ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чудо-Женщина. Вестница войны
Hygge. Секрет датского счастья
Серые пчелы
Обжигающие ласки султана
Девочки-мотыльки
Предсказание богини
Планета Халка
Заповедник потерянных душ
Обычная необычная история

Н'тон шагнул из тени, приветствуя Ф'нора улыбкой, которую пляшущий свет факелов превратил в гримасу. Он кивнул назад, за плечо, в сторону возвышавшегося на треноге цилиндра.

— Он тут, и ящерица его выглядит превосходно. Рад тебя видеть. Я уже собрался просить Лиота связаться с Кантом.

Бронзовый файр наболского лорда вдруг начал испускать раздраженные крики. Гралл занервничала, расправила крылья, и Ф'нор, поглаживая ее по спинке, пару раз курлыкнул — эта имитация звуков, издаваемых файрами, обычно успокаивала ящерку. Гралл сложила крылья, но начала беспокойно переступать лапками; глаза ее безостановочно вращались.

— Кто там? — повелительно бросил Мерон. Его тень отделилась от еще большей, отбрасываемой Звездной Скалой.

— Ф'нор, помощник Предводителя Вейра Бенден, — холодно ответил коричневый всадник.

— Тебе нечего делать в Форте, — заявил Мерон раздраженным тоном. — Убирайся отсюда!

— Лорд Мерон, — Н'тон заступил дорогу своему гостю, — Ф'нор из Бендена имеет такое же право находиться в Форте, как и ты.

— Как смеешь ты говорить такое повелителю холда?

— Может быть, он что-нибудь нашел? — тронув Н'тона за плечо, тихо спросил Ф'нор.

Тот пожал плечами и двинулся к наболскому лорду. Бронзовый файл поднял крик, и Гралл снова расправила крылья. В мыслях ее смешались отвращение и жалость.

— Лорд Набола, ты пользовался прибором с тех пор, как наступила темнота.

— Я буду пользоваться им столько, сколько захочу, всадник. Убирайся отсюда! Оставьте меня!

Привыкший к беспрекословному подчинению своим приказам, Мерон повернулся обратно к прибору. Глаза Ф'нора уже привыкли к темноте, и он мог различить, как лорд опять склонился к концу трубы. Всадник заметил также, что Мерон крепко прижимает ж себе файра, хотя тот трепыхается, изо всех сил пытаясь удрать. Его возбужденные крики превратились в нервные, вибрирующие вопли.

«Малютка в ужасе», — сообщил своему всаднику Кант.

— Кто? Гралл? — испуганно переспросил Ф'нор коричневого. Он знал, что его ящерка расстроена, но ужаса в ее мыслях не было.

«Нет, не Гралл. Маленький брат. Он в ужасе. Этот человек — жестокий!»

Ф'нор никогда не слышал от своего дракона подобных суждений. Неожиданно Кант испустил низкий, чудовищной силы рев. Он переполошил всадников, двух других драконов и заставил Гралл буквально подпрыгнуть на плече Ф'нора. Раньше, чем половина драконов Форт Вейра пожелала узнать причину тревоги, тактика Канта достигла цели. Мерон вздрогнул, файр вырвался из его рук и исчез в Промежутке.

С криком ярости Мерон ринулся к всадникам, но дорога оказалась перекрытой непреодолимым препятствием — огромной головой Канта с угрожающе приоткрытыми челюстями.

— Зеленый всадник отвезет тебя обратно в холд, лорд Мерон, — сообщил Н'тон разгневанному владетелю. — И больше не возвращайся в Форт Вейр. — Ты не имеешь права! Ты не можешь закрыть мне доступ к прибору! Ты даже не вождь Вейра! Я соберу Конклав. Я расскажу ему, что ты вытворяешь. И вас, всадников, заставят действовать! Вы меня не обманете! Лорду Набола не задуришь голову уклончивыми обещаниями. Трусы! Вы трусы, вся ваша шайка! И Перн узнает об этом. Узнает, что всякий может добраться до Алой Звезды. Всякий! Я раскрою ваш обман, вы, бесполые скотоложцы!

Зеленый дракон, злорадно сверкнув глазом, подставил плечо Мерону. Не прерывая гневных обличений, лорд вскарабкался на свое место. Зверь еще не успел подняться, как Ф'нор уже был около дальновидящего устройства. Он приник глазом к поблескивающей линзе и уставился на Алую Звезду. Что там увидел Мерон? Или он вопил просто от злости, пытаясь оскорбить их?

Как обычно, при первом взгляде на Алую Звезду — котел, заполненный кипящими красновато-серыми облаками — Ф'нор ощутил укол ужаса. Словно ледяная игла пронзила тело с головы до пят. В прибор была видна протянувшаяся на запад бурая тень, напоминавшая нератскую скалу. Выступающий край облачного фронта надвигался на нее. Облака хаотически вихрились — этим вечером ему не увидеть девушку, заплетающую косу. Скорее облака походили на кисть руки — большой палец темно-серой мглы медленно, угрожающе крутился над остальными, тянувшимися к острию бурой тени! Рука медленно расплывалась, теряла очертания, превращаясь в одинокую фасету драконьего глаза, полуприкрытую внутренним веком, словно зверь готовился ко сну.

— Что он увидел? — настойчиво спросил Н'тон и похлопал Ф'нора по плечу, чтобы привлечь внимание.

— Облака, — сказал Ф'нор, отступая назад и пропуская молодого всадника к прибору. — Похоже на руку, которая потом превратилась в глаз дракона. Облака — вот все, что он мог видеть, кроме пика, похожего на скалу в Нерате.

Н'тон, посмотрев в глазок, облегченно вздохнул.

— Облачные массивы ничего не позволяют различить.

Ф'нор подставил руку кружившейся над ним Гралл. Ящерка послушно спустилась, и, когда она перебралась на привычное место на плече, Ф'нор начал нежно поглаживать крылья и золотистую головку. Держа ее на уровне глаз и не прекращая ласки, он стал проецировать изображение этой облачной руки, лениво наползавшей на остроконечную бурую тень. Он добавил цвет — красновато-серый, с белесыми проблесками — там, где косточки воображаемых пальцев освещались солнцем. Он представил, как пальцы приближаются к тени… Затем нарисовал мысленно Гралл — как она делает один длинный шаг в Промежутке, к Алой Звезде, прямо в облачный кулак.

Страх, ужас, кружащееся фасеточное представление тепла, яростный ветер, обжигающее дуновение заставили его пошатнуться. Гралл с испуганным криком метнулась вверх и исчезла.

— Что с ней? — удивился Н'тон, помогая коричневому всаднику удержаться на ногах.

— Я попросил ее, — Ф'нор глубоко вздохнул, стараясь избавиться от головокружения, — отправиться на Алую Звезду.

— О, та самая идея, о которой говорила Брекки!

— Но почему такая странная реакция? Кант?

«Она испугалась, — менторским тоном объяснил Кант, хотя чувствовалось, что он удивлен не меньше Ф'нора. — Ты слишком ярко представил ориентиры.»

— Я слишком ярко представил ориентиры?

«Да.»

— Но чего же она испугалась? Ведь ты тоже воспринял ориентиры, но ведешь себя совсем иначе.

«Она очень молода и глупа, — сообщил Кант после некоторого раздумья.

— Она вспомнила что-то, напугавшее ее.» — Чувствовалось, что коричневый тоже в замешательстве.

— Что сказал Кант? — голос Н'тона был полон тревожного любопытства.

— Он не знает, что ее напугало. Говорит, она что-то вспомнила.

— Вспомнила? Что? Она же вылупилась всего несколько недель назад.

— Минутку, Н'тон. — Ф'нор положил руку на плечо молодого всадника, призывая его к молчанию; внезапная мысль поразила его.

«Кант, — спросил он, — ты сказал, что ориентиры, которые я дал, были очень яркими. Достаточно яркими — для тебя? Ты мог бы доставить меня к этой руке, которую я увидел в облаках?»

«Да, я могу видеть, куда ты хочешь отправиться.» — Кант ответил с такой уверенностью, что Ф'нор смутился.

Он плотнее запахнул одежду и стиснул руками в кожаных перчатках толстый поясной ремень.

— Отправишься домой? — спросил Н'тон.

— Развлечений хватит на всю ночь, — ответил Ф'нор с безразличием, удивившим его самого. — Сначала проверю, что Гралл благополучно вернулась к Брекки. В противном случае придется шмыгнуть в ту бухточку в Южном, где она родилась.

— Будь там поосторожнее, — посоветовал Н'тон. — Ну, по крайней мере, в эту ночь мы решили одну проблему — Мерон не сумеет послать свою ящерицу на Алую Звезду раньше нас.

Ф'нор сел на шею Канта. Он так затянул предохранительный ремень, что едва дышал, потом махнул на прощанье рукой Н'тону и дежурному всаднику. Пока Кант по спирали взлетал в темное небо над Вейром, коричневый всадник старался успокоиться. Затем он вытянулся вдоль шеи дракона и дважды обмотал вокруг запястья ручные ремни. «Не хотелось бы свалиться куда-нибудь во время этого прыжка», — подумал он.

Кант мчался прямо вверх, держа курс на зловещий диск Алой Звезды, висевший в темных небесах, словно собирался долететь туда на крыльях. Ф'нор знал, что облака состоят из водяного пара — во всяком случае, облака Перна. Но они включали также различные газы, причем не только те, что входили в состав пригодного для дыхания воздуха. Над равнинами Айгена, где скапливались вредные испарения от близлежащих желтых гор, можно было задохнуться и сжечь легкие. Отравляющие газы испускали и молодые огнедышащие горы, что вздымались на побережье западных морей, выбрасывая пламя и раскаленные камни, Горняки рассказывали о ядовитых газах, скапливавшихся в полостях под землей. Но драконы очень быстры. Секунда или две не причинят вреда даже в смертельной атмосфере Алой Звезды. Кант Промежутком унес его в безопасность.

84
{"b":"18783","o":1}