ЛитМир - Электронная Библиотека

Поэтому Сассинак вызвала на связь майора Курральда, командира флотского десанта, и прямо спросила, кому именно было поручено охранять грузовой лифт, когда бойцы оцепляли участок, куда проникли пираты.

— Это моя вина, капитан. Я не отдал специального приказа…

Она с недоверием уставилась на широкое лицо на мониторе. Диверсант?

Саботажник? Сасс не могла в это поверить — только не с его послужным списком и поведением во время битвы. Если бы не Курральд, враг одержал бы победу.

— Хорошо, — заговорила она наконец. — Часа через четыре я проведу инструктаж в своем кабинете. Ваше участие необходимо.

Конечно, история с лифтом могла быть просто несчастным случаем, хотя, как говорится, «один раз несчастный случай, два — совпадение, а три — диверсия». Это напомнило ей о необходимости отменить режим речевой команды с мостика. Одного раза тоже может хватить для диверсии.

Сассинак приняла все меры предосторожности, и теперь только несколько старших офицеров имели доступ к пультам управления внешних систем. Хотя если саботаж затеет команда мостика, то предотвратить это будет невозможно. С этого времени, когда действовали все маскирующие устройства, они могли только ждать появления вражеских кораблей и смотреть, насколько убедят противника доказательства смертельной битвы. Работорговцы найдут целый ворох всевозможных обломков, а так как никто из них не знает, что именно представлял собой «Заид-Даян», они и понятия не имеют, что должны обнаружить на месте катастрофы. Кроме того, вопящий во все горло флотский маяк отнюдь не является лучшим способом, который живой капитан хотел бы использовать в качестве рапорта об его или ее действиях.

Сасс усмехнулась, подумав о том, что произойдет, когда сигнал маяка наконец достигнет флотской ретрансляционной станции, если только она сама не успеет до того передать сообщение по ССП связи. Так что ей лучше вернуться с целым кораблем, живым экипажем и убедительной историей для рапорта командованию.

Им пришлось ждать еще час с небольшим, пока сканеры не засекли первые вражеские корабли. Команда была вынуждена оставаться в защитном снаряжении до того, как станет очевидно, что противник проглотил приманку. Не то чтобы скафандр помог долго протянуть на маленьком спутнике, но все же…

— Кофе, капитан?

Сассинак, обернувшись, улыбнулась стюарду с подносом, на котором стояли кружки. Она чувствовала себя усталой после боя, но махнула рукой в сторону других членов вахты, присутствующих на мостике. Они все нуждались в чем-то укрепляющем, но у нее имелось кое-что получше кофе — «тайный порок», как называл Абе ее любовь к сладостям. Сасс всегда держала при себе редкий дорогой шоколад — и теперь пришло самое подходящее время. Врачи могли назвать это чуть ли не наркоманией, но чем сладкое хуже кофе? Оставив напиток остывать на краю панели, она сунула в рот тонкую коричневую плитку. Так гораздо лучше. Команда тем временем приступила к рутинной работе, и Сасс внимательно приглядывалась к людям. Спокойные лица, неторопливая речь и ясные глаза свидетельствовали о том, что к ним вернулась уверенность. Некоторые искали предлога, чтобы поговорить с ней, и Сасс радовалась их одобрению и доверию.

На большом экране появился первый вражеский корабль — он шел быстро и высоко, не меняя курс. Через час за ним последовал второй, уже более низко. Этот прямо-таки затопил спутник направленными радарными импульсами, которые «Заид-Даян» поглотил, проанализировал и отразил, словно большая скала. В течение следующих двух часов их сканеры засекли еще три маленьких корабля — никто из них не менял курс и не проявлял интерес к спутнику.

— Не думаю, что кто-нибудь из них располагает достаточным количеством топлива для подробного осмотра спутника, — заметил Холлистер. — В противном случае им пришлось бы занять устойчивую орбиту, к чему эта штуковина не слишком предрасположена.

— Очень этому рада. — Сассинак потянулась. — Не думала, что так одеревенею всего лишь после небольшой пробежки.

— И стрельбы. Вы знаете, что у вас на спине броня почти расплавилась?

Так вот почему она чувствовала жар на спине!

— Разве? А я думала, они промазали. Как по-вашему, здесь должен появиться еще один конвойный, напичканный оружием не хуже первого?

— Должен, но едва ли раньше, чем через пару часов. Маленькие корабли сообщат о взрыве. Хотите, чтобы мы перехватили их передачи?

— Я-то хочу, но они, к сожалению, не говорят на Стандарте или на чем-нибудь похожем.

Подошел стюард, чтобы забрать грязные кружки, и бросил на Сассинак обеспокоенный взгляд:

— Что-нибудь не так, капитан?

— Нет, благодарю вас. Я просто предпочла позволить себе немного шоколада. — Она посмотрела на часы. — Минут через пятнадцать я буду проводить инструктаж для старших офицеров в своем кабинете. Почему бы вам не принести туда кофейник и какие-нибудь закуски? — Стюард кивнул и удалился. — Команда мостика, если хотите, можете снять броню и отдохнуть, но будьте готовы ко всему. Террел…

Это был ее новый старший помощник — круглолицый молодой человек.

— Да, капитан?

— Оставайтесь на мостике и прикажите кокам обслужить команду кофе и другими стимулянтами прямо на рабочих местах. Как только мы убедимся, что нас не заметили, все смогут отдохнуть, но пока нужно держаться наготове. Я буду в своем кабинете, но сначала зайду в каюту.

Едва скинув с себя скафандр, Сассинак увидела, что луч оставил обгорелую полосу на форме под броней. Скорчив гримасу, она стянула с плеч опаленную ткань и посмотрела в зеркало. Красная полоска, возможно, пара волдырей, кожа будет немного шелушиться — вот и все. Боли не было, хотя место ожога слегка одеревенело. Сасс подмигнула своему отражению — неплохо для сорока шести лет, совсем неплохо. Ни единой серебряной пряди в черных волосах, никаких морщинок вокруг глаз — ничего подобного. Не в первый раз позабавившись своему тщеславию, она взяла дезодорант и избавилась с его помощью от пота и усталости.

В кабинете ее ждали старшие офицеры — Сассинак видела по их лицам, что они одобряют ее действия: если капитан выглядит свежей и элегантной, значит, все в порядке. Двое стюардов принесли большой кофейник и поднос с закусками: сандвичами и печеньем. Она с благодарностью отпустила стюардов и оставила пищу на нагревателе.

— Итак, — начала она, опускаясь на стул за широким письменным столом, — сегодня мы решили несколько задач…

— Но у нас возникли новые, — подхватил кто-то из офицеров. — Вы знаете, кто выпустил ту хлопушку?

— Еще нет. Это проблема сама по себе и одновременно часть другой проблемы, о которой я упомяну позже. Сначала я хочу выразить благодарность всем вам и вашим людям.

— Крайне сожалею о том грузовом лифте… — начал было майор Курральд.

— А я сожалею о ваших потерях, майор. И здесь, и на транспорте. Но без вас у нас не было бы никаких шансов. И в частности, я хочу поблагодарить вас за совет разделить бойцов так, как мы сделали. А теперь я собираюсь познакомить всех с секретной частью нашей миссии. — Нажав кнопку настольного пульта, она отключила компьютерную связь, чтобы обезопасить комнату от подслушивания, и кивнула, глядя на удивленные лица. — Да, это очень важно и имеет прямое отношение к случившемуся сегодня. В штаб-квартире Флота мне сообщили — полагаю, что и другим капитанам тоже — кое о чем, что мы все уже некоторое время знали или подозревали. Служба безопасности скомпрометирована, и Флот больше не может считать свой персонал полностью благонадежным. Нам дали понять, что на каждом корабле следует ожидать присутствия по крайней мере одного вражеского агента. Мы должны обнаружить их, по возможности нейтрализовать их деятельность и ни в коем случае не рапортовать об этом по обычным каналам. — Сасс сделала паузу, и когда Холлистер поднял руку, она кивнула.

— Вам дали хоть какие-нибудь конкретные указания, капитан? Являются ли подозреваемые рядовыми или офицерами? — Его взгляд переместился на Курральда, рядом с исполинской фигурой которого остальные выглядели просто карликами.

42
{"b":"18781","o":1}