ЛитМир - Электронная Библиотека

Но в этот момент командир бойцов вышел на связь, прервав очередной рапорт.

— Конвой наш, — доложил он. — Но они не сдержали слова, и нам пришлось проделать дыру в носу. Все пираты погибли, так что допрашивать вам некого.

— Сассинак это не слишком огорчило, ей вовсе не требовались еще и хлопоты с пленными на борту. — Вы не поверите, — продолжал командир, — но эта посудина набита оружием не хуже военного завода. Большая часть экипажа уложена в холодном сне — поэтому им и удалось разместить у себя такой арсенал…

— Там есть что-нибудь нужное для нас? — прервала Сасс его доклад. — Хотя это не важно — свяжитесь с инженерами, ликвидирующими повреждения, и, если у пиратов найдутся необходимые для нас детали и приборы, захватите их и покиньте корабль не позже, чем через двадцать минут.

— Есть, капитан.

Следующим рапортовал врач: восемнадцать членов команды ранены, включая офицера, который прикрывал Сасс, и вефта, которого она сочла мертвым. Его центральное кольцо и одна конечность уцелели, и врач самодовольно заявил, что в таком состоянии вефты способны регенерироваться. Малое кольцо было разорвано, но они зашили его и поместили все вместе в холодильник.

Сассинак поежилась и огляделась вокруг. Второй вефт еще не вернулся. Она недоверчиво уставилась на хронометр мостика. Неужели вся битва заняла менее чем пятнадцать минут?

Глава 11

По милости богов, правивших этим сектором космоса, они получили краткую передышку, и Сассинак намеревалась использовать ее в полной мере. К тому же у нее появилась идея относительно того, как продлить это время. А пока большая команда механиков трудилась над разборкой люка стыковочного отделения конвойного — хотя он был не так велик, как их собственный, это могло существенно ускорить ремонт, избавив инженеров от полной замены створок. Другая группа пробиралась в открытом космосе вдоль корпуса «Заид-Даяна», устанавливая провода и «тарелки» локаторов вместо поврежденных детекторов левого борта. Внутри крейсера бойцы убирали искореженные останки вражеских боевых машин и складывали трупы возле стыковочного узла. Этот участок крейсера пока оставался в вакууме.

Красные лампочки на панелях мостика начали гаснуть. Вместо уничтоженного случайным выстрелом был установлен запасной компьютер, небольшое повреждение в экосистеме тоже было легко устранено. Механикам даже удалось обнаружить один из отделяемых отсеков левого борта, способный работать снова, — у него всего лишь разошлись контакты, в то время как прочие были напрочь искорежены. Конечно, от одного отсека было мало толку, и тем не менее все почувствовали себя лучше.

Через час Сассинак убедилась, что конвойное судно, удерживаемое вблизи крейсера тяговым полем, очищено от всего, что показалось нужным инженерам и механикам «Заид-Даяна».

— Вот что я хочу сделать… — И она объяснила старшим офицерам новый план.

— У нас сейчас не очень-то хорошие маневренные возможности, — нахмурился Холлистер. — Особенно с такой дырой в корпусе…

— Спутник не имеет атмосферы, так что там не будет проблем с давлением, — возразила Сасс. — Я только хочу знать, в состоянии ли мы сбросить скорость и есть ли там удобное место для приземления.

Бурес, старший штурман, пожал плечами:

— Если вам нужен для укрытия маленький спутник с неровной поверхностью, то этот можно считать идеальным. Правда, выбраться оттуда незамеченными нам будет трудновато — спутник открыт для наблюдения с планеты и с другого спутника, — но пока мы будем там сидеть и если наша маскировка сработает…

Сассинак посмотрела на Холлистера.

— С защитой все в порядке — впервые за долгое время, — ответил тот.

— Тогда мы можем садиться где угодно — там все равно нет ни единого ровного места, — хмыкнул Бурес. — И прежде, чем вы спросите, сообщаю, что наши системы определения поверхности функционируют нормально.

Следующие полчаса все были заняты лихорадочной деятельностью — рабочие группы переправляли трупы пиратов и их боевые броневики на конвойный корабль вместе с одной неисправной флотской десантной машиной, флотским радиомаяком для сигналов SOS и целой кучей оставшегося от ремонта хлама с крейсера. Не все оборудование, доставленное с конвоя, подошло «Заид-Даяну», и ругающиеся грузчики целыми сетками швыряли тяжеленные железяки назад. В самом центре корпуса рейдера они разместили мощные взрывные устройства, и Арли тщательно установила время подрыва. Наконец все было закончено, и на крейсере отключили тяговое поле. Двигатели «Заид-Даяна» заработали вновь, отталкивая крейсер от рейдера, превратившегося в плавающую космическую бомбу. Потом они сбросили скорость, насколько позволяла безопасность, чтобы достичь поверхности спутника, прежде чем на горизонте появится кто-нибудь из преследователей.

Только теперь Сассинак вспомнила, что навигационный компьютер Хурона на транспортном судне все еще настроен на связь с «Заид-Даяном». Она не осмеливалась связаться с ним по радио — чтобы предупредить, что скорый взрыв не будет означать уничтожение обоих кораблей. Сигнал флотского маяка должен был убедить его в обратном. У него ведь не было детекторов, устанавливаемых только на флотских кораблях, способных определить, что крейсер не пострадал. Сасс посмотрела на навигационный дисплей, где все еще виднелся быстро удаляющийся транспорт, набрала код штурмана и приказала:

— Прервите компьютерную связь с Хуроном.

Лицо на экране выразило немалый испуг.

— Господи, совсем забыл! — Пальцы Буреса забегали по панели, и кодовый значок корабля Хурона из флотского голубого сделался нейтральным черным.

— Ладно. Я тоже забыла. Он и так подумает самое худшее, если только ему не придет в голову, что связь прекратилась значительно раньше взрыва.

Главный экран показывал быстрое сближение крейсера со спутником.

Навигаторы не отрывались от компьютеров, бормоча друг другу загадочные комментарии. Рулевой молча таращился на свой дисплей, по краям которого пробегали инженерные коды: желтые, оранжевые и иногда красные. Сассинак включила экран внешнего обзора и судорожно сглотнула. Правда, она и ожидала увидеть изрядно исковерканную поверхность. Радары информировали о достаточной твердости, а инфракрасные сканеры — об отсутствии внутренних горячих источников.

Они приземлились между двумя скалами на дне маленького кратера, восемью секундами позже времени, приблизительно определенного штурманом. Несмотря на дикий рельеф, все прошло замечательно, и Сасс улыбнулась штурману, подняв большой палец. А всего через десять секунд конвойный взорвался так, что обломки разлетелись в настоящий метеоритный рой. Выброшенный взрывной волной флотский радиомаяк подавал сигнал SOS на всех возможных волнах.

— Вот что меня здорово беспокоит, — усмехаясь, признался Холлистер. — Эта чертова штука так гудит, что им может прийти в голову подняться и отключить ее. Правда, им придется повозиться…

— Боги нас любят, — прервала его Сасс и огляделась. — Ладно, друзья, пока все идет как надо, но теперь мы должны спрятаться и сидеть как мыши, пока они не убедятся, что с нами покончено. А потом начнем ремонт.

Полагаю, нам лучше лично сообщить Флоту, что мы на самом деле не взорвались. — В целом ее подчиненные выглядели достаточно уверенными, хотя и слегка напряженными. — А теперь полная тишина, — распорядилась она.

Вахта поспешила выполнить приказ, для чего все лишнее оборудование было отключено, а системы маскировки задействованы на полную мощность.

Оставалась загадка человека, причинившего столько хлопот. Сассинак даже удивлялась, что во время сражения не возникли и другие осложнения. Момент ведь был самый подходящий, если только она не отослала диверсанта вместе с группой Хурона на транспорт. Ее сердце сжалось. Если Хурона убьют, потому что… Она тряхнула головой. Сейчас не время. У Хурона свой корабль, и он с ним разберется. Она должна верить, что он справится — тем более что выбора у нее нет. А ей лучше разобраться со своим грузовым лифтом.

41
{"b":"18781","o":1}