ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы будем преследовать… — Это не совсем походило на вопрос.

— Безусловно. А когда определим координаты их места назначения, вызовем туда весь Флот.

Но это оказалось не так легко. Два корабля удалялись от атакованной ими планеты в сторону безопасного участка для полета в ССП. Сассинак очень хотелось проверить, не осталось ли на планете кого-нибудь в живых (хотя она знала, что это практически невероятно), но она не могла рисковать потерять корабли, когда они покинут нормальное пространство. Поэтому она терпеливо ждала, пока корабли набирали скорость, так как в это время их сканеры были почти «слепы». Сели дважды спрашивал, когда она наконец отдаст приказ изменить позицию и начать преследование. Перед вхождением пиратов в сверхсветовое пространство она послала сообщение в сектор штаб-квартиры о происшедшем в колонии и ее планах погони.

Это была такая же охота вслепую, как и недавно за транспортным судном.

Сассинак могла себе представить, каким все это должно казаться ссли, от чьей способности чувствовать след они теперь полностью зависели. Их жизни оказались заложниками обстоятельств погони — ссли настолько сосредоточился на следах их добычи, что был не в состоянии предупреждать о роковых аномалиях, с которыми они могли столкнуться.

Пока ссли управлял движением корабля через компьютерную связь, экипажу было почти нечего делать. Сассинак каждую смену проводила несколько часов на мостике, а в оставшееся время бродила по кораблю, размышляя, как ей выявить возможных агентов, не травмируя при этом достойных и лояльных членов экипажа. Дхросс — связист, способный осуществить контакт с пиратскими кораблями, — не стал бы без ее прямого приказа использовать связь МССП, но кто-нибудь другой мог отправить сообщение по СЭК или высокомощной связи, предупредив даже не самих рейдеров, а их союзников.

Это потребовало бы лишь знания координат флотского узла связи или приемной станции, агент вполне мог располагать такими сведениями. Сасс подумывала о том, чтобы посылать подобным способом регулярные рапорты в штаб-квартиру, но потом решила не делать этого. После катастрофы в колонии лучше сообщить о каком-нибудь конкретном результате.

Она составила график дежурств таким образом, чтобы на мостике постоянно присутствовал кто-то из вефтов — они могли сразу же вступить с ней в контакт, если что-нибудь произойдет, и к тому же были чувствительны к мельчайшим нюансам человеческого поведения. Ей оставалось надеяться, что люди из экипажа крейсера не догадаются о ее подозрениях.

Сасс остро ощущала реакцию экипажа на ее решение не атаковать рейдеров до или во время нападения на колонию. Она представляла себе их комментарии: «У капитана не хватило духу? А может, кто-то ее подкупил?»

Впрочем, некоторые ее поддерживали: «Ловко она догадалась, что они хорошо вооружены, прежде чем мы подошли на расстояние, достаточно близкое для их сканеров, — услышала как-то Сасс слова одного из биотехников во время рутинной инспекции экосистемы. — Я бы никогда не понял, что первоначальная информация неверна — ведь никто не слышал о подобных трюках!» Сассинак мрачно усмехнулась — трюк был достаточно старый, и на мостике о нем знали все. Но было приятно услышать похвалу. К сожалению, она обнаружила небольшое повреждение в детоксикационных фильтрах и должна была возложить за это вину в очередном рапорте на того самого техника, который ее защищал.

Экосистема вообще причиняла постоянное беспокойство. Одной из модификаций, произведенных на станции, было размещение большей части открытых проводов в трубы, затрудняющие их проверку. Сассинак помнила, как это смущало ее во время первого похода. Конечно, подобная модификация предохраняла оборудование от вражеского глаза, но, если система выйдет из строя, им придется спешно возвращаться назад, и хорошо еще, если они доберутся живыми. Она сердито разглядывала большие серые цилиндры в углублениях для проводов. Из-за возникших перепадов давления и затрудненной проверки мелкие повреждения постоянно происходили то в одной, то в другой подсистеме. Разумеется, это мог быть и саботаж. Поэтому Сасс заново изучила все детали системы и тщательно проверила все провода. Но запутанный лабиринт труб и насосов предоставлял опытному диверсанту тысячи возможностей, и ей не приходилось рассчитывать на нечто очевидное.

День за днем продолжалось преследование — ссли был уверен, что они держат правильный курс. Наконец Хурон появился в дверях каюты Сасс с вином и печеньем. Сассинак не сознавала, как ей не хватало его поддержки, пока не увидела знакомую усмешку.

— Я пришел с мирными предложениями, — сообщил Хурон.

Как это было типично для него — не притворяться, как будто они и не ссорились. Сассинак кивнула и поманила его рукой. Хурон поставил на стол корзинку с печеньем и открыл вино. Некоторое время они молча жевали, развалившись на удобных стульях.

— Я боялся, что они разделятся или мы их потеряем, — наконец заговорил Хурон. — Когда мы получили окончательные результаты сканирования эскортного корабля и стало ясно, что нападение могло закончиться плачевно, я понял, что ты была права, но просто не мог…

— Ладно. — Сассинак откинулась на мягкую спинку стула. Она знала, что конец еще далеко, но если Хурон смог согласиться с ее решением…

— Хотел бы я знать, куда они летят! — Он с такой яростью сжал пластинку печенья, что крошки посыпались ему на колени.

Сасс усмехнулась, услышав, как Хурон с набитым ртом пробормотал ругательство. Несмотря на все разногласия, с ним в каюте было куда веселее.

— Мы все этого хотим. К тому же я боюсь снова связываться с сектором штаб-квартиры, так как сообщение могут перехватить.

— Помнишь время, когда у нас только-только появились ссли и система МССП и мы были уверены, что больше их ни у кого нет? — Хурон стряхнул крошки с коленей и посмотрел на Сасс, озорно приподняв бровь, что ей так нравилось.

— Конечно. — Сассинак провела рукой по волосам и встряхнула ими.

Глаза Хурона широко открылись, затем прищурились вновь.

— Ты только об одном и думаешь. — Он покачал головой.

— А ты о другом? — Сассинак указала на пустую корзинку и бутылку. — По-твоему, я не в состоянии распознать приманку?

— Такие мозги с такой красотой… — Его глаза договорили остальное.

Они уже почти разделись, когда Сассинак вспомнила, что нужно установить сигнализацию на включение только в случае тревоги. «На мостике прекрасно знают, что это означает», — подумала она, натягивая на себя и Хурона большое яркое одеяло.

* * *

— Чего я до сих пор не понимаю, — заметил Хурон в два часа ночи, — так это, каким образом им удалось напихать такую кучу оружия в такой корпус.

Или у них экипаж состоит из карликов?

Сассинак, проснувшись, обнаружила Хурона, рисующего на ее спине причудливые узоры и при этом поглядывающего на дисплей. Она зевнула, откинула с лица прядь волос и выключила дисплей.

— Потом…

Хурон включил экран снова.

— Нет, серьезно…

— Серьезно — я хочу спать. Выключи дисплей или глазей на него где-нибудь в другом месте.

— А еще капитан корабля — спишь, как кошка после блюдца со сливками.

Сассинак снова зевнула, но поняла, что проснулась, нравится это ей или нет.

— Слишком мощное вооружение для не такого уж большого корпуса — это мне кое-что напоминает. — Хурон покраснел, а Сасс щелкнула зубами. — Еще раз назовешь своего командира кошкой, и я тебя укушу. Ладно, раз уж мы собираемся вернуться к работе, значит, придется одеться. — Она чувствовала себя отдохнувшей и посвежевшей.

Полностью проснувшись, Сассинак осознала, что она не подвергла тщательному анализу конвойное судно рейдеров, так как слишком много думала о своем решении и его последствиях. Вдвоем с Хуроном они несколько раз прошлись по полученным количественным данным, после чего направились в кают-компанию. Сасс пригласила туда и Арли с Холлистером. Те пришли, зевая и хлопая веками, так как в эти часы обычно спали. Чашка стимулянта и легкая закуска помогли им окончательно продрать глаза.

34
{"b":"18781","o":1}