ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
В нежных объятьях
Наваждение Пьеро
Право рода
Князь Холод
Все, кроме правды
Супруги по соседству
Говорите ясно и убедительно
Данбар

— Забирай его отсюда, да поскорее! Его самка готова подняться.

Но рассвирепевший Т'реб не собирался молчать.

— Не учи меня, как обращаться с драконом, ты…

Конец фразы покрыл второй трубный вопль, к которому добавился бас Канта.

— Не глупи, Т'реб, — сказал Б'най. — Пойдем! Быстрей!

— Я не остался бы здесь, если б ты не захотел этот кинжал. Забирай его и идем.

Клинок, который выронил Б'най, лежал на полу у ног Терри. Кузнец нерешительно поднял его, и Ф'нору тут же стало ясно, почему в зале царило такое мрачное напряжение. Всадники из Форта собирались забрать нож! Он припомнил, что слухи о таких вымогательствах не первый Оборот гуляют по Перну.

— Вам лучше уйти, — проговорил он сквозь зубы и шагнул вперед, прикрывая Терри.

— Мы пришли за ножом! И мы уйдем с ним! — С неожиданным проворством зеленый всадник проскользнул мимо Ф'нора и выхватил клинок из рук Терри, порезав ему палец.

Ф'нор снова поймал запястье Т'реба и выкрутил его, заставляя выпустить нож.

Т'реб пронзительно вскрикнул от ярости и, прежде чем Ф'нор успел увернуться, а Б'най — помешать приятелю, воткнул свой собственный клинок в плечо Ф'нора, потом злобно дернул его вниз. Так что кончик лезвия уперся в кость.

Содрогнувшись от боли, Ф'нор отшатнулся. Он услышал жалобный вскрик Канта, вопль зеленой, трубный рев коричневого.

— Забери его отсюда, — выдохнул он Б'наю. Подскочивший Терри поддержал его.

— Убирайтесь вон! — яростно прохрипел кузнец. Он повелительно махнул своим людям, и ремесленники бросились к ним. Но Б'най, схватив Т'реба за плечо, потащил его из зала.

Ф'нор сопротивлялся попыткам Терри уложить его на один из топчанов, стоявших у стен. Всадник напал на всадника! Это было плохо, очень плохо… Но еще больше Ф'нора потрясло то, что всадник ради обладания красивой игрушкой пренебрег своим зверем.

Зеленая теперь визжала не переставая, с яростной настойчивостью обиженного животного. Ф'нор желал сейчас только одного — чтобы и Т'реб, и Б'най, и их звери побыстрее убирались в Промежуток. Длинная тень пересекла створку двери, снаружи послышалось озабоченное урчанье Канта. Вопли зеленой внезапно стихли.

— Они ушли? — спросил Ф'нор дракона.

«Ушли, — ответил Кант, вытягивая шею и пытаясь рассмотреть своего всадника. — Ты ранен.»

— Со мной все в порядке… Все в порядке… — шептал Ф'нор, обвисая в руках Терри. В надвигающемся беспамятстве он чувствовал, как его поднимают, затем под лопатками оказалась твердая поверхность скамьи. Манора будет сердиться, что он так и не повидался с Фандарелом… Это было его последней осознанной мыслью.

Глава 2

Вечер, встреча Предводителей в Форт Вейре

Мнемент вынырнул из Промежутка так высоко над вершиной Форт Вейра, что огромный пик казался почти неразличимой точкой, темнеющей на едва видимой внизу земле, Ф'лар удивленно вскрикнул; ледяной воздух высот обжег его горло.

«Тебе нужно быть холодным и спокойным, — заметил Мнемент к изумлению своего всадника. — На этой встрече должен командовать ты». И бронзовый дракон начал долгий спуск по спирали к чаше Вейра.

По давнему опыту Ф'лар знал, что никакие уговоры не повлияют на Мнемента, когда его тон становится столь непререкаемым. Он не мог понять, чем вызвано подобное заявление, однако чувствовал, что бронзовый прав. Пожалуй, он немногого добьется, если начнет спорить с Т'тоном и остальными Предводителями, требуя справедливости по отношению к своему раненому помощнику. Или если выкажет недовольство по поводу того скрытого пренебрежения, с каким было выбрано время этого совещания. Т'тон, Предводитель Вейра, к которому принадлежал преступивший закон всадник, порядком задержал ответ на вежливо высказанную просьбу Ф'лара о немедленной встрече всех Предводителей для обсуждения инцидента в мастерской. И когда ответ наконец пришел, оказалось, что Совет назначен на вечер по времени Форт Вейра — в Бендене это соответствовало глубокой ночи. Час, очень неудобный для Ф'лара и не слишком подходящий для остальных восточных Вейров — Айгена, Исты и даже Телгара. Возможно, Д'рам из Исты, Г'нериш из Вейра Айген и Р'март Телгарский найдут, что сказать Т'тону по этому поводу, хотя для них разрыв во времени не был так велик, как для Бендена. По-видимому, Т'тон надеялся вывести Ф'лара из равновесия.

Следовательно, Ф'лар должен быть спокойным и дружелюбным. Он принесет извинения Д'раму, Р'марту и Г'неришу за причиненные им неудобства и намекнет, что понимает, кто виноват в этом.

«Если рассуждать здраво, — думал Ф'лар, главным во всей этой истории было не нападение на Ф'нора. Основным был вопрос о нарушении двух важнейших законов Вейра — настолько серьезных и прочно укоренившихся в сознании каждого всадника, что преступить их казалось невозможным.» Всадник не должен допускать, чтобы зеленая самка или королева покидали Вейр накануне брачного полета. То, что зеленая, жевавшая огненный камень, была стерильной, сути дела не меняло. В такой момент ее эмоции могли вызвать сексуальное влечение даже у весьма пассивных самцов. И некоторые зелено-коричневые партнеры в период спаривания были не менее шумными, чем бронзово-золотые. Стада на пастбищах разбегались в панике, а птицы и дикие стражи впадали в настоящую истерику. Люди тоже испытывали возбуждение, что приводило иногда к неприятным последствиям для молодого населения холдов. Всадников эти аспекты драконьих свадеб не беспокоили; в Вейрах давно привыкли не сдерживать сексуального влечения. Однако ради спокойствия холдов никто не имел права выпускать своего дракона из Вейра в таком состоянии.

И хотя Ф'лар не задумывался над этим, второе ограничение с неизбежностью вытекало из первого. С момента, когда всаднику разрешали путешествовать в Промежутке, что считалось признаком зрелости, ему следовало избегать стычек и ссор — особенно с тех пор, как поединки стали распространенным обычаем в холдах и мастерских. Все разногласия между всадниками разрешались только в рукопашных схватках без оружия, происходивших под наблюдением строгих судей. Если человек погибал, его дракон навсегда уходил в ледяную тьму Промежутка, что грозило остальным зверям сильнейшим эмоциональным потрясением. Когда всадник бывал серьезно ранен и надолго терял сознание, его дракон впадал в неистовство и становился неуправляемым. Поэтому поединки с оружием, которые могли повлечь ранение или смерть всадника, находились под абсолютным запретом.

Итак, человек из Форт Вейра нарушил оба закона — причем, судя по свидетельству Терри и остальных кузнецов, нарушил умышленно. Ф'лар не испытывал удовлетворения от того, что провинившийся всадник был обитателем Форта — хотя теперь Т'тон, часто критиковавший недостаточную приверженность Бендена древним традициям, попал в незавидное положение. Обычно Ф'лар пытался доказать, что его новации не затрагивают духа законов Вейра — и тем не менее, пятеро Древних категорически отклоняли любое его предложение. При этом Т'тон отличался особенной непреклонностью. Он постоянно бубнил о неподобающем поведении современных жителей холдов и ремесленников, столь дерзком — вернее, лишенном былого раболепия, уточнил Ф'лар, — и отличном от покорности перинитов далекого прошлого.

«Интересно, — размышлял Предводитель Бендена, — как Т'тон, ревностный хранитель традиций, объяснит действия своих всадников. Ведь сейчас они обвиняются в гораздо более серьезном нарушении законов Вейра, чем нарушение, когда-либо исходившее от него, Ф'лара.»

Восемь Оборотов назад здравый смысл продиктовал ему политику открытых дверей — в Бендене было недостаточно мальчиков подходящего возраста, поэтому он стал набирать ребят для обряда Запечатления в холдах и мастерских. Если бы Древние решились допустить свободные полеты своих молодых королев с бронзовыми из других Вейров, кладки у них стали бы такими же обильными, как в Бендене. Однако Ф'лар мог понять их чувства — бронзовые драконы Бендена и Южного были больше, чем большинство бронзовых из старых Вейров. Следовательно, королевы отдавали бы им предпочтение. Но, во имя Золотого Яйца, предложение Ф'лара не относилось к старшим королевам! Он вовсе не собирался бросать вызов предводителям Древних и посягать на их власть! Просто свежая кровь позволила бы улучшить породу драконов — а разве это не выгодно для всех Вейров?

7
{"b":"18783","o":1}