ЛитМир - Электронная Библиотека

— А другие коридоры, которые мы проходили по дороге к дыре? Куда они ведут? — спросил он наконец.

— Не знаю. Здесь очень мною пустых вейров… и я… я никогда не ходил дальше той щели.

— Так что с другими коридорами? Как далеко они ведут?

— Гандидан всегда рассказывал, куда он ходил, но… но… я ничего не помню-ю-ю!

— Ради Яйца, не реви!

— Я не реву! Я голодны-ы-ы-ый!

— Голодный? Отлично! Можешь ты учуять запах обеда? Когда мы шли по этим страшным ходам, мне кажется, даже там пахло едой.

Они дружно засопели, втягивая носами воздух. Пахло плесенью, и ничто даже отдаленно не напоминало упоительный аромат тушеного мяса. Тут Джексом вспомнил, что иногда можно найти выход по дуновению свежего воздуха. Однако затхлый, застоявшийся воздух был неподвижен. Он вытянул руку, чтобы коснуться стены; гладкий холодный камень под пальцами немного успокоил его. В Промежутке ничего нельзя ощутить, а этот туннель был почти таким же темным. В груди пульсировала боль — в такт с ударами крови в висках.

Со вздохом Джексом оперся спиной о гладкую стену и, съехав по ней, шлепнулся на каменный пол.

— Джекс?

— Все в порядке. Я только устал.

— Я тоже. — Фелессан облегченно засопел и опустился рядом, прижавшись к плечу Джексома. Чувствуя тепло друг друга, они понемногу успокоились.

— Хотел бы я знать, на что это было похоже… — мечтательно произнес Джексом.

— Что — это? — переспросил Фелессан с некоторым удивлением.

— Вот это место… Когда все Вейры и холды были полны народа… Когда эти коридоры сияли светом и…

— Ими никогда не пользовались!

— Ерунда. Никто не долбит зря проходов в камне. И Лайтол говорил, что в Бендене больше пятисот вейров, а занята только половина.

— У нас теперь четыреста одиннадцать драконов!

— Да, конечно, но десять Оборотов назад не было и двухсот… Зачем же столько вейров, если они не использовались раньше? И зачем эти залы, и ненужные комнаты, и коридоры… тысячи и тысячи шагов… зачем все это в Руате, если там никогда не жили люди?

— Ну?

— Я думаю, куда они все подевались? И, прежде всего, как они вырезали изнутри целые горы?

Естественно, такие проблемы никогда не волновали Фелессана. Но Джексом не мог остановиться.

— А ты замечал — одни стены гладкие, как…

Гладкие! Он замолчал, ошеломленный догадкой.

Потом обернулся и робко провел ладонью по стене. Она была гладкой. Джексом сглотнул; царапины на груди стали печь еще сильнее.

— Фелессан?

— Что… что случилось?

— Эта стена гладкая.

— Ну и что с того?

— Но она гладкая? Не шершавая!

— Это что-нибудь значит? Скажи! — потребовал Фелессан почти сердито.

— Она гладкая. Это старая стена.

— Ну?

— Мы в старой части Бендена. — Джексом встал и сделал несколько шагов, касаясь стены пальцами.

— Эй, Джекс! — Джексом услышал, как Фелессан суетливо вскочил на ноги, — Не уходи, Джексом! Я не вижу тебя!

Джексом протянул руку назад, схватил Фелессана за рукав и притянул к себе.

— Держись за меня. Если это старый коридор, рано или поздно он выведет куда-то. Либо в тупик, либо в жилое место… Должен вывести!

— А откуда ты знаешь, что мы идем в верном направлении?

— Я не знаю… Но лучше идти, чем просиживать тут задницу и сосать палец от голода. — Джексом двинулся вперед, держась одной рукой за стену, а другой ухватив Фелессана за пояс.

Они прошли не больше двадцати шагов, как ладонь Джексома нащупала уступ. Длинный уступ, проходивший по стене перпендикулярно полу. Он резко остановился.

— Эй, предупреждать надо! — вскрикнул Фелессан, ткнувшись носом в спину приятеля.

— Я что-то нашел…

— Что?

— Выемка… края ровные, идет вверх и вниз… — Джексом протянул обе руки, пытаясь ощупать выемку, которая могла быть дверным проемом.

На высоте плеча, у дальнего края этого прямоугольного углубления, его пальцы наткнулись на квадратную пластинку. Почти инстинктивно Джексом надавил ее, и вдруг стена, завершающая выемку, начала с грохочущим стоном сдвигаться вбок. За ней блеснул свет.

У мальчиков было только несколько секунд, чтобы разглядеть чудесный свет, сиявший по другую сторону порога; затем инертный газ, заполнявший помещение, хлынул наружу и погрузил их в беспамятство. Но сияние не исчезло и привело к ним спасателей.

— Сегодня утром я перерыл весь холд, пока не нашел его в заброшенных коридорах, — сказал Лайтол Лессе, наблюдая за мальчишками, бежавшими к Нижним Пещерам.

— Ты забыл времена собственного детства, — Ф'лар рассмеялся и церемонным жестом пригласил управляющего Руатом проследовать в вейр. — Разве ты не исследовал дальние коридоры, когда был подростком?

Лайтол нахмурился, потом фыркнул, сдерживая улыбку.

— Тут есть небольшая разница… Я не был наследником холда.

— Но, Лайтол, сейчас неважно, наследник он или нет, — Лесса подхватила гостя под руку. — Джексом — мальчишка, такой же, как другие. Только не подумай, что я упрекаю тебя… Он прекрасный паренек, быстро растет… Ты можешь им гордиться.

— Держится, как настоящий лорд, — рискнул добавить Ф'лар.

— Я делаю все, что могу…

— И делаешь превосходно, — с воодушевлением провозгласила Лесса. — Как он вырос — с тех пор, как я видела его в последний раз!

Внезапно щека Лайтола дернулась, и Лесса почувствовала беспокойство. Может быть, Мардра недовольна мальчиком? Этой вздорной бабенке лучше не вмешиваться, не то… Но она тут же сурово напомнила себе, что и ее можно обвинить в намеренном вмешательстве — прямо сейчас. Ведь она попросила привезти Джексома в Бенден. Когда Мардра узнает, что мальчик был тут вместе с Лайтолом…

— Я рад, госпожа, что ты довольна, — сказал бывший всадник. И то, как он подчеркнул обращение к ней, только усилило подозрение Лессы. Они переступили порог вейра. Из-за стола, приветствуя Лайтола, поднялся Робинтон. Лицо Фандарела приняло похоронное выражение, потом он через силу улыбнулся. Видимо, Лайтол показался ему неподходящим собутыльником.

Пока Ф'лар рассаживал гостей, Лесса налила вина.

— Караван с новым урожаем уже прибыл, но вино пока не отстоялось, с улыбкой сказала она Робинтону. Про арфиста сплетничали, что в Бенден его притягивают не хорошая компания и не дела, а запотевшие кувшины да объемистые бурдюки. — Придется тебе иметь дело с остатками прошлогодней десятины.

— Вино Бендена столь же приятно мне, как и его хозяйка… — По-видимому, хитрец решил, что столь тонкий комплимент заслуживает вознаграждения — и тут же приник к чаше.

— Я счастлив видеть вас здесь, — начал Ф'лар, взяв руководство в свои руки. — И прошу извинить, если мое приглашение оторвало вас от дел. Однако…

— Посетить Бенден — такое удовольствие… — промурлыкал Робинтон и снова потянулся к вину — глаза его уже блестели.

— У меня есть кое-какие новости, так что мы не потратим времени зря, — громыхнул Фандарел. — Рад встретиться с вами.

— И я тоже, — мрачно сказал Лайтол; щека его дернулась от тика.

— Я должен сообщить вам очень серьезные известия, — продолжал Ф'лар, терпеливо выслушав любезности гостей, — и узнать ваше мнение. Нити упали преждевременно…

— И не раз! — добавил Робинтон; в его голосе не осталось и следа недавнего легкомыслия. — Барабаны принесли вести из Тиллека и Крома. Ф'лар кивнул.

— Мы, в Бендене, впервые узнали об изменении ритма атак, когда Нити появились утром на северо-востоке Лемоса — хотя согласно временным таблицам падение ожидалось на юго-западе и вечером. Я всегда посылаю в холды наблюдателей за день до атаки, поэтому нас вовремя известили. Леса Лемоса удалось отстоять.

— Ты думаешь, таблицы неверны? — воскликнул Лайтол. Недобрая весть согнала румянец с лица управляющего Руатом. — Я слышал разное… Но считал все это сплетнями.

Наблюдая за реакцией Лайтола, Ф'лар сурово покачал головой.

— На них нельзя больше полагаться, что-то изменилось, — сказал он. — Напомню вам, как Лесса напомнила мне, что путь Алой Звезды иногда искажался, и она проходила далеко от Перна. Какие-то небесные тела влияют на нее — и могут вызвать изменения периодичности атак. Такое предположение, по крайней мере, логично. Что касается таблиц… Что ж, наберем данных и составим новые.

26
{"b":"18783","o":1}