очень одаренный врач. Если бы я был беременным, то хотел бы, чтобы она была рядом.

Брайан бросил на капеллианина пораженный взгляд.

– Ты же не мутант.

– Нет, конечно, я такой же мужчина, как и ты! – также уставился на него Афра.

– Я не имел в виду… Я хотел сказать, что знаю тебя… О, черт! Я считал, что ты влюблен в Ровену… Элизара – хорошенькая, молодая, и…

– Я сам найду себе пару, если ты не возражаешь, Брайан, но в любом случае спасибо за заботу. – И Афра ушёл к себе, оставив Брайана гадать, обидел он его или нет.

Аккерман уже пожалел, что начал этот разговор.

С приближением родов Ровена начала проводить много времени в бассейне.

Теперь это было единственное место, где она не чувствовала себя неуклюжей и неловкой. Она даже обсуждала с Элизарой возможность родов в воде.

– Где и как тебе будет удобно, – ответила медик.

– Мы же не будем поднимать много шума, правда? Я не хочу, чтобы Рейдингер согнал сюда целую толпу специалистов прямо перед родами.

– Не беспокойся, будет сделано все необходимое, чтобы все прошло как можно легче как для тебя, так и для юного Рейвена.

Элизара могла быть весьма убедительной, и Ровена позволила себя уговорить. Еще она находила крайне забавным, что именно запрет Рейдингера путешествовать помешал отправить её рожать в одну из специализированных клиник на Земле.

Она была осведомлена и о том, что отслеживается буквально каждый её шаг. Мониторы были повсюду: у её пульта в Башне, в её апартаментах, на кровати, в бассейне, на крутящемся кресле, которое Джефф сделал для неё своими руками, перед камином, на кухне. Это был достаточно обременительный надзор, ведь рождение ребёнка – это личное дело, а не предмет обсуждения всей населенной галактики.

Внезапно Ровена осознала, как ей хочется видеть рядом с собой ещё одного человека – Истию Рейвен, с её удивительным «слухом» и глубоким голосом. Одной этой неожиданной мысли хватило, чтобы на её душу снизошло поразительное умиротворение. Все дело в продолжении рода…

– Кто бы тебе ни понадобился, – повторила Элизара, тактично напоминая Ровене, что от её взора ничто не укроется.

– Но захочет ли она приехать? – Ровену сдерживало странное молчание на Денебе. Наверное, Истия Рейвен с головой ушла в хлопоты по уборке первого после нашествия инопланетян урожая в семейных владениях.

«А ты попроси её, – посоветовал Джефф, когда Ровена поделилась с ним своей мыслью. – Она будет польщена. И действительно будет полезна. Мама брала уроки метаморфического лечения, которое так помогло мне. Ты не знаешь, это пригодится при рождении ребёнка?» «Не мог бы ты сам попросить её?» «Что? Грозная Ровена боится свою свекровь?» «Ты тоже боишься!» «Только иногда. Особенно после того, как встретил тебя», – послышался ядовитый смешок.

«Не знаю, зачем я связалась с тобой!» «Конечно, затем, что обожаешь меня! Впрочем, это взаимно». – Смех сменился изображением глуповатого юнца с хорошо знакомыми чертами.

***

Истию Рейвен и в самом деле обрадовала просьба Ровены. Но сначала она посоветовалась с Элизарой. Её беспокоило состояние невестки, у которой, по её мнению, была неподходящая фигура для правильного вынашивания ребёнка.

Она обещала прилететь, как только в ней будет нужда.

«В тебе уже есть нужда, – воззвал Джефф к матери. – Ты нужна мне, если не кому-то ещё».

«А я-то думала, что нужна только Ровене, – насмешливо ответила она. – Ты прекрасно знаешь, что с ней и её сыном все будет в порядке. У скольких ясновидящих ты уже проконсультировался?» «Не понимаю, почему бы и не воспользоваться профессиональной любезностью?» – раздраженно пробурчал Джефф.

Истия засмеялась и, сменив тему, попросила доставить её на Каллисто за несколько дней до родов.

И все её беспокойство как рукой сняло, стоило ей увидеть, как сияющая будущая мать, по словам самой Ровены, оттопыривается во все стороны на последней стадии беременности. Истия, которой очень понравилось их жилище, сухо заметила, что никак не ожидала, что оно будет таким просторным. Она очень внимательно выслушала объяснения Ровены и Джеффа по поводу системы безопасности.

58
{"b":"18780","o":1}