ЛитМир - Электронная Библиотека

Лесса кивнула с необычной для нее мягкостью.

— Что-то плохое?

— Нет, — заверила она Ф'лара, улыбнувшись — Рамота сказала, что ты думаешь… и лучше тебя не беспокоить.

Он заключил ее в объятия, сморщившись от боли, вызванной резким движением.

— Наказание ты мое, — с притворной строгостью шепнула Лесса и повела его в комнату под башней.

— Килара ушла в зал?

— О, да! — Легкое раздражение прозвучало в ее голосе. — Они с Мероном так же неразлучны, как их файры.

В комнате исходила паром большая лохань с горячей водой. Лесса решительно заявила, что сама выкупает его, и принялась рассказывать обо всем случившемся в славном холде Телгар, пока он сражался с Нитями. Ф'лар не спорил: было так приятно расслабиться, отдавшись ее заботам… хотя прикосновения нежных рук иногда будили в нем грешные мысли.

Т'тона перевязали и отправили в Южный, он был в довольно тяжелом состоянии. Мардра попыталась оспаривать распоряжение Ф'лара об изгнании, но ее протесты не возымели действия на Робинтона, Ларада и Фандарела, к которым присоединились лорды Сэнджел и Грох. Все они сопровождали Лессу и Килару в Форт Вейр, куда Мардра решила отправиться за помощью. Она была уверена, что всадники Форта окажут полную поддержку Госпоже своего Вейра. Однако ее ожидало неприятное открытие — лишь немногие сторонники согласились последовать за ней. После этого высокомерная и сварливая женщина притихла и покорно отправилась в Южный.

— Килара и Мардра едва не вцепились друг другу в волосы, — со скрытым ликованием добавила Лесса, — но Робинтон их утихомирил. Килара провозгласила себя Госпожой Форт Вейра.

Ф'лар тихо застонал.

— Не беспокойся, — заверила его Лесса, массируя тугие узлы мышц на плечах. — Она изменила свое решение, когда узнала, что Т'кул вместе со своими всадниками покинул Плоскогорье. Для Т'бора и его людей лучше занять этот Вейр, чем Форт, откуда ушли немногие.

— Все равно Килара окажется слишком близко к Наболу… и это меня не устраивает.

— Конечно. Зато теперь П'зар, всадник Рота, может стать вождем Форт Вейра. Он не слишком силен… но людей Форта это мало огорчает. Они довольны тем, что освободились от Т'тона и Мардры.

— Н'тон был бы хорошим помощником новому Предводителю…

— Я тоже подумала об этом. Я поговорила с П'заром… он не возражает.

Ф'лар покачал головой, удивляясь ее расторопности, и… со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы — Лесса отодрала старый заскорузлый бинт.

— Может быть, стоит позвать врача… — нерешительно начала она.

— Нет!

— Он будет молчать… но должна напомнить тебе, драконам уже все известно.

— Странно… Никогда бы не подумал, что такое множество драконов начнет следить за мной и Мнементом.

— Драконы уважают тебя, бронзовый всадник, — резко сказала Лесса, накладывая свежую повязку.

— И звери Древних тоже?

— Да, почти все… А также и их всадники… гораздо больше, чем я предполагала. Только двадцать человек из Форта последовали за Мардрой. Конечно, — она недовольно поморщилась, — с Т'кулом ушли почти все его люди. В Вейре осталось четырнадцать всадников — молодежь, недавно прошедшая Запечатление. Зато теперь Южный будет полон народа.

— Дела Южного нас больше не касаются, — бросил Ф'лар. Лесса в удивлении опустила руки вместе с чистой одеждой, приготовленной для него. Ф'лар стал неторопливо облачаться, давая ей время переварить это заявление.

Она медленно опустилась на скамью, на высоком лбу обозначились морщинки, брови нахмурились.

Ф'лар сел рядом и прижал к губам ее ладони. Она по-прежнему не сказала ни слова, и тогда, нежно поглаживая выбившийся из-под повязки локон, он произнес: — Мы честно поступили с ними, Лесса. Они ушли, и никто не причинил им зла — кроме них самих же. Некоторые одумаются… вернутся обратно…

— Но они обижены! И может начаться долгая распря!

— Лесса, сколько королев улетели в Южный?

— Лорант Мардры… старшая королева Плоскогорья… и еще две других… О, я поняла!

— Вот именно. Старые самки, время их расцвета миновало. Лорант, может быть, поднимется еще один раз… не больше. И только одна из королев Плоскогорья откладывала яйца с тех пор, как Вейр переселился в наше время. А их молодая королева, Сегрит, осталась?

Лесса кивнула головой, лицо ее просветлело. Она посмотрела на Ф'лара с легким раздражением.

— Можно подумать, что ты планировал это долгие Обороты..

— Но можно также подумать, что долгие Обороты я был глупцом, не желающим замечать очевидных фактов — например, растущую враждебность Т'тона. Ну, ладно! Что чувствуют люди холдов и ремесленники?

— Облегчение, — вскочив со скамьи, заявила Лесса. — Готова допустить, что в их веселье проскальзывают истерические нотки, но Лайтол и Робинтон правы. Перн последует за Бенденом…

— Да, до первой моей ошибки!

Она с озорством улыбнулась, прижав пальцем кончик носа Ф'лара.

— О, ты не допускал ошибок, Бенден! По крайней мере, пока…

Он поймал ее руку и, не обращая внимания на колющую боль в ране, усадил на колени. Это было счастьем — обнимать ее гибкое тело, готовое ответить, покорно и нежно сдаться…

— Ты хочешь сказать — пока ты со мной, да? — прошептал Ф'лар. И, не сумев выразить словами свою благодарность, свои гордость и радость, приник н ее губам в долгом поцелуе.

Она тихо вздохнула, когда он наконец поднял голову. Глаза ее были закрыты, и Ф'лар, улыбнувшись, нежно поцеловал веки. Лесса снова вздохнула и, мягко высвободившись из его объятий, поднялась на ноги.

— Да, Перн последует за тобой, и верные друзья помогут тебе избежать ошибок. Но я надеюсь, у тебя найдется, что ответить этому остроглазому лорду Гроху?

— Ответить Гроху?

— Да, — она строго посмотрела на него, — хотя я не удивлюсь, если ты позабыл об этом. Он требовал, чтобы всадники Перна отправились прямо на Алую Звезду и навсегда покончили с Нитями.

Ф'лар медленно встал со скамьи.

— Кажется, стоит решить одну проблему, как выскакивает пять новых — словно драконы из Промежутка…

— Надеюсь, нам удастся придержать Гроха этой ночью… Мы обещали собрать завтра утром в Бендене совещание лордов и Главных мастеров. Он не будет тебе надоедать.

— Благословляю тебя, моя Госпожа!

Ф'лар шагнул к двери, но на пороге остановился, хлопнул ладонью по лбу и коротко простонал.

— Болит рана? — встрепенулась Лесса.

— Нет, нет. Фандарел! Я так и не смог поговорить с ним — из-за Т'тона, Нитей и этих файров!

— Ну, о нем ты можешь не беспокоиться, — придержав створку двери, Лесса усмехнулась своему возлюбленному. — Он весь ушел в новые планы — как закопать или покрыть чем-нибудь эту неблагодарную проволоку… Или же сделать ее потолще. Он собирается наладить связь с каждым холдом и каждой мастерской. А Вансор, его помощник… Этот выплясывает не хуже стража порога, ополоумевшего от солнца. Он хочет наложить лапу на устройство для дальновидения из Форта… стонет, что без этой штуки ему не собрать собственный прибор. — Лесса положила руку на локоть Ф'лара, стараясь поспеть за его крупными шагами. — Но если кто действительно разочарован, так это Робинтон.

— Робинтон? Почему же?

— Он сочинил превосходную праздничную балладу и обучил певцов, но теперь вряд ли уместно исполнять ее.

Ф'лар не знал, старалась ли Лесса намеренно развеселить его — во всяком случае, они пересекли широкий телгарский двор, покатываясь со смеху. Хотя рана продолжала болеть.

Их путешествие меж длинными столами, за которыми сидели пирующие, и их веселые, оживленные лица не остались незамеченными. Каким-то неуловимым образом люди успокоились, обрели уверенность. И Ф'лар внезапно почувствовал, что в Телгаре действительно воцарился праздник.

Глава 11

Раннее утро в Вейре Бенден

— Когда ты решишь в следующий раз учинить потрясение основ, прошу предупредить меня заранее, — заявил Ф'нор брату, шагая вслед за ним по коридору королевского вейра. Однако ухмылка на его продубленной солнцем и ветром физиономии свидетельствовала, что коричневый всадник не таит обиды — Так кто же теперь где?

55
{"b":"18783","o":1}