ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не могу сообразить… — начал зеленый всадник.

— Это заметно, — обрезал Робинтон: голос его стал холоднее ледяного дыхания Промежутка. — Брудеган, Тагетарл, поедете на голубом. Сибел, Тальмор — с ним, — арфист кивнул на спорщика из Форт Вейра.

Брудеган, сохраняя невозмутимое спокойствие на лице, вежливым жестом предложил всадникам. проследовать к драконам. Те подчинились без дальнейших возражений. Как все периниты, они немного побаивались арфистов. Никто не хотел в один прекрасный день стать героем какой-нибудь развеселой песенки, которая вмиг облетит всю землю — от океана до океана.

* * *

Бронзовый Н'тона, несший на себе арфиста, появился в воздухе прямо над утесом, в толще которого был вырублен внутренний холд Телгара. Быстрая река, начинавшаяся на склонах восточного хребта, рассекла мягкий камень, образовав ущелье, которое постепенно ширилось, переходя в долину Телгара. Напоминая гигантскую лестницу, горный склон падал здесь вниз уступами, на одном из которых и располагался холд Телгар. Сотня окон пяти его уровней была обращена и югу, благодаря чему внешние помещения холда были всегда хорошо освещены. Все она закрывались тяжелыми бронзовыми ставнями — отличительный признак Телгара, подчеркивающий его богатство.

Сегодня над стенами Великого Телгара пестрели радугой знамена всех лордов Перна, чья кровь когда-либо смешивалась с благородной кровью телгарских властителей. Сами стены огромного двора были увиты благоухавшими ветвями и крупными цветами лунного дерева: их аромат смешивался с аппетитными запахами, доносившимися из кухонь. Если судить по числу длинноногих скакунов, которые паслись среди стад скота по берегам реки, гости прибывали уже в течение нескольких часов. В эту ночь все комнаты в древнем Телгаре будут заняты, и Робинтон порадовался, что его ранг давал право на достойное место. Возможно, придется потесниться, так как он привез с собой помощников. Они могут оказаться лишними: в этот день сюда наверняка устремились музыканты со всей округи. Впрочем, счастливой оказией нельзя пренебрегать.

«Я должен думать о радостном, счастливом», — размышлял Робинтон, вспоминая слова Фандарела. Он коснулся ладонью плеча всадника.

— Ты остаешься, Н'тон?

Молодой человек с улыбкой обернулся к арфисту, но глаза его были серьезными.

— Лиоту и мне следовало отправиться в другое место, мастер Робинтон, — сказал он, ласково похлопав шею бронзового. — Но я хотел увидеть Телгар и, когда лорд Асгенар попросил привезти тебя сюда, был рад оказать эту услугу.

— Я рад не меньше, — произнес на прощание Робинтон, соскальзывая с плеча дракона на землю. — Спасибо тебе, Лиот, за приятное путешествие. «Арфисту достаточно только попросить.»

Пораженный, Робинтон бросил взгляд на Н'тона, но юноша рассматривал группу ярко одетых молодых женщин, подымавшихся с пастбища. Мастер арфистов повернулся к Лиоту, чьи огромные глаза сверкали в нескольких шагах от него. Дракон расправил крылья, и Робинтон поспешно отступил назад, все еще не в силах поверить, что слышал его слова. Однако другого объяснения не существовало. Да, этот день, несомненно, полон сюрпризов!

— Мастер? — почтительно окликнул его Брудеган.

— А? Все в порядке, парни, — он улыбнулся юношам. Тальмор никогда раньше не летал, и глаза мальчика остекленели. — Брудеган, ты знаешь дорогу. Веди их в помещение арфистов, и пусть хорошенько запомнят путь. Возьми мой инструмент. Пока не начнется пир, гитара мне не нужна. Во время торжества вы должны смешаться с толпой, играть, рассказывать и слушать. Вы знаете свои обязанности, мы не раз их повторяли. Работайте. Прислушивайтесь к сообщениям, что передают барабаны, и старайтесь разобраться в них. Брудеган, возьми с собой Сибела, это его первое выступление… Нет, Сибел, если бы я сомневался в твоих способностях, тебя сегодня не было бы с нами… Тальмор, следи за ритмом. Тагетарл, дождись конца пира, прежде чем бросаться очаровывать девушек… Скоро ты станешь настоящим арфистом… Не подвергай опасности добро хозяев. И всем вам повторяю — выбросьте из головы мысли о вине.

Закончив наставления, он покинул юношей и двинулся вверх, к большому двору Телгара, кланяясь и улыбаясь тем, кого узнавал среди пестрой толпы обитателей холдов, ремесленников и нарядных женщин.

* * *

Ларад, лорд Телгарский, облаченный в желтое, и жених, Асгенар Лемосский в сверкающем одеянии цвета ночного неба стояли у огромных металлических дверей главного зала холда. Женщины Телгара были в белом — кроме Фамиры, невесты, сводной сестры Ларада. Ее белокурые волосы спадали на пышный воротник традиционного свадебного платья, переливавшегося всеми оттенками красного.

Робинтон на минуту остановился около ворот в тени правой башни и разглядывал гостей, уже разбившихся на небольшие группы посреди просторного, празднично украшенного двора. У конюшен он заметил Согрейни, Главного мастера скотоводов, и удивленно приподнял брови. На свадьбе человек не должен выглядеть так, словно от его соседей разит чем-то неприятным. Вероятно, Согрейни хотел показать, что не одобряет пустую трату времени. Мастер ткачей Зург и его суетливая жена переходили от группы к группе; Робинтон не удивился бы, узнав, что они проверяют качество тканей. Хотя… трудно сказать. Возможно, мастер Зург и его супруга с доброжелательной беспристрастностью хотели одарить каждого кивком и улыбкой.

Мастер горняков Никат был погружен в беседу с мастером дубильщиков Белесденом и мастером земледельцев Андемоном: рядом, сбившись тесной кучкой, совещались их жены. Корман, владетель Керуна, с важным видом поучал десяток юношей, окруживших его — явно сыновей и кровных родственников: их носы были точной копией клюва, украшавшего физиономию старого лорда. По-видимому, они только что прибыли. Дождавшись конца речи, молодежь чинно последовала вслед за родителем. Лорд Рейд Бенденский наставлял своих; заметив приближение клана Кормана, он поклонился и вежливо отступил в сторону, освободив дорогу.

Лорд Сайфер из Битры махнул Рейду рукой, приглашая присоединиться к компании владетелей малых холдов, беседовавших около лестницы, что вела на наблюдательную башню. Других лордов — Мерона Наболского, Гроха из Форта, Сэнджела из Болла и Нессела Кромского — Робинтон нигде не мог обнаружить.

В вышине затрубили драконы, и несколько десятков крылатых зверей начали по спирали спускаться к широкому полю, на котором приземлился Робинтон. Бронзовые, голубые… О! Даже пять золотых королев! Доставив гостей, большинство драконов опять взмыли в воздух, направляясь к нависавшим над холдом утесам.

Прежде чем вновь прибывшие поднялись по крутой дороге к воротам большого двора, Робинтон подошел к хозяину Телгара.

Ларад приветствовал арфиста с искренним радушием, за которым едва проступала внутренняя тревога. Беспокойство мелькало в голубых глазах лорда, когда он осматривал просторный двор. Властелин Телгара был представительным мужчиной, и его приятное лицо лишь отдаленно напоминало черты Килары, его единственной родной сестры. Очевидно, она полностью и безраздельно унаследовала родовую спесь. «К счастью для Ларада», — отметил Робинтон.

— Добро пожаловать, мастер Робинтон! Мы все с нетерпением ждем твоих веселых песен! — сказал Ларад, почтительно кланяясь арфисту.

— Наши песни будут соответствовать значительности события и места, — ответил Робинтон, широко улыбаясь. До них долетели первые звуки музыки — в толпе гостей появились молодые арфисты.

Свист огромных крыльев, рассекавших воздух, заставил их поднять глаза. Со стороны солнца летели драконы, их тени скользили по двору. На мгновение все разговоры затихли, затем возобновились с прежним оживлением.

Робинтон шагнул вперед, приветствуя первую леди Телгара и единственную любовь его повелителя. Ларад отличался постоянством и не приближал к себе других женщин. Затем арфист повернулся к жениху.

— Лорд Асгенар, прими мои поздравления. Леди Фамира, я желаю, чтобы счастью было тесно в твоем доме.

47
{"b":"18783","o":1}