ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отлично. Я распоряжусь подать еду через полчаса — и если вы уложитесь к этому времени, сообщите. — Она отключила связь и обернулась к Форду:

— Спросите у Майлер, сможет ли она присоединиться к нам — и вы, разумеется, тоже, когда предупредите тех, кого отобрали, что позднее проинструктируете их. Я буду на мостике, но к ленчу вернусь.

На мостике Сасс переговорила с дежурным офицером и подошла к Арли. Хотя большая часть экипажа была отпущена с боевых постов, системы вооружения поддерживались в полной готовности. Последствия ошибки или саботажа были бы катастрофическими — помимо уничтожения транспорта с огромными людскими потерями, взрывная волна была бы опасна и для самого «Заид-Даяна». Арли кивнула Сасс, не отрывая взгляда от экранов.

— Я как раз проверяю второй квадрат, — бросила она через плечо. — Особенно системы блокировки — хочу быть уверенной, что никто не сможет проделать здесь тот же трюк.

Сасс разумно не стала ее отвлекать и подождала, наблюдая за экранами, хотя не могла понять некоторые показания сканеров. Наконец Арли вздохнула и отключила аппаратуру.

— Надеюсь, все в порядке. — Она устало улыбнулась. — Вы хотите дать объяснения или все это великая тайна?

— И то, и другое, — отозвалась Сасс. — Как насчет ленча в моем кабинете?

Взгляд Арли скользнул к экранам.

— Я бы лучше подежурила…

— У вас вполне компетентный помощник, и я уверена, что на сей раз просто не может произойти ничего непредвиденного. Конечно, на Крусса нельзя полагаться, но мы нарушили его планы, и сейчас у нас период затишья. Так что расслабьтесь — по крайней мере, слезьте с этого стула и поешьте что-нибудь.

* * *

Курральд принес с собой в кабинет Сассинак зловоние иретанской атмосферы как раз в тот момент, когда фильтры наконец очистили воздух после утреннего визита местных обитателей. Он начал извиняться, но Сасс тут же отмахнулась:

— Мы собираемся пробыть здесь некоторое время, так что нам придется адаптироваться или хотя бы привыкать к затычкам в носу.

Арли старалась не морщиться, но села подальше от Курральда.

— Дело не в вас, — извинилась она. — Я просто не могу выносить запах серы — тем более во время еды. От него пища приобретает ужасный привкус.

Курральд широко улыбнулся — это был признак необычайного доверия.

— Возможно, именно запах побудил мятежников есть мясо — я слыхал, оно притупляет ощущение вкуса.

— Мясо? — Майлер бросила на него резкий взгляд, оторвавшись от рапортов из лаборатории. — Тот, кто его ест, сам начинает пахнуть сернистыми отходами, но на его вкусовые ощущения оно не влияет.

— Не знаю… — Сасс задержала на полпути ко рту ложку зеленых овощей в белом соусе. — Если в сернистой атмосфере пища меняет вкус — а это так и есть… — Она с отвращением посмотрела на зелень. — То мясо, возможно, становится вкусным.

— Никогда об этом не задумывалась. — Майлер наморщила лоб, а Форд ухмыльнулся:

— Вижу, что готовится очередной научный труд. «Эффект влияния атмосферы Иреты на восприятие вкуса протеинов» или «Сера и вкус крови».

— Только не говорите этого в присутствии Вариан, — предупредила его Сасс. — Она как будто весьма чувствительна ко всему, что касается запретов. Ей это не покажется забавным.

— Тут нет ничего забавного, — задумчиво протянула Майлер. — А это идея… Я не думала об этом раньше, но вполне возможно, что какие-то добавки в атмосфере действительно влияют на пищевые вкусы людей, и если кто-то уже подвергался искушению рассматривать плоть живых существ годной для приема в пищу, то запах мог только усилить желание…

Все за столом протестующе застонали, и Майлер сердито уставилась на них. Но прежде, чем она успела возмутиться, Сассинак призвала всех к порядку и объяснила, почему собрала их здесь:

— Вариан абсолютно права, считая, что нынешние иретанцы не отвечают за мятеж и его последствия. В то же время в интересах ФОП проследить, чтобы эта планета не была открыта для эксплуатации и чтобы иретанцы ассимилировались в Федерации без излишних трений. По-видимому, им наговорили кучу лжи: они считают, что первая экспедиция состояла исключительно из представителей тяжелых миров, которых несправедливо бросили на планете. Они ожидают помощи только от «тяжеловесов» и, вероятно, думают, что «тяжеловесы» и «легковесы» не могут кооперироваться.

У нас есть шанс доказать, что «тяжеловесы» ассимилировались в нашем обществе и что к ним относятся доброжелательно. Мы все знаем о существующих проблемах — майор Курральд сталкивался с несколько настороженным отношением, как и большинство «тяжеловесов» во Флоте, — но и он, и другие верят, что между двумя типами людей больше сходств, чем различий. Если нам удастся установить дружеские отношения и с этими молодыми людьми, и с «тяжеловесами» с колониального корабля, если мы дадим понять, что у них есть возможность присоединиться к большому космическому сообществу, то, возможно, они откажутся от претензий на Ирету, согласившись на компенсацию. Это было бы мирным решением, вполне подходящим для такой маленькой группы, а в качестве компенсации они смогли бы получить образование, которое позволит им благополучно проживать где угодно. Но даже если они не уступят, то могут согласиться жить здесь, считаясь с ограничениями, которые наверняка установит трибунал — особенно если Вариан права и здесь есть ощущающие местные виды.

— Вы хотите произвести вербовку? — осведомился Курральд. — Те, кого я видел, возможно, пройдут промежуточный тест.

Сасс кивнула:

— Если вы найдете подходящих для службы в вашем отряде бойцов, дайте мне знать. Конечно, я не думаю, чтобы кого-то из них подготовили к агентурной деятельности, но такую опасность тоже нельзя игнорировать.

Майлер нахмурилась, барабаня по лежащим рядом с ней лабораторным рапортам.

— Эти ребята воспитаны на натуральной пище, не говоря уже о мясе.

Думаете, они сумеют сразу приспособиться к корабельной диете?

— Не уверена, и именно потому хочу, чтобы вы, как врач, с самого начала принимали в этом участие. Нам нужно знать все об их психологии. То, что они выросли на планете с нормальным притяжением, не привело к их полной адаптации. Возможно, майору Курральду удастся вникнуть в различия, а может, они будут более свободно разговаривать с другими «тяжеловесами».

Медицинские же исследования поручаю вам. Если что-нибудь понадобится, поставьте меня в известность.

— Я всегда думала, — сказала Майлер, покосившись на Курральда, — что представители тяжелых миров, возможно, нуждаются в каких-то питательных веществах, в наибольшей степени содержащихся в мясе. Особенно те, кто живет на холодных планетах. Но произвести подобные исследования в Федерации нам не удастся — об этом и говорить нечего. Хотя это несправедливо — научным изысканиям не должны препятствовать религиозные идеи.

Курральд улыбнулся уголками рта:

— Насколько я знаю, подобные изыскания проводились в двух мирах с сильной гравитацией — разумеется тайно. Не всякое мясо, а лишь определенные сорта действительно содержат необходимые для нас вещества.

Впрочем, вы едва ли захотите слушать об этом за столом.

— Еще одна проблема, — заговорила после паузы Сассинак. — Сплоченность экипажа. Критически настроенным представителям тяжелых миров в нашей команде будет полезно посмотреть, как выглядят «тяжеловесы», от рождения не испытывавшие мощного притяжения; при всем моем уважении, Курральд, иретанцы куда больше походят на обычных людей, чем другие «тяжеловесы». — Курральд кивнул с мрачным видом, но без обиды. — Опять же, вы все знаете о наших неприятностях с саботажником. Если что-то произойдет снова, это усилит напряжение между «тяжеловесами» и «легковесами»… — Сасс окинула взглядом лица присутствующих. Все кивнули, понимая, что она имеет в виду.

— Я знаю, Арли, что вы максимально обезопасили системы вооружения, но в ближайшие дни вашим людям будет нелегко их контролировать. Тем не менее этого не избежать: мы не можем допустить случайных выстрелов.

63
{"b":"18781","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Слова на стене
Око Золтара
Жестокая красотка
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Камни для царевны
Его кровавый проект
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Темная страсть