ЛитМир - Электронная Библиотека

Двое правителей малых холдов — из Нерата, судя по эмблемам на одежде — прицепились с расспросами к Д'раму и Г'неришу.

— Вы любите драконов, поэтому предполагается, что вам все известно про огненных ящериц, — усмехнувшись, заявил Робинтон всадникам.

Д'рам запротестовал, но надоедливые лорды обрушили на него новый град вопросов. Их интересовало, как поймать файра — такого же, как у Мерона. К удивлению арфиста, Г'нериш отвечал с большим самообладанием, чем старший всадник.

Покинув их, Робинтон начал шаг за шагом подниматься по лестнице, касаясь ладонью монолитной каменной стены. Он с трудом проталкивался сквозь толпу женщин, окруживших Ф'лара, леди Фамиру и ее жениха.

— Лорды холдов, великих и малых, вас просят пожаловать в зал Совета, — громогласно провозгласил капитан стражи Телгара. В вышине раздался крик драконов, подобный грохоту медных литавр; затем наступила тишина. Капитан повторил приглашение, и лорды начали выбираться из толпы, устремляясь к крыльцу.

Асгенар передал Фамире свой сверток с яйцом файра и что-то шепнул на ухо. Затем молодой лорд отступил в сторону, склонился в поклоне и плавным жестом указал на вход в главный зал. Лесса и Фамира шагнули внутрь; плотная группа властителей больших и малых холдов, теснясь на ступеньках лестницы, последовала за ними. Робинтон попытался привлечь внимание Ф'лара, но вождь Бендена пробирался сквозь толпу вниз, к Киларе. Она стояла у крыльца и о чем-то ожесточенно спорила с Мероном; наконец лорд Набора сердито пожал плечами, покинул женщину и стал грубо проталкиваться ко входу в зал.

Взглянув вниз, Робинтон заметил, что возле кухни собралась другая группа гостей — мастера цехов со своими людьми. Идти ему за Ф'ларом или стоит попытаться проникнуть в зал? Арфист был готов повернуть к дверям, когда в голове у него прозвучало:

«Ты нужен Ф'лару».

Робинтон изумленно оглянулся, не понимая, кто говорит и каким образом слова, произнесенные так тихо, могли достигнуть его ушей в царившем вокруг гаме. Затем он уловил резкий, диссонансный звук струн и, встревоженно обернувшись на этот сигнал, увидел Брудегана и Чейда. Оба музыканта стояли на вершине стены около башни с воротами — там, где находилась площадка для часовых. Робинтон вспомнил, что Чейд, старший арфист Телгара, должен был найти способ провести его на Конклав. Когда Робинтон повернул к ведшей на стену лестнице, дорогу ему преградил молодой всадник.

Арфист, подняв голову, посмотрел на своих помощников — те делали ему знаки, словно просили поторопиться. Робинтон заколебался. И в этот миг раздалось:

«Иди. Лесса следит».

— Что ты сказал? — Робинтон резко повернулся к юному всаднику.

— Ф'лар просит тебя встретиться с ним. Это важно.

Арфист посмотрел на драконов, сидевших на скалах, и увидел, как Мнемент поднял и опустил свою огромную голову. Будто повторяя этот недвусмысленный жест, Робинтон тоже кивнул головой, едва справляясь с шоком. Поистине, это утро полно удивительных событий! Сверху донесся пронзительный свист Брудегана.

Робинтон вытянул губы и просвистел несколько тактов сигнала «идти вперед», расцветив мелодию вариациями в тоне «доложить позже». Брудеган, коснувшись струн гитары, извлек аккорд «понял». Чейд был явно не согласен с юношей.

«Пожалуй, надо поддержать молодого», — решил Робинтон и просвистел резкую трель «исполнять». Ему пришло в голову, что арфистам не помешало бы иметь столь же гибкий код, как разработанный им для связного устройства Фандарела. Кстати, где же он?

Человека такого роста нельзя было не заметить в толпе, но Робинтон, следуя за всадником, нигде не видел кузнеца. Пожалуй, демонстрация прибора, позволявшего беседовать на расстоянии, могла бы в какой-то степени сгладить впечатление, которое произвели файры. Робинтон почувствовал обиду за Фандарела, придумавшего столь превосходное устройство, которое теперь оттеснено на второй план поедающими Нити крохотными драконами — существами, которые могли проходить Запечатление с обычными людьми, а не только с народом Вейра. На среднего перинита это производило гораздо больше впечатления, чем любые механические игрушки.

Всадник привел его в правую сторожевую башню. Переступая порог, Робинтон обернулся и бросил взгляд на стену: Брудеган и Чейд исчезли. Нижний этаж башни представлял собой одно большое помещение, в дальнем конце которого находилась ведущая на стену лестница; там обычно стояли часовые. В углу была навалена груда шкур — в ожидании гостей, которые, возможно, устроятся здесь на ночь. Скудный свет падал из двух узких, похожих на щели, окон, прорезанных в противоположных стенах комнаты. Когда арфист вошел, Г'нериш, Предводитель Айгена, зажигал подвешенный к потолку светильник. Справа от него стояла Килара и сверлила Т'бора яростным взглядом.

— Да, я отправилась за своим файром в Набол! И хорошо сделала — за Большим Хребтом Плоскогорья Придита почуяла Нити! — Теперь внимание всех присутствующих было обращено на женщину. Робинтон заметил, как гордо она выпрямилась; глаза ее сверкали, в голосе больше не слышались обычные сварливо-раздраженные нотки. Килара выглядела великолепно, но что-то жестокое, безжалостное в выражении ее лица отталкивало арфиста. — Я немедленно полетела к Т'кулу, — губы Килары сердито сжались. — Разве можно считать его всадником? Он отказался поверить мне! Мне! Как будто Госпожа Вейра не может различить признаки падения Нитей! Он даже не послал патруль на разведку к хребту — только упорно настаивал, что если Нити падали шесть дней назад над Тиллеком, то они не могут так скоро появиться над Плоскогорьем. Тогда я сказала ему, что атаки Нитей стали непредсказуемыми — как было на севере Лемоса и в болотах Южного материка. Однако он по-прежнему не хотел меня слушать и… — Но Вейр все же поднялся? — холодно перебил женщину Ф'лар. — Конечно! — Килара гордо вздернула подбородок. — Я попросила Придиту поднять тревогу, и Т'кул был вынужден действовать. Ведь королева не может лгать! И ни один дракон, пока он жив, не ослушается ее!

Ф'лар скрипнул зубами, глубоко втянув воздух. Вождь Вейра Плоскогорья был угрюмым циником, мрачным и усталым. Пожалуй, Килара действовала несколько прямолинейно, без должной дипломатичности… Ну, что ж, в любом случае Т'кул теперь конченый человек. Ф'лар поднял глаза на Предводителей Исты и Айгена, пытаясь определить, какое впечатление произвели на них слова Килары. Оба всадника держались напряженно.

— Ты поступила правильно, Килара, — так, как подобает Госпоже Вейра, — произнес Ф'лар с такой убежденностью, что по липу женщины расплылась самодовольная улыбка. Она заносчиво вскинула голову.

— Ну, и что же ты собираешься делать с этим Т'кулом? Мы не можем допустить, чтобы наш мир погиб из-за его капризов…

Ф'лар ждал, надеясь, что первым заговорит Д'рам. Если один из Древних вымолвит слово осуждения… Килара, не спуская глаз с Предводителя Бендена, нетерпеливо постукивала носком по полу.

— Пожалуй, пора созвать Совет, — сказал наконец Ф'лар. — Нужно известить Т'тона… И на этот раз лучше собраться в Вейре Телгар, чтобы выслушать мнение Р'марта.

— Мнение? — со злостью воскликнула Килара. — Ты хочешь собрать Совет, когда Т'кул и так уже уличен в вопиющей небрежности и …

— И что же, Килара? — спросил Ф'лар, когда она внезапно замолчала.

— Ну… я думаю… надо сделать что-то немедленно. Возникала ли раньше подобная ситуация? Ф'лар бросил вопросительный взгляд на Д'рама и Г'нериша.

— Вы должны что-то сделать! — требовательно повторила Килара, кивнув в сторону Предводителей Древних Вейров. — По традиции все Вейры полностью независимы…

— Прекрасная возможность, Д'рам, чтобы спрятаться за чужой спиной…

— Сейчас об этом не может быть и речи, — голос Д'рама стал резким. — Несомненно, следует что-то предпринять! Но по нашему общему решению. Мы подождем Т'тона.

«Пытается протянуть время? — мелькнуло в голове у Ф'лара. — Знать бы ему наверняка!» Он повернулся к Госпоже Южного и сказал:

— Килара, ты упоминала, что огненная ящерица может поедать Нити. — Эта тема казалась Ф'лару гораздо более занимательной, чем препирательства из-за поведения Т'кула. — Могу я поинтересоваться, как ты узнала, что твой файр в Наболе?

50
{"b":"18783","o":1}