ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему предстояло много дел, но он не мог оторваться от теплого тела Канта.

Ярче всего Ф'нору вспоминалось потрясение Андемона, когда тот понял, что всадники скоро станут лишними на Перне. Ф'лар предвидел это. И наверняка придумал какой-то выход.

Эти личинки… Да, они способны уничтожить Нить, прежде чем она укроется в норе и начнет размножаться. Но они выглядели отвратительно и не внушали чувств уважения и благодарности. Конечно, их нельзя сравнивать с драконами! К тому же во время атаки люди не могли наблюдать, как личинки расправляются с Нитями. Они не могли испытывать того же удовлетворения, как при виде битвы, разворачивающейся над их головами. Языки огня, пламя, сжигавшее Нити, дым и серый пепел — и смертоносные пришельцы на глазах уничтожены в воздухе, бессильные достичь плодородных земель… Внезапно Ф'нор ощутил, что ему открылся истинный замысел неведомых предков: люди должны видеть гибель Нитей своими глазами… Может быть, всадники превратятся в символ? Нет! Тогда Племя Дракона превратится в паразитов… худших, чем Нити! Человек, подобный Ф'лару, никогда не пойдет на такую недостойную уловку! Но что же он придумал?

Да, личинки могли бы решить все проблемы. Но Ф'нор чувствовал, что после тысяч лет борьбы и страданий это решение не будет приемлемым для всех перинитов — и жителей холдов, и ремесленников, и всадников.

Глава 16

Вечер в Вейре Бенден; поздний вечер в Форт Вейре

Следующие несколько дней Ф'нор был слишком занят, чтобы испытывать беспокойство. Силы Брекки восстанавливались; девушка настояла, чтобы он вернулся к выполнению своих обязанностей. Брекки уговорила Манору позволить ей спуститься вниз и заняться чем-нибудь полезным. Та поставила ее обшивать края почти готовых стенных драпировок, и Брекки с радостью включилась в кипучую деятельность Нижних Пещер. Огненные ящерицы почти не покидали ее. Правда, когда Ф'нор уходил по делам, Гралл начинала возбужденно чирикать; она разрывалась между противоречивыми желаниями, но Ф'нор приказывал ей оставаться с Брекки. Ф'лар возложил на Асгенара и Бендарека ответственность за сохранение лесов — они могли принимать любые необходимые меры. Однако вначале Предводителю Бендена пришлось столкнуться с открытым сопротивлением многих лордов и мастеров, которое не удавалось сломить до тех пор, пока Н'тон не раздобыл еще одну живую Нить. В присутствии самых недоверчивых владетелей холдов молодой всадник вывалил ее в контейнер с зеленеющими всходами. За несколько мгновений, на глазах застывших от ужаса зрителей завитки шипящей, извивающейся Нити были полностью уничтожены личинками. Потрясенные, они без возражений приняли заверения Ф'лара, что ожоги на листьях саженцев исчезнут через пару дней.

О личинках было известно немногое, и Ф'лар, давая пояснения, старался соблюдать осторожность.

Сколько времени потребуется им, чтобы распространиться в достаточно большом районе, который можно было бы считать полностью защищенным от Нитей? Как они размножаются? Каков их жизненный цикл? Наконец, сколько личинок должно содержаться в почве, чтобы защита была достаточно надежной? Ответов на эти вопросы у Ф'лара пока не было.

Начать решили с Лемоса — с особенно уязвимых лесных массивов, состоявших из драгоценных пород деревьев с мягкой древесиной.

Прежние обитатели Южного Вейра не были опытными фермерами и ничего не знали о районах распространения личинок в лесах Южного материка. В это время года деревья в южном полушарии сбрасывали листву, но Ф'нор, Н'тон и другие всадники согласились совершить прыжок сквозь время в прошлую весну, чтобы провести разведку. Большую помощь оказала Брекки; посвященная во все тонкости жизни Южного, она могла сказать, где и когда путешественники не столкнутся в прошлом с другими людьми.

Ф'лар следил за работой Андемона с таким вниманием, словно сам стал членом цеха земледельцев. Несколько раз мастер просил привезти ему личинок и живые Нити, но пока не радовал Ф'лара сообщениями об успехах.

Фандарел и Терри были ознакомлены с этим проектом; для них провели специальный показ. Преодолев отвращение к личинкам и страх перед живой Нитью, Терри преисполнился энтузиазмом. Его мастер ограничился лишь презрительной ухмылкой в сторону ковша с длинной ручкой, которым Н'тон ловил Нити.

— Нерационально, очень нерационально… Вы открываете его и ловите одну тварь, только одну… Тут надо подумать… — И, незаметно прихватив черпак, кузнец в задумчивости проследовал к ожидавшему его дракону.

Терри рассыпался в заверениях, что Главного мастера, несомненно, глубоко впечатлило увиденное, и он готов оказать любое содействие — в своей области, разумеется. Его слова несколько сгладили впечатление от непонятного равнодушия Фандарела; отвесив положенное число поклонов и почти успокоив смущенных всадников, Терри удалился.

— Я думал, Фандарел оценит наше открытие, — разочарованно заметил Ф'лар.

— Может, он онемел от изумления? — предположил Ф'нор.

— Нет, — Лесса насмешливо подняла брови, — он только разозлился из-за ковша! Нерационально, видите ли!

Все рассмеялись и приступили к своим делам. Однако спустя несколько часов из телгарской мастерской прибыл гонец, возвративший похищенный ковш. Новая конструкция оказалась великолепной! Кузнец приклепал к черпаку длинную трубчатую рукоятку, на конце которой находился рычажок — с его помощью можно было открывать крышку. Захлопываясь, крышка проталкивала Нить в специальный сосуд, откуда та уже не могла выбраться. Ловушка годилась для поимки нескольких Нитей за один полет. Посыльный также по секрету сообщил Ф'лару, что у мастера возникли трудности с устройством для передачи сообщений. Проволоку, соединявшую установки, нужно чем-то покрывать, иначе Нити перережут тонкий металл. Кузнец испытывал чехлы из керамики и железа, но не мог быстро изготовить их в достаточном количестве. Теперь, когда падения Нитей стали нерегулярными и очень частыми, его мастеров заваливали просьбами о ремонте огнеметов и выпуске новых. Наземные команды буквально впадали в ужас, когда оружие отказывало в середине атаки, и потому кузнецы не успевали проверять и чинить его. В свою очередь, лорды, которым была обещана надежная связь, постепенно начали терять терпение. Снова пошли разговоры о том, что экспедиция на Алую Звезду неизбежна.

Ф'лар стал ежедневно собирать своих сподвижников, чтобы во всех деталях, ничего не упустив, обсуждать способы привлечения как можно большего числа людей к осуществлению его планов. Говорили на этих встречах и о другой проблеме: кто из лордов и мастеров способен воспринять новые знания — разумеется, при условии продуманной предварительной подготовки.

Асгенар, непременный участник всех собраний, рассказал, что Ларад Телгарский оказался гораздо консервативнее, чем полагали Ф'лар с Лессой. По сравнению с привычной защитой полей, подвергающихся атаке Нитей, показанное Ф'ларом в нижнем помещении Вейра Бенден не показалось ему достаточно убедительным, К несчастью, гостившая в Телгаре Фамира, молодая жена Асгенара, упомянула о некоторых деталях плана, и они вызвали у Ларада приступ ярости. Он решил, что исследование Алой Звезды окончательно отложено, и принялся кричать, что не потерпит обмана и нарушения обещаний со стороны всадников. Испуганная молодая женщина отправила файра с сообщением и своему лорду, и Асгенар примчался в Телгар — на драконе, который был выделен Бенденом его холду. Ему стоило немалых трудов успокоить Ларада; гнев телгарского владетеля стих лишь тогда, когда Асгенар показал ему новые лесные посадки в Лемосе, благополучно пережившие уже не одно падение. Широкие и плодородные долины Телгара понесли страшный ущерб от почти непрерывных атак Нитей; люди наземных команд выбились из сил, и многие пришли в уныние.

— У нас нет времени на это, — заявил Ларад, когда его посвятили в план охраны земель с помощью личинок. — Мы каждый день теряем все новые поля с зерном и овощами. Люди отчаялись, устали от непрерывной борьбы с Нитями, они не могут заниматься другой работой. В лучшем случае, нас ждет полуголодная зима — но я опасаюсь худшего, если в ближайшие месяцы что-нибудь не изменится.

80
{"b":"18783","o":1}