ЛитМир - Электронная Библиотека

Сасс окинула критическим взглядом новое платье. Понимая, что хорошая одежда полностью окупает затраты, она провела много времени, подбирая подходящие цвета и стили. Постепенно у нее скопился небольшой, но весьма недурной гардероб. Верх платья сверкал рубиново-красными и ярко-синими блестками, оттеняемыми черными кружевными воланами по низу платья и мягкими черными туфлями. Она порадовалась, что нелепая мода на высокие каблуки исчезла раз и навсегда, так как была достаточно высокой и без них.

Сигнал вызова прозвучал в тот момент, когда она накладывала-последние штрихи — надевала серебряные серьги и простое ожерелье с хрустальной звездой.

— Мы не можем опаздывать только потому, что вы получили повышение и крейсер, — услышала Сассинак голос лейтенант-коммандера, устраивавшего сегодня вечеринку. Он был ее помощником, когда она работала у адмирала Паэля. — У Тобальди держат забронированные столики не больше часа.

— Знаю. Уже иду. — Бросив последний взгляд в зеркало, Сассинак подхватила шаль и вышла. Как она и думала, еще двое ее друзей ожидали в коридоре с цветами и маленькой коробкой.

— Надень это сразу, — распорядилась Мира. Ее кудрявые золотистые волосы слегка потускнели, чего нельзя было сказать о блестящих глазах и быстром уме.

Сассинак взяла подарок и осторожно развязала серебряную ленту.

— Думаю, ты твердо знаешь, что мне идет, — усмехнулась она и открыла коробку. От восторга у нее даже перехватило дыхание. Когда она посмотрела на Миру, та лучилась самодовольством.

— Я купила его много лет назад, когда мы с тобой как-то бродили по магазинам, помнишь? Я увидела, как ты на него смотришь, и поняла, что это будет хороший подарок. Конечно, я могла подождать, пока ты не станешь адмиралом… — Мира шутливо ткнула Сасс в ребра. — И ты им обязательно станешь! А я через пару лет уйду в отставку и вернусь в папину торговую компанию — по крайней мере, он сказал, что возьмет меня, а не моего ублюдка-кузена… Давай-ка помогу.

Сассинак осторожно достала изысканное серебряное ожерелье, сочетавшее оригинальность с изяществом (и, как она припоминала, с непомерной ценой — во всяком случае, для младшего лейтенанта, которым она была тогда), и позволила Мире застегнуть цепочку у себя на спине. Ее старое ожерелье со звездой отправилось в коробку — по крайней мере на сегодняшний вечер, — а коробка вернулась в комнату. Словам благодарности помешало появление остальных друзей, и по дороге в ресторан Тобальди все шестеро предавались воспоминаниям.

Мире захотелось в очередной раз рассказать о первом походе Сасс — она единственная из них была там вместе с подругой.

— Они это уже слышали, — запротестовала Сассинак, но Мира велела ей заткнуться.

— Ты не рассказывала им самое интересное, — заявила она и начала излагать свою версию «самого интересного». Сассинак в отместку поведала о том, как Мира свалилась с лошади, когда они гостили на ее родной планете.

— Я же дочь космонавта, а не коннозаводчика! — пожаловалась Мира.

— Ты сама уговорила меня покататься верхом, — напомнила Сасс.

И под дружный хохот все наперебой принялись рассказывать о своих собственных приключениях.

В ресторане к ним присоединились еще восемь человек. Неужели здесь собрались люди со всех кораблей, на которых она служила, думала Сасс.

Четверо были с «Падалианского рифа» — крейсера, который она покинула всего месяц назад. Это было очень трогательно — они уже устраивали для нее прощальную вечеринку, и она не ожидала увидеть их сегодня. А вот в приходе двух молодых лейтенантов, державшихся несколько скованно среди высших чинов, Сасс не сомневалась — они ни за что на свете не пропустили бы такое мероприятие. Еще двое, пребывающие в длительном отпуске между назначениями, пришли ради самой вечеринки…

Ее взгляд скользил дальше, проверяя невидимый список. Да, здесь были сослуживцы со всех кораблей, за исключением призового судна, отданного под ее командование. На какой-то момент Сасс захотелось, чтобы Форд, где бы он сейчас ни находился, тоже оказался бы здесь. Конечно, Форрест был с ней знаком, но он пропустил тот жуткий эпизод, оставаясь на патрульном корабле… Керу, которого Сассинак помнила сердитым майором, когда она сама была лейтенантом береговой охраны с коммодором… как же ее звали?..

Наррос… Керу теперь стал лысым и добродушным старшим коммандером. Сасс даже начала сомневаться, действительно ли у него был такой скверный характер, но это подтвердил молодой офицер за столиком в дальнем конце зала, явно старавшийся не попадаться на глаза коммандеру Керу… Она мысленно пожала плечами — теперь ей уже нечего бояться его придирок.

А ее собственный помощник с первого корабля, которым она командовала, был теперь лейтенант-коммандером, таким же солидным, как и тогда, но с седыми прядями в густых темных волосах. Сассинак благословляла гены, избавившие ее от преждевременной седины, — она предпочитала иметь серебристую окраску волос по желанию, а не по необходимости. Ей не требовалась седина, чтобы выполнять обязанности командира, — даже на «Солнечном»… Лейтенант-коммандер произнес маленькую речь, напомнив ей и остальным об одном весьма необычном решении, которое она приняла относительно легкого патрульного судна в нестандартной тактической ситуации. Друзья наслаждались этой историей, но Сасс хорошо помнила, что некоторым старшим офицерам ее решение пришлось тогда не по вкусу. Она сдвинула брови, и Мира ткнула ее в бок:

— Проснись, Сасс, битва окончена. Тебе незачем так сердито пялиться на нас.

— Прости… Я просто вспомнила замечания адмирала Курина.

— Ну, мы все знаем, что с ним случилось.

Это была чистая правда. Строгий приверженец правил, адмирал пал жертвой противника, который не был столь педантичен. Но Сассинак знала, что его мнение успело попасть в ее досье и повлиять на других старших офицеров.

Она не раз ощущала на себе сомнительные взгляды и выслушивала осторожные предупреждения.

Тем временем к их столикам приближались двое мужчин, чьи уверенные манеры свидетельствовали о многолетних командных должностях и высоких рангах. Это были Билисикс — штабной деятель в области военной юриспруденции, и адмирал Ваннуа — комендант сектора.

— Примите мои поздравления, коммандер Сассинак. — Билисикс был одним из ее любимых инструкторов. Сасс обращалась к нему за советом по самым личным и деликатным вопросам, и, насколько она могла судить, он свято хранил все ее тайны. Это подтверждала его усмешка. — Я всегда поздравляю офицеров, которые держат безопасный курс, путешествуя по грозным водам штаб-квартиры Флота, избегая рифов политического и социального честолюбия и опасных приливов интимности в высших сферах.

Собравшиеся сочли это одним из обычных причудливых комплиментов Билисикса, но и он, и Сасс отлично знали, о чем идет речь. Никто и не подозревал об ее едва не состоявшейся помолвке с послом Ариона.

— Добро пожаловать в наш сектор, коммандер. Вам понравится «Заид-Даян», и я уверен, что вы отлично с ним справитесь, — присоединился к поздравлениям и адмирал.

Сасс служила с адмиралом Ваннуа несколько лет назад. Новая должность никак не сказалась на нем — он, как всегда, производил впечатление сгустка хорошо управляемой энергии.

— Присоединяйтесь к нам, — пригласила старших офицеров Сассинак. Но, как она и ожидала, у них были другие планы, и через несколько минут они отошли к столику в дальнем конце зала, занятому офицерами высокого ранга.

Вечер удался, чему немало способствовали оркестр, игравший прелестные старые вальсы, а также щедрый выбор редких вин. Однако Сасс покинула ресторан в позорно ранний час — вскоре после полуночи.

— Держу пари, что если бы мы установили у нее дома скрытую камеру, то увидели бы, как она изучает спецификацию своего крейсера, — хихикнула Мира, отправляясь вместе с остальными в популярный танцевальный зал. — В ней больше от Флота, чем во всех нас, вместе взятых. Он стал ее семьей еще до Академии.

Сасс, услышь она проницательную догадку Миры, не стала бы ее оспаривать, потому что уже просматривала на компьютере список своего экипажа. Она согласилась бы со всеми словами подруги, хотя иногда ощущала свою вину в том, что не пытается установить контакт со своими настоящими родственниками. Но что общего может быть у сироты и бывшей рабыни с обычными респектабельными гражданами? Слишком многие все еще считали рабство позором для его жертвы, и Сасс не хотела видеть неприязнь на лицах родственников. Лучше оставаться с семьей, которая спасла ее и всегда поддерживала. В ту ночь, согретая поздравлениями товарищей и погруженная в мысли о корабле, которым ей предстоит командовать, она с энтузиазмом смотрела в будущее.

29
{"b":"18781","o":1}