ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я получил достойный ответ, бегунья Тенна. – Староста тоже улыбнулся ей, скользнув глазами по ее вырезу. – Ты очень красивая девушка, и голубое тебе к лицу. – Он потрепал ее по руке и встал. – Я уже сказал Торло, что нарушений больше не будет. – И староста своим обычным громким голосом добавил: – Веселитесь, скороходы, и пейте вино.

Он ушел, раздавая на ходу кивки и улыбки, а трое бегунов остались сидеть, как громом пораженные. Роза оправилась первая и хлебнула хороший глоток вина.

– Торло был прав – ты добилась успеха, – сказала она. – А вино-то отменное.

– Старосте плохого не подадут. – Клив украдкой придвинул стакан Грогха к своему – староста почти ничего не выпил. – Давайте разделим его порцию.

– Не могу поверить, что староста извинился передо мной, перед Тенной. – Девушка потрясла головой, прижав руку к груди.

– Но ты ведь пострадала, не так ли? – сказала ей Роза.

– Да, но…

– А откуда староста узнал все это? – подхватил Клив. – Ну, мы же видели, как Халигон пошел на станцию. – Роза еще раз попробовала вино и закатила глаза в немом восхищении. – Но староста Грогх – порядочный человек, хотя и считает женщин слабоумными. И он тоже заметил, что ты красива, – хихикнула Роза, – видишь, это помогло. У Халигона все девушки красивые, и старосте они тоже нравятся, хотя он только смотрит.

Бегуны так заговорились, что не заметили, как подошел Халигон. Они спохватились, лишь когда он развернул перед Тенной зеленую кожу из палатки Лиганда.

– Я прошу простить меня, бегунья Тенна. Я не знал тогда, что на кривой у холма кто-то есть. – Халигон учтиво поклонился, не сводя глаз с Тенны, и покаянное выражение его лица сменилось печалью. – Смотритель станции отчихвостил меня на славу, и отец тоже.

– Ты что ж, не веришь Тенне? – дерзко спросила Роза.

– Как я мог не поверить, когда она показала мне свои ссадины? – И Халлигон сделал знак хозяину палатки. Клив жестом пригласил его сесть.

– А… как там твой брат? – спросила Тенна. Старосте она не решилась задать этот вопрос. Глаза Халигона зажглись весельем.

– Должен сказать, врезала ты ему на совесть.

– Обычно я не сбиваю людей с ног, – сказала Тенна и снова получила тычок от Розы. – Только когда они в этом нуждаются. – Она отодвинулась подальше от подруги. – Тот удар предназначался тебе.

– Хорошо, что он мне не достался. – Халигон потер подбородок. – Когда мастер Торло сказал мне, что ты не могла бегать три дня, я осознал свою вину. О других бегунах он тоже сказал. Согласна ли ты принять в возмещение эту кожу вместе с моими извинениями?

– Твой отец уже принес мне извинения.

– А я приношу свои, бегунья Тенна, – выразительно произнес Халигон.

– Я принимаю их, но… – Тенна хотела отказаться от кожи, но Роза снова ткнула ее в бок. Этак у нее скоро синяки будут на ребрах. – И подарок принимаю.

– Вот и хорошо. Без твоего прощения Собрание для меня было бы испорчено. – Халигон просветлел, поднял только что поданный стакан и выпил. – Ты оставишь для меня один танец?

Тенна притворилась, что раздумывает, хотя вопрос втайне польстил ей. Халигон, несмотря ни на что, очень ей нравился. На всякий случай она отклонилась от Розы, чтобы избежать очередного тычка.

– Я надеялась, что смогу протанцевать подлеталку, – начала она и добавила, когда Халигон уже загорелся: – Но моя правая нога еще не совсем окрепла.

– Но для медленных-то танцев она годится? Ты нисколько не прихрамываешь, когда ходишь.

– Да, ходить мне нетрудно, – Тенна снова помедлила, – и мне хотелось бы найти себе кавалера. – Это давало понять, что он может рассчитывать не только на один танец.

– Значит, все плавные за мной?

– Не забудь, Бевени тебя тоже приглашал, – напомнила Роза.

– А когда начнутся танцы? – спросила Тенна.

– После ужина, когда совсем стемнеет, – ответил Халигон. – Ты согласишься поужинать со мной?

Тенна услышала, как Роза затаила дыхание, но она и правда находила Халигона очень милым. Почему бы и не принять приглашение?

– Буду очень рада, – учтиво ответила девушка. На том и порешили. Халигон в честь их уговора допил вино до дна, поклонился всем троим и ушел.

– Йо-хо, Тенна, – прошептала Роза, глядя, как его высокая фигура исчезает в толпе. Клив усмехнулся:

– Чистая работа. Скорее бы ты предприняла свой новый Переход, чтобы снова разрешить наши задачи. – Беги ты прочь! – весело бросила Тенна и только теперь позволила себе потрогать темно-зеленую кожу. – Следил он за нами, что ли? Откуда он узнал?

– Ну, Халигона дурачком не назовешь, – сказала Роза, – хотя он и любит скакать по беговым трассам.

– Я думаю, он сам рассказал обо всем отцу, – заметил Клив, – а это показывает, что парень он честный. Глядишь, он еще и понравится мне в конце концов. – Да, молодец. Хотя раньше он никогда не сознавался, что ездит по трассам, как Торло его ни уличал. – Роза усмехнулась Тенне. – Правду говорят, что красавица привлекает больше внимания, чем дурнушка вроде меня.

– Ты не дурнушка, – вознегодовал Клив и только тогда понял, что Роза ловко поймала его, напросившись на комплимент.

– Правда? – кокетливо заулыбалась она.

– Ах ты! – покачал головой попавшийся на удочку Клив и засмеялся, а потом поровну разлил по стаканам вино, оставленное Грогхом. – Такому добру пропадать нельзя.

* * *

Тенна вернулась на станцию, чтобы спрятать свою красивую кожу. Бегуны наперебой поздравляли ее, и она получила множество приглашений на танцы и на ужин.

– Ну вот, я же говорила! – воскликнула Пейда, улыбаясь от уха до уха. – Красивую девушку всегда выслушают.

– И Халигон не будет больше ездить по трассам, – засмеялась Тенна.

– Так обещал его отец, однако поживем – увидим.

– Я позабочусь об этом, – весело пообещала Тенна и вернулась на площадь. Никогда еще она так чудесно не проводила время.

У ям, где жарилось мясо, уже собирались люди на ужин, и Тенна подумала, уж не подшутил ли над ней Халигон. Он как-никак сын старосты! Но тут он появился рядом, предложил ей руку и сказал:

– Я не забыл.

Благодаря привилегированному положению Халигона мясо им подали гораздо раньше, чем Кливу и Розе, а вино, заказанное им, оказалось еще лучше того, что Тенна пробовала днем, поэтому к началу танцев она совсем развеселилась.

Первый танец она отдала Гролли – он пригласил ее раньше всех, хотя даже не надеялся, что она согласится, – и ее удивило, что Халигон не пошел танцевать с другой. Он ждал за столом, пока запыхавшийся Гролли не привел Тенну обратно. Этот мотив был довольно веселый, хотя и не столь быстрый, как подлеталка. Следующий танец оказался помедленнее, и она подала руку Халигону, хотя вокруг них столпилась добрая половина всех бегунов. Халигон ловко привлек ее к себе, прижавшись к ее щеке своей. Он был чуть выше ее, и они приспособились друг к другу без усилий. Всего один круг – и Тенна вверилась ему полностью.

Поскольку они танцевали щека к щеке, она почувствовала, что он улыбается, а он внезапно прижал ее к себе.

– Ты уже знаешь, когда побежишь снова?

– Я уже сделала одну короткую пробежку – в порт. Как раз хватило, чтобы разогреться.

– Как это у тебя получается – пробегать такие расстояния? – Он слегка отодвинул ее, чтобы видеть ее лицо при свете фонарных корзинок. Он в самом деле хотел знать.

– Отчасти потому, что меня этому учили, отчасти потому, что у нас это в крови.

– И ничем другим ты заняться не могла?

– Могла, но мне нравится бегать. В этом есть… какое-то волшебство. Иногда тебе кажется, что ты весь мир можешь обежать. И я люблю бегать ночью. Чувствуешь себя так, будто ты одна жива, и не спишь, и движешься.

– Так оно и есть – если ты считаешь недоумков, которые носятся верхом по трассам. Давно ли ты бегаешь?

Он спрашивал с искренним интересом, и она подумала, что зря, пожалуй, развела столько сантиментов вокруг такого простого занятия, как бег. – Скоро будет два Оборота. Это мой первый Переход.

11
{"b":"18782","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Последний крик банши
Альдов выбор
Тихий человек
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Вторая жизнь Уве
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
О, мой босс!