ЛитМир - Электронная Библиотека

Холлистер так и не смог определить, возникла ли авария из-за изначально присущего в планировке системы недосмотра или же в результате диверсии.

Попытки смоделировать повреждения на компьютере и выяснить их причину привели к шести или семи различным результатам. Два из них подразумевали выход из строя единичного компонента в самом начале путешествия, которое, по мнению Холлистера, не могло быть намеренным. Остальные предполагали множественные повреждения, одно из которых явственно указывало на саботаж.

Но какой из них соответствует действительности, никто не мог сказать с уверенностью, хотя Холлистер и его самые надежные техники обследовали каждый болтик системы.

Сассинак скорчила гримасу в ответ на рапорт Холлистера.

— Итак, вы не можете сообщить мне ничего конкретного?

— Не могу, капитан. Лично я думаю, что без саботажа не обошлось — моделирование показало, что все могло быть куда хуже. Очевидно, кто-то — он или она — опасался и за собственную жизнь, но доказать этого я не в силах. Более того, я не смогу предотвратить подобное в следующий раз. Если я заменю весь персонал, кто поручится, что новые назначенцы окажутся полностью лояльными? Причем для таких диверсий не нужно быть специалистом экстра-класса — основы экосистемы должны знать все на случай катастрофы.

Конечно, агента могли проинструктировать специально, но флотская экосистема использует те же компоненты, что и любая другая.

— А как насчет ремонта?

Здесь Холлистер подробно ее проинформировал. Структурные повреждения потребовали бОльших переделок левого борта, чем ожидалось. Но ремонт был уже практически завершен — включая отделяемые отсеки. К особому удовлетворению Холлистера, установка отсеков нового выпуска обусловила необходимость замены и половины отсеков правого борта для полного их соответствия. Холлистер признался, что его беспокоило, как бы их сколько-нибудь протяженный полет в ССП с несбалансированными отсеками не привел к скрытому напряжению в отсеках правого борта. Защитное оборудование не пострадало, а вышедшие из строя компьютерные секции были заменены. Их задерживала только экосистема, и по расчетам инженера, до полного окончания ремонта потребуются еще две недели.

Сассинак задумалась, успеют ли они завершить переоборудование «Заид-Даяна» к тому времени, как боевая группировка Верстана возвратится с телом Хурона. Теперь все уже познакомились с рапортами об успешной операции и видели голографические картинки разрушенных куполов и взорванных зданий. Сассинак интересовало, выглядела ли так же и база, где она провела несколько лет в качестве рабыни. Как бы то ни было, ее действия спасли детей от заключения под этими куполами. Сасс дважды посещала больницу и беседовала с такими же сиротами, как и она. Конечно, психологически они пострадали меньше, если это «меньше» что-либо означало.

Глядя на некоторых из них, она почти проклинала себя за то, что не вмешалась, прежде чем пираты атаковали колонию. Но кое-кто уже приходил в себя, а за некоторыми приехали родственники.

Следственная комиссия завершила работу предварительным рапортом, подлежащим дальнейшему анализу, как объяснил ей председатель. Сасс поблагодарили за спасение детей колонии и мягко пожурили за гибель самой колонии, хотя комментарии утверждали, что любая попытка прийти планете на помощь была бы опрометчивым и ненужным риском для корабля. Удостоилась Сассинак и похвалы за исход столкновения, но только не за избранные ею методы. Было заявлено, что ее действия были чересчур рискованными и не являются хорошим примером для других командиров, хотя в то же время оказались весьма эффективными и, возможно, оправданными при данных обстоятельствах. Структурные повреждения «Заид-Даяна», безусловно, были результатом ее решения подпустить врага вплотную, но экосистема могла пострадать вследствие саботажа или просто изначально порочной механики.

Комиссия одобрила обращение Сасс с подозреваемой отравительницей: «Удачный выход из положения, чреватого политическими осложнениями». Сассинак думала о девушке, находившейся теперь в психиатрическом отделении военного госпиталя сектора. Смогут ли там привести ее в норму? Сможет ли она уважать себя? Ясно было одно — Флот больше не предоставит ей шанса. В целом, по словам председателя, комиссия пришла к выводу, что Сассинак действовала в интересах службы, хотя они не могли полностью одобрить ее поведение.

В таких обстоятельствах это было лучшее, на что она могла рассчитывать.

Адмирал Ваннуа, комендант сектора, определит, как доклад комиссии отразится на ее будущем. Сасс служила под его началом несколько лет назад и ожидала от него лучшего отношения, нежели от следственной комиссии. Он любил храбрых и инициативных офицеров. Когда она вошла к адмиралу в кабинет, он взмахнул рапортом и бросил его на стол.

— Грифы слетаются, а?

Сассинак вскинула голову.

— По-моему, они были справедливы, — промолвила она.

— Чувствую, что вам хочется добавить «в пределах их возможностей».

Впрочем, это верно — какая-нибудь другая комиссия обошлась бы с вами куда более сурово за то, что вы вернулись с такими повреждениями и к тому же позволили флотскому радиомаяку поведать мирозданию, что крейсер Флота расшиб себе нос. Это скверно для нашей репутации. Но я доволен — вы вернули детей, смертельно напуганных, но живых и свободных. И вам удалось раскрыть один из маленьких сюрпризов пиратов, из-за которого попал в беду не один крейсер. Вы первая описали специфику их фальсифицированных сигналов идентификаторов — по-моему, это стоит всего остального. Наконец вам удалось остаться необнаруженной и собрать много полезной информации.

Теперь мы знаем, насколько хорошо защитная технология действует в реальных условиях. Короче говоря, я доволен вами, коммандер, как вы, возможно, и ожидали. В конце концов, вам известны мои склонности. Мы собираемся направить вас на такое же патрулирование в другую часть сектора и надеемся, что вы снова поймаете крупную рыбу.

— Сэр, есть одна вещь…

— Да?

— Я бы хотела иметь большую свободу выбора в случае еще одного столкновения.

— А именно?

— В прошлый раз в моих инструкциях говорилось, что моя первейшая задача — наблюдение, и на этом основании я ничего не предприняла, когда колония была атакована. По этому поводу у меня возникли проблемы с экипажем… и мне хотелось бы иметь свободу действий в случае повторения подобной ситуации.

Адмирал отвел взгляд:

— Коммандер, у вас превосходная характеристика, но не влияет ли в данном случае личный опыт на ваше суждение? Ранее мы неоднократно шли на прямое столкновение, и каждый раз пираты — по крайней мере некоторые из них — ускользали и совершали новые нападения. Проследить истоки их деятельности представляется куда более важным…

— В принципе — да, сэр. Но для людей, которые погибли, осиротели или попали в рабство… Вы были в больнице, сэр? Говорили с детьми, которых доставил Хурон?

— Ну… нет.

— Они все хотят знать, почему Флот не смог предотвратить нападение, почему погибли их родители и что будет с ними теперь. И это не только мои чувства, сэр. Мой старпом, лейтенант-коммандер Хурон, был очень раздосадован моим решением не вмешиваться и, как вам известно, сэр, настоял на личном участии в боевой группировке и высадке на планету, что привело к его гибели. Другие офицеры и члены экипажа выражали такие же чувства…

— Открыто? Вам?

Сассинак видела, что адмирал не слишком одобряет подобную откровенность. Она кивнула:

— Некоторые — открыто. Другие — в разговорах, которые я случайно слышала. Им не нравится думать о себе… о Флоте, как о праздно отсиживающемся в безопасном месте, пока беспомощных людей убивают и захватывают в плен.

— Понятно. Хм-м… Тем не менее, коммандер, я считаю, что наблюдение должно оставаться вашей первейшей обязанностью, хотя, при подобных обстоятельствах и учитывая недавний опыт вашей команды, вы можете атаковать врага, если сочтете это необходимым для спасения невинных жизней. Я внесу соответствующие изменения в инструкции. — Ваннуа внимательно посмотрел на нее. — Но я не намерен мириться с любыми опрометчивыми нападениями, ясно? Вы едва не истощили ремонтный бюджет нашего сектора на следующие восемнадцать стандартных месяцев, так что впредь будьте поосторожнее. И если сочтете нужным, зовите на помощь — не ждите, пока вас разнесут на мелкие кусочки.

52
{"b":"18781","o":1}