ЛитМир - Электронная Библиотека

Тенна повиновалась, мельком глянув на разъяренную Фелишу, и они благополучно сбежали.

– Спасибо, Тенна, – со вздохом облегчения сказал Клив, сворачивая на рыночную площадь. – Эта девица – просто чума.

– Она тоже бегунья из Болла? Она не представилась.

– Нет, она из цеха ткачей, но наша станция доставляет письма ее старшине, – скорчил гримасу Клив. – Тенна! – окликнул с порога Торло, и они остановились подождать старика. – Тебе кто-нибудь уже показал Халигона?

– Да, Роза и Спация. Он шел за старостой. Я скажу ему пару слов, как только мы встретимся.

– Вот и молодец. – Торло крепко стиснул ей руку и вернулся на станцию.

– Правда скажешь? – удивленно раскрыл глаза Клив. – Еще как скажу и посчитаюсь с ним вдобавок. Поступлю с ним так же, как он со мной.

– Так ты вроде бы в неотвязку упала? Здесь на площади она не растет.

– Мне довольно будет, если он растянется посреди этой самой площади. – В такой толпе, наверное, нетрудно будет поставить подножку. Она пообещала, что даст Халигону наглядный урок, и даже лекарь Бевени поддержал ее – надо держать слово. Тенне не хотелось, чтобы на станции перестали ее уважать. Она набрала в грудь воздуха. Достаточно ли будет сбить его с ног? Хотя бы для того, чтобы свести с ним личные счеты? Ведь на него еще и жалобу подадут на основе заверенных лекарем доказательств. Из-за своих ранений она не бегала три дня и ничего не заработала.

– Ох! – воскликнула она, увидев выставку тканей в палатке ткацкого цеха: цветы, полоски, тона и яркие и приглушенные – на любой вкус. Тенна спрятала руки за спину, борясь с неодолимым искушением пощупать образцы.

– Это товары цеха Фелиши, – сморщил нос Клив. – Вон та красная просто чудо…

– Да, у них хороший цех.

– Несмотря на Фелишу? – фыркнула Тенна.

– Ага, – осклабился Клив. Они прошли палатку стекольного цеха: зеркала в нарядных и простых деревянных рамах, кубки, бокалы и кувшины всех форм и расцветок.

Тенна поймала свое отражение в зеркале. Она не узнала бы себя, если бы Клив не шел рядом. Она расправила плечи и улыбнулась незнакомке.

Следующим был портняжный цех с всевозможным готовым платьем, юбками, рубашками, панталонами и более интимными частями туалета. Покупатели уже облепили этот соблазнительный прилавок.

– Где там Роза застряла? – спросил Клив, оглядываясь через плечо. Станция была видна и отсюда.

– Ради тебя ей хочется быть особенно красивой.

– Она и так красивая, – усмехнулся Клив и покраснел до ушей.

– К тому же очень добрая и заботливая, – искренне добавила Тенна.

– Вот мы и пришли. – Клив указал на выставку кож в углу площади. – Но мне думается, это не единственная палатка. Многие цехи съезжаются на Собрания в Форт. Надо везде посмотреть. Ты как, хорошо торгуешь? Если нет, предоставим это Розе. Вот уж мастерица. И продавцы знают, что спорит она правильно. А ты им незнакома, вот они и заломят почем зря.

– Я намерена получить лучшее за свои деньги, – с хитрой улыбкой заверила Тенна.

– Что ж, не буду учить скорохода бегать, – стушевался Клив. Тенна улыбнулась ему и, как бы не глядя, пошла мимо кожевенного прилавка. Тут их догнала Роза, чмокнув Тенну в щеку, хотя не прошло и пятнадцати минут, как они расстались. Клив обнял Розу за плечи, шепнул ей что-то, и она хихикнула. Они трое загородили дорогу, и вокруг толкались другие покупатели. Тенна, пользуясь случаем, делала вид, что не смотрит на кожи, а кожевник за прилавком притворялся, что не замечает ее. Заодно Тенна следила, не покажется ли где Халигон.

Не успели они сделать первый круг по площади, как толпе сделалась до того плотной, что не пройти. Но без толпы нет и Собрания, и трое бегунов наслаждались атмосферой праздника. Ведь они столько часов проводили одни на трассах часто и в те часы, когда все остальные заканчивают работу и возвращаются к семье. Ты, конечно, чувствуешь удовлетворение оттого, что делаешь важное дело, но об этом как-то не думаешь, когда бежишь под холодным дождем или против жесткого ветра. А думаешь как раз о том, чего ты лишен.

В палатках с закусками продавались всевозможные напитки и вкусности. Завершив круг, трое друзей накупили себе всякой всячины и уселись за стол около танцевального помоста.

– Вот он! – сказала вдруг Роза, указав на ту сторону площади, где несколько молодых людей разглядывали проходящих мимо разряженных девушек. Входило в обычай подбирал себе спутницу на время Собрания – на день, на ужин, на танцы, смотря какой будет уговор. Рамки общения следовало ограничить сразу, чтобы потом не было недоразумений.

Вот идеальный случай для того, чтобы посрамить Халигона. Он с друзьями стоял у края дороги, пыльной и усыпанной навозом животных, везущих повозки. Хорош он будет, растянувшись там в своем праздничном наряде! И если повезет, он вываляется не только в пыли.

– Прошу прощения, – Тенна поставила свой стакан, – мне надо свести кое-какие счеты.

– Ого! – Роза широко раскрыла глаза, однако проводила Тенну бодрым «йо-хо», когда та двинулась напрямик через доски.

Халигон, по-прежнему в компании парня повыше, смеялся над чем-то и пялил глаза на девушек, которые нарочно прогуливались вдоль этой стороны площади. Да, самое время отомстить ему за свое падение.

Тенна подошла к нему и хлопнула его по плечу. Он обернулся, и его игривая улыбочка сменилась выражением неподдельного интереса при виде Тенны, а в глазах зажегся огонь. Он так засмотрелся, что не заметил, как Тенна сжала кулак, развернулась и двинула его в подбородок, вложив в удар весь свой вес. Он рухнул как подкошенный, хлопнулся на спину и лишился чувств. Упал он прямо в кучу навоза.

Тенна, хотя удар сотряс все ее тело, удовлетворенно отряхнула руки, повернулась на каблуках своих красных сапожек и вернулась назад.

Она уже прошла полпути, когда услышала, что кто-то быстро ее догоняет, и не удивилась, когда ее схватили за руку.

– В чем дело? – с искренним удивлением спросил ее высокий парень в коричневом. Он тоже глаз не мог оторвать от ее голубого платья.

– Пусть узнает на себе, каково приходится от него другим, – сказала Тенна и пошла дальше.

– Погоди. Что он тебе такого сделал? Я никогда раньше не видел тебя в Форте, а он никогда не говорил, что встречался с девушкой вроде тебя. Если бы встречался, непременно сказал бы!

– Да ну? – Тенна склонила голову набок. Они были почти одного роста. – Так вот, он столкнул меня в кусты неотвязки. – Она показала ему ладони, и на его лице отразилось искреннее сочувствие.

– Неотвязка? Она очень опасна в эту пору.

– Я знаю это по опыту, – язвительно ответила она, – Но где это было? Когда?

– Не имеет значения. Я уже свела с ним счеты.

– Да уж, – с немалым уважением усмехнулся юноша. – Но ты уверена, что это был мой брат?

– А ты что, знаешь всех друзей Халигона?

– Халигона? – Парень заморгал, быстро прикинул что-то в уме и ответил: – Я думал, что знаю. – Он издал нервный смешок и жестом дал понять Тенне, что она может продолжать путь. Она видела, что он старается не раздражать ее, и это доставило ей еще большее удовлетворение.

– Думаю, Халигон рассказывает далеко не обо всем, – сказала она, – большой сорванец.

– А ты, стало быть, решила поучить его уму-разуму? – Он закрыл рукой рот, но Тенна видела, что его глаза искрятся смехом.

– Кто-то должен был это сделать.

– Да? Но что он, собственно, тебе сделал? Он… Халигон… не часто растягивается в пыли. Разве ты не могла преподать ему свой урок в менее людном месте? Ты испортила его праздничный костюм.

– А я нарочно выбрала такое место. Пусть почувствует, каково это, когда тебя внезапно сбивают с ног. – Да, конечно. Но где же вы все-таки повстречались?

– Он скакал по беговой трассе, галопом, среди ночи.

– О-о. – Он замер на месте со странным, почти виноватым видом. – Когда это было? – уже вполне серьезно спросил он.

– Четыре ночи назад, на кривой у холма.

– И что же?

9
{"b":"18782","o":1}