ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если они не пренебрегли, то и нам стоит придерживаться такого же мнения, — безмятежно ответила Менолли, уплетая колобок, — Это будет первым вопросом, который я задам Айвасу.

— Спору нет, Айвас — умнейшая штука, — продолжала Лесса, только у него всего один голос, хоть и весьма сладкозвучный. Так что он сможет спеть только одну партию, даже если окажется, что в его памяти хранится старинная музыка.

В дверях вырос Ф'лар, вид у него был озабоченный.

— Вот вы где, — сказал он, откидывая со лба непокорную прядь. — Менолли, мастер Робинтон зовет тебя и Лессу. Нужно решить, что делать с этим списком, чтоб ему ни Скорлупы, ни Осколков! У всех до единого есть вопросы, которые они непременно должны задать Айвасу. Пьемур был прав. Большинство людей не поверило тому, что им сказали. — Он присел на край стола и отломил кусочек колобка. — Боюсь, они не поверят, даже увидев Айвас своими глазами.

— Разве можно их винить за это? — спросила Лесса. — Но было бы неразумно тратить драгоценное время Айваса на то, чтобы вразумлять неверующих. Да и наше время тоже дорого. Нужно посовещаться.

Джейнсис вскочила, сообразив, что она здесь лишняя.

— Нет, дитя мое, останься. Не будем же мы совещаться прямо сейчас.

— Лесса насмешливо фыркнула, — когда все носятся как угорелые! Принеси-ка еще кла и еды. Ф'лар, тебе тоже не помешает подкрепиться. Предводитель Бендена небрежно махнул рукой.

— Сейчас мне некогда… Слишком много неотложных дел, — сказал он и все-таки положил в рот еще кусочек колобка.

— Надеюсь, ты все же сделаешь перерыв, чтобы поесть? — язвительно осведомилась Лесса и, взяв Ф'лара за плечи, заставила опуститься на ближайший стул. Потом положила перед ним нееденный колобок и налила кла в свою чашку, добавив сладкого сиропа, как он любил. — Ты ведь совсем не спал и, если не поешь, то от тебя не будет никакого толка. Так кто тут тебе докучает? Разве нам не хватает лордов холдеров, Главных мастеров и Предводителей Вейров, чтобы получить большинство?

— Кто докучает? — повторил Ф'лар. — Да все до единого лорды холдеры и Главные мастера, которых мы не сумели запихнуть сюда вчера! — он вскинул руки, выражая высшую степень возмущения.

— Но ты, разумеется, объяснил им…

— И не только я… — раздраженно перебил ее Ф'лар, — мы все пытались хоть что-то им объяснить. Конечно, среди нашей знати попадаются весьма обидчивые натуры, только можно подумать, что мы нанесли личное оскорбление каждому, кого не позвали вчера. — Он откусил от колобка и, запив его большим глотком кла, сердито нахмурился. — Больше всех почему-то жалуются те, кто нисколько не интересовался этой Посадочной площадкой. Теперь они запели совсем по-другому.

Лесса изумленно взглянула на супруга.

— Но откуда они узнали?..

Ф'лар иронически усмехнулся, покосившись на Менолли.

— Попробуй угадать!

Молодая арфистка застонала и закрыла лицо руками.

— Снова эти мерзкие файры? — возмущенно вскинулась Лесса. — И, конечно, все любопытные прибыли на драконах?

Ф'лар поморщился и снова откинул прядь со лба.

— Зря я придал каждому цеху и холду постоянного всадника! Теперь лорды и мастера пользуются любезностью драконов, как будто это обычные скакуны!

— Что делать… нет худа без добра. Зато мы наладили отношения с холдами и цехами. Просто иногда это играет против нас. И все же необходимо, чтобы все лорды и Главные мастера лично познакомились с Айвасом. Среди них найдутся упрямцы, которые все равно будут отрицать даже то, что видели собственными глазами и слышали собственными ушами. Но раз уж они явились, пусть посмотрят.

— Явились — не запылились, — беспечно проговорил Ф'лар, беря второй колобок. — Сибел впускает их партиями по несколько человек и прерывает встречу, как только возникает потребность обсудить с Айвасом какой-нибудь неотложный вопрос. Большинство расходится, качая головой и стараясь не выказать своего потрясения. Но истинную ценность Айваса понимают единицы. — Он стукнул кулаком по столу. — Стоит мне подумать, кем мы когда-то были и что имели… И кем мы снова можем стать — с помощью этой машины!

Лесса усмехнулась, наблюдая эту внезапную вспышку.

— Если верить Айвасу, даже Посадочная площадка строилась не один день, мой дорогой… — Она стала поглаживать мышцы, буграми напрягшиеся на плечах, Ф'лара. — Ешь спокойно. Нам и раньше приходилось убеждать неверующих. Сумеем справиться и теперь, — нагнувшись, она поцеловала его в щеку.

На губах Ф'лара появилась улыбка.

— Я смотрю, уж со мной ты, как всегда, сумеешь справиться.

Лесса наградила его укоризненным взглядом и, вернувшись на место, взялась за недоеденный колобок.

— И в мыслях не было, душа моя, — сказала она, лукаво блеснув темными глазами. Снаружи недоверчиво фыркнул Мнемент, и Госпожа Бендена приказала: — «Не смей портить мне всю игру!»

«Я и не собирался, — сонно ответил бронзовый. — Здесь так славно греет солнышко…»

Рамота подтвердила его слова.

В дверях появился Сибел и, кивнув вождям Вейра, поманил к себе Менолли.

— Мастер Робинтон хочет, чтобы Менолли включили в список. В качестве Предводителя Вейра будет выступать Н'тон. — Арфист взял последний колобок, задумчиво поглядел на него и откусил сразу половину. Прожевав, он сообщил: — Фандарел поймал Джейнсис по пути на кухню: хочет, чтобы она ему срочно что-то начертила. Так что придется отправить за едой и кла кого-нибудь другого.

Затем Сибел обвел взглядом просторную комнату.

— А хороший получился зал для собраний, — похвалил он и, обняв Менолли за плечи, вышел в коридор.

Лесса украдкой взглянула на супруга: Ф'лар, дожевывая колобок, ответил ей улыбкой и принялся за красный плод.

— А ты-то сам уже в списке? — спросила Менолли Сибела, когда они покинули комнату.

Озорно усмехнувшись, он привлек ее к себе, и супруги весело зашагали в ногу. В бессчетный раз Сибел порадовался своему счастью: Менолли с ним! Он знал, что частица ее сердца принадлежит мастеру Робинтону. Но ведь и в его сердце живет любовь к учителю, а с ней — и бесконечная верность и преданность. Однако Менолли — это совсем другое. В ней вся его жизнь!

— Сколько нам еще ждать? — недовольно осведомился Отерел, лорд Тиллека, когда арфисты проходили мимо него.

— Комната тесная, мой господин… кроме того, сегодня предстоит очень многое сделать, — умиротворяюще проговорил Сибел.

— Маленькая-то маленькая, а Фандарел и другие ремесленники сидят там часами! А теперь он еще и девчонку туда привел… свою внучку, — брюзгливо посетовал Отерел.

— Если бы ты, лорд Отерел, умел также безупречно копировать чертежи, как она, — заметила Менолли, — ты тоже наверняка оказался бы там. — Она недолюбливала старого ворчуна с тех пор, как тот с пеной у рта выступал против присвоения ей звания мастера.

Отерел метнул на нее злобный взгляд. Стоявший рядом лорд Торонас из холда Бенден прикрыл рот ладонью, пряча усмешку. Наконец, скривив губы, тиллекский владетель пробормотал:

— Ты ведешь себя вызывающе, юная девица, недопустимо вызывающе! И тем порочишь свой цех.

Сибел смерил его долгим уничтожающим взглядом и втолкнул Менолли в комнату. Внутри было жарко и душно, стулья стояли так тесно, что Менолли удивилась, как Джейнсис, Пьемур, Терри м еще один кузнец, которого она не узнала, умудрялись чертить. Над ними навис Фандарел. Н'тон стоял, прислонясь к дальней стене. Внезапно она заметила экран, и на нем — изображения незнакомых предметов, причем такие четкие, как будто сами эти вещи каким-то невероятным образом попали в Айвас, и он их увеличил.

— Теперь, когда мы выполнили соединение с модулем Ф-322РХ… — произнес глубокий, прекрасно поставленный баритон, и Менолли, пораженная, задохнулась. Она стала оглядываться по сторонам и поймала улыбку Сибела; похоже, супруг забавлялся ее попытками обнаружить источник незнакомого голоса. — … цепь замкнута, — закончил фразу Айвас. — Добавьте эту панель к тем, что уже установлены в наш блок, и возвращайтесь ко мне — я объясню, что делать дальше.

15
{"b":"18784","o":1}