ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Занятная история, юный Райдис. Ты просто прирожденный арфист. Чудесное спасение, ничего не скажешь! — вполне искренне проговорил Джексом. Он взглянул на Джейда, и тот согласно кивнул. — А скажи, краснохвосток в лодке случайно не оказалось?

— Не-а, — отмахнулся Райдис. — Они утонули. Так что пришлось нам вместо свежей жареной рыбы жевать старую жесткую птицу. А знаешь что еще?

— Ну? — с готовностью поинтересовался Джексом.

— Пока эти рыбы нас спасали, они все время с нами разговаривали. Дядя Алеми тоже слышал.

— И что же они вам говорили?

Райдис сосредоточенно нахмурился.

— Слов я точно не запомнил. И потом, ветер так завывал… Только знаю, что они на нас покрикивали, старались ободрить.

Сначала Джексом подумал, что Райдис это придумал, чтобы приукрасить историю об удивительном спасении, но, встретившись взглядом с Джейдом, заметил, как то кивнул, подтверждая правдивость рассказа.

— А теперь, Райдис, беги, проследи, чтобы файры как следует поскребли Руту спину, — предложил сыну Джейд.

Карапуз охотно вскочил.

— А можно? Правда? — он одарил Джексома сияющей улыбкой.

— Конечно, правда, — заверил его Джексом, а сам подумал: будет ли его Джерол таким же забавным, когда ему минет пять Оборотов?

— Ого-го! — закричал Райдис, сбегая на берег, где Рут в компании ящерок наслаждался купаньем.

— Так это все действительно произошло с ним и Алеми? — спросил Джексом.

— Малыш ничего не придумал, — произнесла Арамина, явно гордясь смышленым сынишкой. — Алеми сказал, что Райдис не впал в панику и во всем слушался его. А иначе… — голос ее сорвался, лицо под слоем загара заметно побледнело.

Джейд наклонился к Джексому.

— Не мог бы ты спросить вашего Айваса, что ему известно об этих рыбах? Алеми тоже клянется, что они разговаривали, хотя из-за ветра и плеска волн он не смог в точности разобрать слова. Он думает, что рыбы указывали им направление и ободряли. Пьемур как-то упоминал, что Айвас говорил вскользь про больших рыб — кажется, он называет их дель-фи-ны, которых поселенцы привезли с собой с Земли. Я просил его уточнить, но, боюсь, у него давно вылетело из головы.

В последнее время Джексом повадился носить в сумке на поясе карандаш и маленький блокнот.

— Зато я не забуду, — заверил он Джейда, — сделав пометку, и похлопал по сумке, куда убрал блокнот и карандаш.

Как только Рут обсох на солнце, Джексом позвал его к себе. Райдис визжал от восторга; дракон позволил ему взобраться к себе на спину, чтобы совершить эту короткую прогулку верхом. Арамина приготовила Джексому полную сетку фруктов для Шарры и Джерола, и он долго ее благодарил.

Когда Рут поднялся на достаточную высоту, Джексом спохватился, что снова — уже в который раз! — слишком задержался вдали от дома. «Слушай, Рут, давай срежем три часика. Это совсем не опасно, и мы будем в Руате утром — все только что встанут».

«Ты же знаешь, Лесса не любит шуток со временем».

«Мы уж сколько Оборотов этим пользуемся!»

«Шарра все равно узнает».

«Я уверен, она так обрадуется, что не станет сердиться — во всяком случае, сегодня. — Джексом покровительственно потрепал Рута по шее. — Со своей супругой я как-нибудь разберусь. Ведь мы не собираемся обманывать Шарру. Просто хочется в кои-то веки вернуться домой пораньше. Не такое уж это большое дело!»

«Ладно, так и быть. Хорошо, что я всегда знаю, какое у нас время».

Но когда они оказались над Руатом, Джексом пожалел, что вернулся домой ранним утром. Холд был почти не виден из-за густой метели, которую нес с гор пронизывающий ветер.

«А еще лучше, что я всегда знаю, где нахожусь», — заметил Рут, изогнув шею и моргая, чтобы в фасеточные глаза не попал снег. «Ты видишь, где нам приземлиться, Рут? Мне как-то в голову не пришло узнать, какая здесь погода». — Джексом прикрыл щеки руками, затянутыми в толстые перчатки, чувствуя, как даже через плотную летную тунику холод пробирает его до костей. Ноги, одетые в легкие брюки, как того требовало южное лето, заледенели, словно сосульки.

«Мне тоже, — виновато ответил Рут. — Потерпи еще пару секунд, я уже над самым двором».

Он раскинул крылья и приземлился с необычно сильно толчком.

«Извини, это сугроб виноват».

Не теряя ни минуты, Джексом скатился со спины дракона, но путь к массивным дверям, ведущим в вейр Рута, преграждали высокие сугробы. Пришлось отгребать снег, чтобы открыть одну створку. Затем Рут просунул внутрь передние лапы, поднатужился, и тяжелые створки распахнулись, сметая снежные наносы.

«Входи, не мешкай», — скомандовал Рут своему всаднику.

Оказавшись в вейре, где было не так холодно лишь потому, что сюда не проникали пронизывающие порывы ветра, дракон и всадник поспешили закрыть двери. Энергично растирая закоченевшие ноги, Джексом вприпрыжку подбежал к большому очагу, где была приготовлена растопка. Пальцы не сгибались, так что ему с трудом удалось разжечь огонь — и вот уже веселое пламя жадно пожирает сухие дрова. Наконец-то можно согреться!

— Вообще-то я не против холода, — сказал Джексом, снимая куртку и отряхивая ее от снега. — Просто такая резкая перемена после дивной погоды на Южном…

«Мийр говорит, что у Джерола сильная простуда. Шарра не спала всю ночь и очень устала», — сообщил Рут другу, глаза его пожелтели, выдавая беспокойство.

— В такую погоду маленькие дети часто простужаются, — ответил Джексом, хотя знал, что за эту зиму Джеролу нездоровится уже не в первый раз. Бедняжка Шарра совсем измоталась с ним — она никого из посторонних не желала подпускать к своему первенцу. — Иногда, Рут, я веду себя, как последний дурак, — сокрушенно воскликнул он. — Ну почему, во имя Первого Яйца, Шарра тоже не может перебраться на юг, жить там в тепле и покое и учиться у Айваса!

«Каким образом? Ведь ей нельзя лететь через Промежуток — у нее скоро будет маленький!»

— Но она может приплыть на корабле. Нужно только узнать у мастера Идаролана, когда он собирается на Южный, — пусть захватит ее с собой, они уже много раз плавали вместе… — Джексом на миг задумался. — Решено, так я и сделаю! Мы все перебираемся на Южный! В эту пору здесь не так много дел, и Бранд отлично справится без меня.

Ему сразу стало легче. И когда он отыскал в теплой спальне Шарру, укачивающую их капризничающего сына, она отнеслась к его идее с таким же энтузиазмом. Так что вопрос о его неожиданном появлении даже не встал. А как только Джерола удалось укачать и положить в колыбель, Шарра, к восторгу Джексома, доказала, как она счастлива видеть мужа дома и… в своей постели.

* * *

Арфист-подмастерье Тагетарл вышел из учебных классов Айваса и с озабоченным видом направился в вестибюль, где находился стол мастера Робинтона.

— Айвас хотел бы побеседовать с тобой, учитель, и с Сибелом в любое удобное для вас время, — объявил он.

— Ну, что он еще затевает? — спросил Главный арфист, заметив на лице подмастерья явное беспокойство.

— Он хочет, чтобы в Цехе арфистов построили печатную мастерскую! со стоном выпалил Тагетарл, резким движением откидывая назад волосы.

— Печатную мастерскую! — вздохнул Робинтон и протянул руку, чтобы растормошить дремлющего на его плече бронзового файра. — Заир, будь любезен, разыщи Сибела и попроси его присоединиться к нам.

Бронзовый сонно чирикнул, но послушно размотал хвост, обвитый вокруг шеи арфиста. По руке Робинтона он спустился на стол, потянулся и выпорхнул в открытую дверь.

— Заир не ушел в промежуток, значит Сибел где-то поблизости, — заметил Робинтон. — Подкрепись кла, пока мы ждем, он тебе явно не повредит. С чего это Айвас вдруг решил, что цеху арфистов нужна печатная мастерская?

Тагетарл с благодарностью наполнил кружку кла, пододвинул к столу учителя стул и снова пригладил свои длинные темные волосы, на этот раз уже спокойнее.

— Я спросил его, нельзя ли распечатать нотную запись струнного квартета, который он исполнял вчера вечером. Домису не терпится получить экземпляр. 0н говорит, что ему надоело слушать наши восторги по поводу старинной музыки. И еще Домис сказал, — Тагетарл натянуто улыбнулся, — что здесь толчется столько мастеров и подмастерьев из нашего цеха, что он не может себе позволить приехать и послушать собственными ушами.

39
{"b":"18784","o":1}