ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не слишком ли она молода? — пробормотал Ф'нор, кивнув в сторону девочки. — Запечатление отнимает много сил.

— Разве возраст мешает иметь любящее сердце? И всегда ли зрелость приносит способность к состраданию? Почему одни мальчики, выросшие в Вейре — обычные мальчишки, никогда не помышлявшие об удаче — уходят с бронзовыми, а другие плетутся с арены в одиночку? — Брекки покачала головой и тихо добавила: — Ты видишь, Миррим прошла Запечатление с троими… А мы, остальные, хотя и пытались привлечь их внимание, унесли по одному… Эти создания умирали у наших ног, однако…

— Что бы ни случилось в моем Вейре, я узнаю об этом последней, — раздался громкий голос Килары. С красным от злости лицом она стояла, подбоченившись, на пороге хижины.

— Я собиралась пойти к тебе — после того, как закончу перевязку, — спокойно ответила Брекки, но Ф'нор заметил, как напряглись плечи девушки.

Килара надвигалась на нее с таким угрожающим видом, что Ф'нор счел необходимым вклиниться между женщинами. Он помнил, что Килара отличалась слишком горячим нравом.

— Все произошло слишком быстро, Килара, — сказал всадник, дипломатично улыбаясь. — Хорошо, что мы успели спасти хотя бы этих. Ты не слышала сигнала Канта? Очень жаль… Может, и тебе удалось бы пройти Запечатление с файром.

Килара остановилась с разгона, просторная юбка облепила ее ноги. Она посмотрела на Ф'нора, раздраженно теребя рукав, — при этом, однако, не забывая прикрывать синяк на предплечье. Было ясно, что Брекки находится под надежной защитой. Килара развернулась и заметила Миррим. Она величественно направилась к девочке; устрашенная ее суровым видом, та обратила к Брекки виноватый взгляд. В этот момент нараставшее в комнате ментальное напряжение пробудило файров. Два зеленых зашипели на Килару, но внимание ее приковал бронзовый на плече Г'села.

— Я хочу бронзового! Конечно же! Бронзовый — какая прелесть! — жадно воскликнула она В тоне ее голоса, в хищном блеске глаз было что-то отвратительное, непристойное. Ф'нор вздрогнул, ощутив, что волосы на его затылке встали дыбом.

— Бронзовый дракончик на моем плече будет прекрасно смотреться, — продолжала Килара, направляясь к несчастному Г'селу; в ее намерениях не приходилось сомневаться. Г'сел был только зеленым всадником и новичком в Южном — вряд ли он мог дать отпор Госпоже Вейра, да еще в таком состоянии. Всадник, однако, поднял руку, призывая к осторожности.

— Я же сказал, они все прошли Запечатление, Килара, — быстро произнес Ф'нор. — Не советую тебе его трогать.

— Запечатление, говоришь? — женщина колебалась; потом, фыркнув, заявила: — Это всего лишь ящерицы!

— А как ты думаешь, из каких животных Перна были выведены драконы?

— Ха! Сказки для младенцев! Сделать боевого дракона из ящерицы? Чушь! — она потянулась к крошке-бронзовому. Тот расправил крылья и угрожающе зашипел.

— Если он цапнет тебя, не вини Г'села, — со всей возможной мягкостью предупредил Ф'нор, стараясь сдержать гнев. У него чесались кулаки, но, ж сожалению, нельзя воздействовать на Госпожу Вейра подобными, способами — она находится под защитой своей королевы. Но словом тоже можно нанести удар.

— Откуда ты знаешь, что они похожи на драконов? — возразила Килара, бросив на коричневого всадника подозрительный взгляд. — Раньше никто не имел с ними дела… Вы только что поймали их.

— Конечно, ни в чем нельзя быть уверенным, — спокойно ответил Ф'нор. Раздражение его внезапно прошло, и он был не прочь поразвлечься. Одно удовольствие поглядеть, как Килару прямо-таки сводит от зависти! Он решил подбросить дров в этот костер: — Да, я не уверен… и все же — какое сходство! Посмотри-ка, моя маленькая королева…

— Ты? Запечатлил королеву? — У Килары перекосилось лицо, когда Ф'нор небрежно расстегнул куртку и продемонстрировал сонную золотую ящерку. — Сначала она испугалась и ушла в Промежуток. Мы ощущали ее страх — страх и любопытство. И она явно понимала наши сигналы и чувствовала, что ей не причинят зла. Она вернулась очень голодная, и я покормил ее. Кант сказал, что ящерка только что вылупилась… вот и вся история… Нам удалось совершить Запечатление и спасти этих семерых, остальные растерзали друг друга. Сколько времени они останутся с нами?.. Нуждаются ли они в пище и общении — кто знает? Но драконы не отрицают кровного родства с этими созданиями, у них есть свои способы проверки. — Как же вам удалось Запечатление? — дрожащими губами пробормотала госпожа Южного. — До сих пор никто не ловил файров…

Ф'нор был готов дважды поведать ей секрет своей удачи — пусть жарится на песчаном берегу день за днем и оставит в покое Вейр и Брекки.

— Чтобы осуществить их Запечатление, нужно найти кладку и оказаться рядом, когда они начнут появляться на свет — так же, как с драконами. Если повезет, получишь файра… А остальные — те, кто выжил, — останутся, я думаю, дикими. И поймать их уже невозможно — они тут же скроются в Промежутке. — Ф'нор закончил объяснения. «Раньше в Промежутке наступит теплая ночь, чем ты разыщешь кладку, дорогая», — добавил он про себя.

Килара тяжелым взглядом обвела Миррим, затем Г'села; молодой всадник начал смущенно переминаться с ноги на ногу, а маленький бронзовый файр тревожно забил крылышками.

— Ну хватит сказок. В Вейре много работы, и мы не можем растрачивать время на бесполезных зверюшек. И если кто-нибудь станет увиливать от дела, я…

— Только работа… и никаких блужданий по пляжам, да, Килара? — ухмыльнулся Ф'нор. — Пока ты первой не наткнешься на кладку, верно?

— У меня найдутся занятия поважнее, — прошипела женщина и, колыхнув юбкой, величественно выплыла из хижины.

— Мне кажется, стоит предупредить файров, — весело сказал Ф'нор, чтобы разрядить напряжение.

— Нельзя спастись от тех, кто похож на Килару, — Брекки осторожно протянула всаднику забинтованного голубого. — Можно только научиться терпеть их.

Г'сел издал странный звук, словно у него першило в горле, и вскочил с табурета; потревоженный бронзовый недовольно свистнул.

— Как ты можешь говорить так, Брекки… Она — подлая, подлая… и ненавидит тебя! — закричала Миррим, и тут же стихла под суровым взглядом своей приемной матери.

— Не суди, если не имеешь сострадания, — покачала головой Брекки. Я тоже не позволю бросить дело ради игр с этими красавцами. Не знаю, стоило ли спасать их…

— Не суди, если не имеешь сострадания, — парировал Ф'нор.

— Они нуждались в нашей помощи, — сказала Миррим с таким волнением, что тут же сконфузилась и сделала вид, будто страшно занята со своим коричневым.

— Да, нуждались, — согласился Ф'нор, чувствуя, как тело золотой ящерки доверчиво прильнуло к его груди. — А настоящие люди Дракона, в одиночку или все вместе, должны ответить на крик о помощи.

— Миррим прошла Запечатление с троими, хотя родилась не в Вейре, — сухо заметила Брекки. — И если не только всадники способны ловить файров, то для их спасения не жалко никаких усилий.

— Почему?

Брови Брекки чуть шевельнулись, словно она удивилась, как он мог не понимать очевидных вещей.

— Ф'нор, Ф'нор. Знаешь ли ты жителя холда, который не мечтал бы поймать файра — просто потому, что они похожи на маленьких драконов? Нет, не перебивай меня… Я вспоминаю своих братьев… Ночь за ночью они обсуждали, где найти, как поймать огненную ящерицу! Не думаю, что кому-то и прежде улыбнулась удача… Но, быть может, правдива старая легенда о том, что драконы — наши драконы — были выведены из файров… — Взгляд девушки смягчился, и она нежно погладила крошку бронзового, что дремал на сгибе ее руки. — Значит, поколения жителей холдов были на правильном пути. И теперь их мечта близка к осуществлению. Эти создания, подобно драконам, пленяют сердца людей… — Брекки смущенно улыбнулась, и вдруг вскинула на Ф'нора заблестевшие глаза: — Подумай только — у каждого обитателя холда будет свой крохотный дракон… Неплохо, верно?

— Брекки, неужели ты думаешь, что очаровательные ящерки сумеют вселить в сердце Мерона Наболского или Винсета из Нерата любовь к всадникам? — подавляя желание рассмеяться, Ф'нор покачал головой. «Девичьи мечты… Эта Брекки — тихий омут, где пловца подстерегает множество неожиданностей.»

22
{"b":"18783","o":1}