ЛитМир - Электронная Библиотека

На губах Ф'лара появилась едва уловимая улыбка; он широко развел руки, словно хотел обнять весь Бенден, весь северный материк, весь Перн.

— Тогда, о брат мой, славный сын моего отца, мы начнем бочками высеивать эти прожорливые личинки и распространим их по всей планете. Ф'нор стиснул кулаки на поясном ремне. Пожалуй, сегодня вождь Бендена склонен к фантазиям…

— Нет, я не фантазирую, Ф'нор, — бронзовый всадник присел на краешек ближайшего бака. — Если мы сумеем использовать их, — он положил ладонь на опустевший горшок, словно тот был краеугольным камнем его теории, — то Нити могут падать когда и где им угодно. И это не приведет к панике и опустошению, которые постоянно грозили нам. — Он задумчиво опустил голову, потом посмотрел прямо в лицо Ф'нору.

— Подумай, в наших Архивах и в записях арфистов нет ничего даже отдаленно намекающего на такие события… Почему? И почему мы так долго осваивали северный континент? Я не раз задавал себе этот вопрос… Ведь если население Перна росло так же, как последние четыреста Оборотов, то за тысячелетия люди должны были заполнить материк от моря до моря, Наконец, почему никто не пытался достичь Алой Звезды — если для дракона это всего лишь один прыжок в Промежутке?

— Лесса рассказывала мне о требованиях Гроха, — заметил Ф'нор, пытаясь в то же время осмыслить удивительные вопросы брата.

— Дело не только в том, что мы не могли увидеть ее поверхность, не могли получить ориентиров для прыжка, — настойчиво продолжал Ф'лар. — У людей далекого прошлого были нужные приборы. Они сумели надежно сохранить их… Даже Фандарел не знает, каким образом. Но для кого они их сохраняли? Возможно, для нас? Для тех времен, когда мы сумеем справиться с последним препятствием?

— И что же ты называешь последним препятствием? — саркастически спросил Ф'нор, подумав сразу о девяти или десяти.

— Их пока немало, я знаю, — согласился Ф'лар и стал загибать пальцы:

— защита Перна на время отсутствия Вейров — возможно, для нее достаточно этих личинок в почве и хорошо организованных наземных команд. Размеры и интеллект драконов — достаточный, чтобы они поняли нашу цель. Ты, конечно, заметил, что наши звери больше и сообразительнее тех, что пришли с Древними. И если предположить, что драконы были выведены для решения этой задачи из созданий, подобных твоей Гралл, то нужно немало времени, чтобы они достигли огромных размеров. Возьми, к примеру, длинноногих бегунов, с которыми столько лет возился мастер скотоводов… Эта работа начата четыреста Оборотов назад! Г'нериш говорил мне, что в старые времена таких животных не существовало.

Нечто странное звучало в интонациях Ф'лара, внезапно осознал Ф'нор, — какая-то неуверенность, словно вождя Бендена самого смущали эти крамольные мысли… Но разве главная цель всадников не в том, чтобы полностью и навсегда очистить небеса Перна? Или же нет? Собственно, ни в одной строке обучающих баллад и саг подобных утверждений не встречалось; баллады напоминали, что всадники должны защищать и охранять Перн во время Прохождения Алой Звезды. Защищать и охранять — но не больше; нигде ни намека даже на времена, когда Нити навсегда исчезнут.

— Может быть, мы достигли высшей точки своего развития, момента, запланированного тысячи Оборотов назад? — тихо произнес Ф'лар. — Посмотри, сколько совпадений… Резко выросшее население, изобретения Фандарела, открытие этих комнат и приборов, личинки с Южного материка — все, все…

— Кроме одного, — медленно сказал Ф'нор. В этот миг он ненавидел себя.

— Чего? — задумчивая теплота в голосе Ф'лара исчезла; свой короткий вопрос он задал сухим холодным тоном.

— Брат мой, мудрейший из сыновей моего отца, — начал Ф'нор, глубоко вдохнув сухой воздух подземелья, — если всадники очистят Алую Звезду от Нитей, то какова дальнейшая цель их существования?

Ф'лар поднялся на ноги; лицо его было бледным и разочарованным.

— Ну, надеюсь, ты ответишь и на этот вопрос, — продолжал Ф'нор, старательно избегая взгляда брата. — А сейчас… где этот ковш с длинной рукояткой, которым я должен поймать Нить?

Еще несколько минут они обсуждали детали предстоящей операции и меры по сохранению тайны — лишь Лесса с Рамотой были в нее посвящены. Затем братья расстались, заверив друг друга, что отправляются завтракать и отдыхать.

Хотя Ф'нору импонировала дерзость замысла Ф'лара, он ясно видел ожидавшие его трудности и риск. Его немного угнетало и то, что он не успел обсудить с братом идеи собственного нововведения. Правда, полет коричневого с королевой теперь представлялся ему гораздо меньшим бунтарством, чем коренные изменения традиций Вейров, задуманные Ф'ларом. Если исходить из собственных теорий Ф'лара, касающихся получения здорового потомства, главными факторами являлись размеры и интеллект дракона. Если коричневый достаточно силен и сумеет обогнать бронзовых в брачном полете — что ж, значит, королева достанется ему. Дело удачи, в конце концов, и вряд ли его стоит рассматривать как серьезный проступок. Утешаясь подобными мыслями, Ф'нор направился в Нижние Пещеры, чтобы посмотреть, не отыщется ли у кого-либо из помощниц Маноры ковша наподобие кузнечного. Затем он вернулся к себе. Кто-то — вероятно, Манора, — навел порядок в его вейре, пока он был в Южном. На постели лежали новые мягкие шкуры, деревянные стулья и стол лоснились от воска, стенную нишу заполняла чистая одежда. Кант сообщил, что песок, скопившийся на его каменном ложе, убран и больше не натирает ему кожу на животе.

С благодарным вздохом Ф'нор растянулся на шелковистых шкурах. Подживающая рана на руке чесалась, и он поскреб шрам через повязку. «От зуда хорошо помогает масло, — посоветовал Кант. — Поврежденная шкура может треснуть в Промежутке.»

«Успокойся, парень. У меня не шкура, а кожа», — сообщил Ф'нор коричневому.

В комнате появилась Гралл и, изо всех сил работая крыльями, зависла над Ф'нором. Поток прохладного воздуха коснулся лица Ф'нора. Ящерка была любопытной; Ф'нор и сейчас ощущал, как от нее исходит это чувство — со слабой примесью тревоги и настороженности.

Он улыбнулся, стараясь мысленно успокоить файра. Сверкающие глаза Гралл стали вращаться медленнее; она поднялась к потолку и приступила к благосклонному осмотру жилища Ф'нора. Коричневый всадник услышал ее возбужденный писк, когда она обнаружила бассейн; затем раздался плеск воды и довольное жужжание. Он прикрыл глаза. Нужно было отдохнуть. И не хотелось бы думать о том, что предстоит после полудня.

Если личинки действительно пожирают Нити, и если Ф'лар сумеет склонить напуганных лордов и мастеров в пользу своею решения, что тогда? Эти люди не глупы… Они понимают, что безопасность Перна не может больше зависеть только от всадников… Конечно, они согласятся. И чем же будут заниматься они, благородные защитники планеты? Что они станут есть? Немало лордов — Грох, Сэнджел, Нессел, Мерон и Винсет — тут же перестанут платить десятину. А какие товары может предложить Вейр мастерским и холдам в обмен на их продукцию? Сам Ф'нор был бы не прочь изучить какое-нибудь ремесло, но он понимал, что многие проекты Ф'лара рухнут без материальной поддержки. Скажем, их первое поселение на Южном материке, благодатный климат которого так подходит для разведения драконов… Неужели все это достанется Древним?

Возможно, Ф'лар надеется, что отношения с Т'кулом со временем наладятся? Или же… Да, конечно, они ведь не имеют представления, насколько велик Южный континент! На западе, за пустынями и болотами, и на востоке, за неизвестными, неисследованными морями, могут лежать новые плодородные земли. Ф'лар… Знает ли он больше, чем говорит? Жалобный щебет Гралл раздался возле уха. Ящерка вцепилась в толстый шерстяной плед, прикрывавший плечи Ф'нора, после купания ее шкурка отливала золотом. Он погладил нежную кожу спины, стараясь сообразить, нуждается ли она в смазке. Гралл росла — но далеко не с такой скоростью, как драконы в первые недели после появления на свет.

Не иначе, как ящерку взволновали его мысли. Нужно успокоиться… Он коснулся разума Канта — большой коричневый спал. Это утешительно. Ф'нор устроился поудобнее и снова закрыл глаза. Гралл перестала чирикать, и вскоре он почувствовал на своей груди теплое тело файра. Как там Брекки? Что она делает сейчас в новом своем жилище, в Плоскогорье? Лицо девушки всплыло перед всадником. Не такое, каким Ф'нор запомнил его в последний раз — сердитое, озабоченное поспешными сборами, когда Т'кул свалился на голову ничего не подозревавших обитателей Южного… Он видел ее нежную, ласковую улыбку… ее глаза, полные любви… Скоро она сбудет с ним… будет с ним… навсегда… навсегда… Сквозь охватившую его дрему Ф'нор подумал, что Брекки еще спит. Там, в Вейре Плоскогорье, еще ночь…

60
{"b":"18783","o":1}