ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Совсем не женское убийство
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Девушка, которая лгала
Школа Делавеля. Чужая судьба
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Поцелуй опасного мужчины
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Девушка по имени Москва

— Люди говорят слишком много… — начала Лесса и смолкла. На пороге спальни появилась Манора.

— Она жива. Спит. Сейчас сон — лучшее средство. — Женщина задернула занавес и бросила взгляд на всадников. — Им тоже лучше уснуть. Их драконы вернулись? — Она шагнула вперед и заметила Миррим. — Кто это? Миррим? — Манора ласково коснулась щеки девочки. — Я слышала, у тебя есть зеленые ящерки.

«Миррим притащила сюда целый поднос», — кивнув на стол, шепнула Лесса на ухо Маноре.

— Брекки… Брекки может… — Девочка пыталась справиться с рыданиями.

— Брекки — очень разумная девушка, — бодро сказала Манора и, сунув в руки Миррим кружку, подтолкнула к всадникам. — Оставайся с ними. Этим людям нужна помощь.

Миррим, ошеломленная, заставила себя подойти к всаднику и помогла ему напиться. Пальцы мужчины тряслись, он не мог удержать кружку.

— Моя Госпожа, — прошептала Манора, — надо вызвать Предводителя Вейра. Иста и Телгар сейчас сражаются с Нитями и…

— Я здесь, — произнес Ф'лар, появляясь из коридора. — И я тоже не откажусь от глотка вина. Холод Промежутка проморозил меня до костей. — Кажется, ты делаешь больше глупостей, чем позволяет здоровье, — заметила Леса, но на лице ее мелькнуло облегчение.

— Где Т'бор?

Манора кивнула в сторону комнаты Брекки.

— Хорошо. А где же Килара?

В голосе его ощущался ледяной холод Промежутка.

Только к вечеру в Вейр Плоскогорье вернулось какое-то подобие порядка. Бронзовые драконы вернулись и поели; затем вместе со своими одурманенными лекарствами и вином всадниками погрузились в сон.

Килару тоже нашли. Точнее, ее почти силой привез зеленый всадник с наблюдательного поста вблизи холда Набол.

— Надо послать туда кого-нибудь, — сказал он с угрюмой усмешкой, — только не меня с моим зеленым.

— Рассказывай, С'горал. — Ф'лар одобрительно кивнул, понимая, какие чувства обуревают всадником.

— Она примчалась в холд утром — с какой-то историей о запакощенном озере и бочонках для воды. Мне показалось, что шкура Придиты блестит слишком ярко — ты же знаешь, у нее и раньше бывали нарушения цикла… Однако она устроилась на скале рядом с моим зеленым и, казалось, все было в порядке. Я отправился в холд — обучать жителей, как обращаться с огненными ящерицами… — Судя по тону, С'горал не был уверен, что его уроки пойдут впрок. — Килара поднялась к наболскому лорду. Позднее я увидел их файров — они грелись на солнце… на карнизе его спальни. — Всадник сделал паузу и обвел взглядом присутствующих. Выглядел он еще угрюмее, чем прежде. — Мы как раз решили немного передохнуть… И тут взревел мой зеленый. В небе, высоко, были драконы. Я знал, что это брачный полет… в таких делах невозможно ошибиться. Потом затрубила Придита. Она бросилась в долину, к лугу, где пасутся лучшие стада. Я подождал немного — думал, Килара знает, что происходит. Но ее не было видно, и я пошел посмотреть У дверей стояли телохранители. Лорд, говорят, занят, велел не беспокоить Ну, я так его побеспокоил… и ее тоже… надолго запомнят! Но дело было сделано! Оно-то и спровоцировало Придиту… Да еще брачный полет… так близко. В общем, она тоже поднялась. — С'горал покачал головой. — Мы с моим зеленым ничего не могли поделать. Сообщили в Форт Вейр, их королевам, но… — Он беспомощно развел руки.

— Ты сделал все как должно, С'горал, — сказал ему Ф'лар.

— Мы ничем не могли помочь, — словно пытаясь избавиться от ощущения вины, повторил всадник.

— Хорошо, что ты оказался там, — заметила Лесса. — Иначе мы бы никогда не узнали, где была Килара. И чем она занималась.

— Я хотел бы знать, что с ней теперь будет? — мстительное выражение стерло остатки вины и стыда с лица С'горала.

— Разве потеря дракона — не достаточное наказание? — быстро спросил Т'бор.

— Брекки тоже лишилась дракона, — сердито возразил всадник. — Но она сделала все, что могла!

— Гнев и ненависть — плохие советчики, С'горал, когда надо принимать решение. — Ф'лар поднялся на ноги. — И у нас нет прецедентов… — Он повернулся к Д'раму и Г'неришу. — Во всяком случае, не в наше время… — Да, гнев и ненависть — плохие советчики, — эхом отозвался Д'рам, — но в наше время такие случаи бывали. — Внезапно кровь бросилась ему в лицо. — Нам лучше прислать сюда несколько бронзовых всадников, Ф'лар. Люди и звери Плоскогорья еще и завтра не придут в себя… Но Нити падают каждый день, и ни один Вейр не должен терять бдительности… во всем.

Глава 13

Ночь в Форт Вейре — шестью днями позже

Робинтон устал; утомление, охватившее разум и сердце, было настолько сильным, что мастер арфистов даже не испытывал трепета, обычно охватывавшего его на спине дракона. Ему и в самом деле не хотелось отправляться в Форт Вейр ночью. Эти шесть дней, последовавших за трагедией в Плоскогорье, оказались нелегкими. Иногда Робинтон подумывал, что стоило бы отложить изучение Алой Звезды; для того, чтобы бросить взгляд на ее поверхность, нужно иметь ясный разум. Однако предполагаемая экспедиция была бы лучшим лекарством от депрессии, последовавшей за гибелью двух королев — и, пожалуй, ее лучше отправить побыстрее. Робинтон догадывался, что Ф'лар хочет продемонстрировать лордам искренность намерений всадников покончить с Нитями; но сам он впервые обнаружил, что не имеет об этом четкого мнения. Арфист не мог сказать, мудро ли поступает Ф'лар, начиная подготовку к экспедиции. Особенно сейчас, когда он еще не оправился от раны, полученной в Телгаре. Когда никто не знает, что делает Т'кул в Южном — и намерен ли он там вообще оставаться. Когда весь Перн потрясен битвой и гибелью двух королев. У людей хватало забот с пахотой и посевом, с кормами для скота и с защитой от Нитей, падение которых теперь трудно было предвидеть. Может, лучше выбрать другое время для похода на Алую Звезду?

Драконы вереницей мчались к Форт Вейру, и коричневый, на котором восседал Робинтон, пристроился в хвост их плавно скручивающейся спирали. Они приземлятся у Звездной Скалы, где Вансор, мастер по стеклу из цеха Фандарела, установил прибор для дальновидения.

— Тебе удастся заглянуть в эту трубу? — спросил Робинтон коричневого всадника, который был послан за ним.

— Мне? Сомневаюсь, мастер. Слишком много народа. Полагаю, я подожду своей очереди внизу.

— Вансор разбирал прибор, чтобы доставить его в Форт Вейр?

— Он был найден тут, — с гордостью сообщил всадник. — Ты же знаешь, Форт — старейший из Вейров. П'зар решил, что он останется у нас. И мастер кузнецов согласился. Его человек, Вансор, сказал, что тут есть и более веская причина — что-то связанное с углами, склонениями и высотой окружающих гор. Я этого не понимаю.

«Как и я», — подумал Робинтон. Но он надеялся во всем разобраться. Он пришел к соглашению с Фандарелом и Терри об обмене информацией между их цехами. К сожалению, Перну дорого обходилась атмосфера подозрительности, царившая во многих мастерских. Достаточно потерять Главного мастера, прежде чем он передаст секреты ремесла — и жизненно важные сведения будут навсегда утрачены. Ни сам Робинтон, ни его предшественник не скрывали своих познаний. В их цехе было пять старших арфистов, знавших не меньше Робинтона, и еще трое юношей прилежно постигали науки — чтобы обеспечить надежную преемственность Одно дело — держать в тайне опасные секреты, и совсем другое — предохранить цеховое искусство от вырождения.

Коричневый дракон приземлился на краю скалистой чаши Форт Вейра, и Робинтон соскользнул вниз по теплому плечу. Он поблагодарил зверя. Тот развернул крылья и канул вниз, во тьму чаши, освобождая место для следующего гостя.

Узкая тропинка вдоль гребня была отмечена по краям факелами. Она вела к громаде Звездной Скалы, смутно темнеющей на фоне сумрачного ночного неба. Среди собравшихся Робинтон различил массивную фигуру Главного кузнеца, полного Вансора и тонкую, гибкую Лессу.

На плоской сглаженной поверхности Звездной Скалы арфист увидел треногу, на которую была водружена труба дальновидящего устройства. С первого взгляда его простота разочаровывала — толстый, круглый цилиндр с трубкой-глазком на одном конце. Но разглядев прибор поближе, Робинтон изумился. Кузнецам придется мучиться годами, чтобы выяснить, как он устроен.

64
{"b":"18783","o":1}