ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я сказала Рейдингеру совершенно определенно, – сообщила Элизара перед тем, как покинуть новую семью, – что тебе обязательно нужен отпуск по уходу за ребёнком, и длиться он будет до тех пор, пока я не разрешу тебе вернуться к работе. Он рвал и метал, но я не уступила ни на шаг. Он обожает, когда с ним не соглашаются. Ты не представляешь, в каком он был восторге, когда ты спорила с ним.

– Я могла бы никогда не узнать об этом, – насмешливо заметила Ровена.

– Кроме того, он не собирается рисковать своей любимицей.

– Мне не нравится, что меня считают любимицей, – жестко ответила Ровена. Она держала на руках Джерана, и выражение её лица никак не сочеталось с голосом.

– Я напомню ему об этом, – мягко заметила Элизара. – Ты хорошая мать, – добавила она. Это обрадует его ещё больше. – И он улыбнулась, поймав острый взгляд Ровены. – Да, не удивляйся. Это вполне естественно. – Потом она слегка нахмурилась. – Кто такая Пурза? Твоя мать?

Ровена удивленно взглянула на неё.

– Неужели она будет преследовать меня всю жизнь?

– Она не преследует, – ответила Элизара и помолчала, обдумывая свои следующие слова. – Она очень счастлива.

– Пурза, – резко сказала Ровена, – была пухой, которую мне дали на Альтаире.

Элизара слегка приподняла брови.

– Она была больше чем пуха, Ровена. – Врач нежно улыбнулась. – А сейчас она счастлива и гордится тобой, твое второе «я». Ты же горда и счастлива.

– Мое второе «я» – пуха?

– Почему бы и нет? – Снова чуть-чуть печальная улыбка заиграла на губах Элизары. – Она была очень умно и с душой запрограммирована. – Она успокаивающе положила руку на плечо Ровены, и этот физический контакт помог Элизаре воздействовать на мозг Ровены. – Хотя физически Пурза и была уничтожена той самодовольной маленькой стервой, ты никогда по-настоящему не расставалась с ней. – Элизара сняла руку с плеча Ровены. – Помни, я всегда рядом и готова ответить тебе в любое время.

***

Поскольку родители всегда моментально реагировали на потребности Джерана, он преуспел в своем развитии и редко доставлял неприятности без серьезных причин. Дети Каллисто, как и взрослые, были просто очарованы им.

Ровена восстанавливала свою энергетику, а Джефф подшучивал над ней по поводу невесть откуда взявшихся «бабьих» округлостей.

Когда Элизара через шесть недель прибыла на Каллисто для обследования матери и сына, она нашла их в превосходном состоянии.

Но не успела Ровена вернуться в Башню, устроив кроватку Джерана рядом со своим креслом, как Рейдингер послал за Джеффом.

– Это подло! – жаловалась Ровена, расхаживая взад и вперед. – Твой сын нуждается в тебе. Я нуждаюсь в тебе. Мне все равно, что сказала Элизара, он не имеет права разрушать нашу семью.

– Дорогая, мы не знаем его намерений, – пытался урезонить её Джефф.

Она поймала его не совсем спрятанные мысли.

– Ты! Тебе нравится мотаться туда-сюда, всех очаровывать! Шляться по галактике, как… как…

– Как циркач на гастролях? – мягко подсказал Джефф, нисколько не обижаясь на неё. – Но ты не заставишь меня поверить, что тебе по душе, когда кто-то другой, даже я, управляет твоей Башней. Каллисто – твоя вотчина. Станция настроена на твой образ мыслей.

Она посмотрела на него.

– Ну-ка, подожди. Джефф Рейвен, не пытайся применить эту тактику ко мне!

– Ты последний человек в мире, кого я могу обмануть. – И он протянул ей руки. «Не будем сердиться, любимая. Мы слишком хорошо знаем друг друга».

Он прижался к ней, её голова улеглась на его груди, и попытался успокоить её каждой клеточкой своего тела. – Кроме того, мне любопытно, что задумал Рейдингер на этот раз. Я уже побывал повсюду и знаю, что Центральные миры пока не планируют открыть ни одной новой Башни.

Смирившись с неизбежным, она подняла его челнок, перебросила его на Землю и, вздохнув, вернулась к работе.

Джефф был абсолютно прав, говоря, что Каллисто – это её Башня. Стать Прайм Альтаира значило одержать очередную победу. Ей нравилось работать со старыми друзьями и пользоваться накопленным опытом, чтобы управлять такой большой станцией. Но Каллисто был для неё домом, где она встретила и полюбила Джеффа, где родился их сын. Персонал Башни, оставшийся на Каллисто и терпевший все её ранние капризы, был, как она поняла теперь, её семьей, которую она чуть было не потеряла. Афра был скорее младшим братом, чем коллегой. Он признал Джерана очаровательнейшим ребёнком, что только усилило её хорошее отношение к нему.

«Приближается пассажирский лайнер». – Мысли Афры прервали её размышления. Она подхватила корабль, который был поднят в космос Праймом Земли.

«Привет, милая! – Джефф телепатически приветствовал её. – Племенные животные для Денеба! Мы получили премию: материнские и отцовские линии.

Политика ФТиТ, поэтому не злись. Я только что потратил все, что у меня было, на восстановление нашего сельского хозяйства. Вечером буду дома».

Она смогла уловить, что у него есть важные новости. День показался ей бесконечным: она ждала Джеффа, занималась Джераном и все время думала, какое задание Рейдингер дал мужу на этот раз. Она была готова даже покинуть Каллисто, лишь бы быть с Джеффом.

«Ты и будешь, любимая!» – быстро ответил он. Его мысли бурлили от восторга.

Ровена кормила сына, когда Джефф вернулся. Он вошёл так тихо, что она не слышала, пока не почувствовала его присутствие рядом. Джеран испуганно вскрикнул. Но потом, когда Джефф открыл причину своей радости, глаза сына округлились так же, как и глаза Ровены, настолько важными были новости, принесенные отцом.

– Прайм Земли!

– Шш! Тебя все услышат, – оборвал её Джефф, скользнув к ней в кровать и целуя её в шею.

– Ты имеешь в виду, все услышат тебя! – возразила она и принялась расспрашивать:

– Прайм Земли? Но ведь Рейдингер – Прайм Земли.

На лицо и разум Джеффа легла тень.

– Мама узнала это от Элизары. Мы были слишком поглощены Джераном, чтобы замечать что-либо другое. Можешь себе представить, что Рейдингеру сто десять лет?

– Ото!

Джефф кивнул:

– Точно!

И он открыл свой разум, предоставив ей возможность узнать все, что произошло во время незабываемой беседы, проходившей в просторном секретном офисе Рейдингера в кубическом здании ФТиТ. Рейдингер искренне желал выйти в отставку и насладиться хоть несколькими годами жизни без стрессов, неотделимых от его высокого поста. Это желание только укрепилось после смерти Сиглен. Рейдингер прекрасно знал, что мозг его стал время от времени подводить своего хозяина из-за переутомления и старческой слабости. Но он не мог передать бразды правления первому попавшемуся.

«Это могла бы быть я?» – сказала Ровена, поеживаясь от одной мысли о столь тяжелой ответственности.

Джефф воспринял её слова как вызов.

«Извини, что я помешал тебе, любимая… – Он улыбнулся, ощутив, как глубоко облегчение Ровены, что её миновал этот выбор. Он лениво потянулся к Джерану, потрепал его первые кудряшки. Выражение его лица было чересчур мягким и любящим для всемогущего Прайма. – До того самого момента, пока я не обратился за помощью, ты была главной претенденткой на этот пост.

Дэвид, естественно, недостаточно способный, не говоря уже о Капелле. Когда я думаю о том, что я смогу теперь сделать для Денеба…» – Для Денеба? – удивленно переспросила Ровена, засмеявшись. Подобные альтруистические заявления только усиливали её любовь. Её мало удивил выбор Рейдингера.

Джефф кивнул, его сияющие голубые глаза мерцали от удовольствия.

«Разве подобает родному мужу Прайма Земли прозябать на вторых ролях?» «Ты потребовал Башню на Денебе в качестве своего условия?» «Любимая, – и Джефф вытянулся на постели, удобно подоткнув под голову подушку, – я мог потребовать все луны в Солнечной системе для того, чтобы украсить свою корону, и я бы получил их. Как тебе хорошо известно, Центральные миры должны иметь самого лучшего Таланта в качестве своего Прайма. – Он улыбнулся своей особой улыбкой. – Не думаю, что я был жадным или очень уж несговорчивым. Но Денеб получит Башню. Ты уже собрала все основное оборудование, мы его модернизируем, пошлем специалистов для подготовки персонала. Старший сын Ракеллы обещает стать настоящим Праймом.

61
{"b":"18780","o":1}