ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джексом резко повернулся к своему неразлучному другу.

— Ты можешь думать все, что угодно, но я должен быть абсолютно уверен. Давай-ка, Айвас, повторим все сначала… Итак, остальные всадники не должны знать, в какое время мы держим путь. Но ведь будут три отряда, каждый из которых понесет свой двигатель.

— Хэмиан не успеет сделать столько скафандров, чтобы их хватило на триста человек сразу. Ты поведешь два отряда из трех. Ф'лар, как и планировалось, возглавит третий, — единственный, который будет перемещать двигатель в настоящем времени. Как тебе известно, — продолжал Айвас, не обращая внимания на возражения Джексома, — места, выбранные для установки, находятся далеко друг от друга. И поскольку Ф'лар будет думать, что ты на одном конце расселины, а Н'тон на другом, он ничего не заподозрит.

— Все не так просто, Айвас. Ведь я не могу быть в двух местах сразу. И проделать этот трюк два раза подряд тоже не удастся — Руту понадобится передышка.

— Ты забываешь о том, что у нас мало скафандров. Твоему отряду придется снять скафандры и передать участникам второй экспедиции. Этого времени вполне хватит, чтобы Рут восстановил силы. Тебе, разумеется, придется позаботиться о том, чтобы он предварительно плотно поел, и накормить его сразу после завершения операции.

«Я сумею сделать все так, как предлагает Айвас», — с готовностью заявил Рут.

— Но я еще не сказал, что пойду на такой риск! — рявкнул Джексом, с такой силой стукнув кулаком по пульту, что ушиб руку. Он принялся потирать ее, что-то сердито ворча себе под нос.

— Ты уже пошел — иначе на концах ущелья не было бы двух кратеров и в Летописях не упоминалось бы о двух ярких вспышках.

— Можешь меня не соблазнять, Айвас, я все равно не поддамся.

— Уже поддался, лорд Джексом! Ты единственный, кто мог бы это сделать, — и кто смог. Обдумай мое предложение со всех сторон, и ты увидишь: проект не только по силам вам с Рутом, но и вполне выполним. И к тому же необходим! Три взрыва, совершенные одновременно, не смогут оказать на траекторию Алой Звезды необходимый нам эффект.

Джексом глубоко вздохнул — как будто хотел наполнить легкие для прыжка на семнадцать столетий в прошлое. Его ум отказывается подойти к задаче с позиций логики.

— Поскольку у нас нынче разговор по душам, признайся, почему ты так одержим проектом, в котором участвует Шарра? Особенно, — с иронической усмешкой добавил Джексом, — если ты так уверен в моем успехе, еще до того, как я принялся за дело.

— Ты действительно добился успеха, и это очень легко доказать, — ответил Айвас, и в его тоне Джексом как никогда ясно ощутил нечто похожее на симпатию.

— Нет, сначала объясни мне про зеведеев!

— При тщательном исследовании зародышей Нити стало ясно, что в Оортовом облаке существует жизнь, — правда не в такой форме, которая привычна для тебя и даже не в том виде, который принесла сюда Алая Звезда. И все же это целая экологическая система. Не исключено, что некоторые виды вполне разумны, судя по сложной нервной системе, которой они обладают. Но по пути к вашей планете они теряют почти весь жидкий гелий и превращаются в существа, которые можно условно назвать «грубыми механизмами». Именно эти выродившиеся, чувствительные только к теплу создания и падают на поверхность Перна. Разумеется, они не успевают воспроизвести себя ни здесь, ни на Алой Звезде. Без гелия они способны размножаться только на орбите Перна. Но если заразить эти «механизмы» нашими видоизмененными паразитами, они вместе с хозяевами попадут в Оортово облако, где уничтожат всех сходных существ, в том числе и предположительно разумных. Тогда, что бы ни случилось, Перн навечно освободится от этой напасти. Именно поэтому и происходили Долгие Интервалы: видоизмененные зеведеи, которые вы занесете — вернее, давным-давно занесли на поверхность Алой Звезды, причем два раза, — заразят Оортово облако, через которое Алая Звезда дважды проходит за каждое свое обращение. Еще раз предстоит это сделать в будущем.

— Так я еще и разносчиком инфекции должен стать? — Джексом не мог понять, какое из чувств в нем сильнее: возмущение, злость или восхищение дерзким замыслом Айваса.

— Вы засеете Алую Звезду трижды. Вот почему так важно развести как можно больше видоизмененных зеведеев — чтобы обеспечить тройную атаку в двух разных областях Оортова облака.

— Но если я должен сместить планету с орбиты…

— Отклонение будет незначительным, к тому же можно рассеять зеведеев на некотором расстоянии от пропасти, чтобы обеспечить их безопасность. На поверхности планеты будет множество зародышей-хозяев — как и на орбите вокруг нее.

— Мы видели их только на поверхности, а на орбите — нет.

— Разве вы их искали?

— Конечно, нет. А теперь выкладывай: как ты можешь доказать мне, что все твои немыслимые планы удадутся… то есть уже удались?

— Нет ничего проще. Войди в файл, который даст тебе изображение сегодняшней орбиты Алой Звезды.

Джексом без труда справился с этой операцией. На экране появился до мелочей знакомый чертеж.

— Переведи на монитор, — велел Айвас.

Джексом нажал нужную клавишу.

— Теперь, если ты вместе с Рутом перенесешься на пятьдесят лет то бишь Оборотов — вперед, используя в качестве ориентира бортовой хронометр…

— Никто не путешествует в будущее — это самое опасное!

— Только если там произошли какие-то изменения, — парировал Айвас.

— А на борту «Иокогамы» никаких изменений не произойдет. Вот твое задание. Сегодня ты перенесешься в будущее, замеришь параметры орбиты, получишь отпечаток на бумаге. С этой копией вернешься сюда — для страховки предусмотрев небольшой интервал — и сравнишь оба чертежа. Двери заперты. Никто не должен здесь появиться — ни сейчас, ни до твоего возвращения.

Каждая капля присущего Джексому здравого смысла ожесточенно сопротивлялась путешествию в будущее. И все же… осуществить план Айваса — значит совершить подвиг, на который, вероятнее всего, не способен никто другой.

«Рут, ты слышал, что предлагает нам Айвас?»

«Естественно. Мне вполне достаточно, что он уверен в успехе, — ведь я знаю, он никогда не стал бы рисковать твоей жизнью…»

«И твоей», — добавил Джексом.

«Хотел бы я увидеть, как будет выглядеть Перн через пятьдесят Оборотов! И убедиться, что будущее у нас счастливое».

«Я тоже», — подумал Джексом.

И, не дожидаясь, пока ему на ум придут новые доводы против этой отчаянной, безрассудной, опрометчивой затеи, он подал Руту знак приблизиться.

— Надеюсь, ты позаботишься, чтобы запаса кислорода в рубке хватило на пятьдесят Оборотов? — ворчливо обронил Айвас.

Джексом криво усмехнулся.

— Нет уж, приятель, я не собираюсь рисковать. Лучше надену скафандр. — Он уже наловчился быстро влезать в костюм. Забравшись Руту на спину, Джексом пристегнул летную упряжь — на случай, если они окажутся в пустоте. Он не сомневался: нет такого места и времени, откуда Рут не отыщет дорогу домой, в Руат.

Прочитав дату на хронометре, он прибавил к году пятьдесят: 2518.

Твердо держа в уме цифру, Джексом велел Руту перенестись в этот год. «Я знаю, куда нам нужно», — бодро заявил Рут, и они оказались в Промежутке.

Джексом стал считать вдохи и выдохи, радуясь про себя, что дышит он по-прежнему ровно и медленно. На пятнадцатом счете они снова оказались в рубке, где вроде бы действительно ничего не изменилось.

«Все как было», — разочарованно протянул Рут.

— Не совсем, — возразил Джексом, с удивлением заметив, что чертеж все еще на экране. Однако показания цифрового хронометра недвусмысленно утверждали: прошло пятьдесят Оборотов с тех пор, как Джексом смотрел на него в последний раз. Он расстегнул пряжки и, спустившись со спины Рута, подплыл к экрану.

— Может быть, я, собираясь сюда, сам переставил дату? — усомнился он. — Постараюсь вспомнить потом. Воздух здесь есть, Рут?

— Есть, только не первой свежести.

Джексом стянул перчатки и положил их на пульт. Снимать скафандр он не стал, поскольку не собирался задерживаться здесь дольше, чем потребуется для выполнения задания. Он отстучал нужный код и увидел, как курсор вычертил вторую орбиту, на несколько градусов отличную от предыдущей. На обратном пути она пересекала орбиты пятой планеты и переходила в спираль. Дрожащими руками Джексом набрал команду для принтера, и сразу же из прорези послушно выскочил листок — на ощупь он слегка отличался от тех, к которым успел привыкнуть Джексом: был тоньше, мягче и к тому же гораздо белее! За истекшие Обороты Бендарек сумел значительно улучшить качество бумаги. Он сравнил чертеж с тем, который был на экране.

103
{"b":"18784","o":1}