ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Робинтон усмехнулся, догадываясь, что юноша скорее всего изрядно смягчил ехидные высказывания мастера.

— На что Айвас ответил, что он должен беречь остатки бумаги и что он не считает музыку неотложным делом с точки зрения использования его ресурсов. У него осталось всего два рулона. И он считает, что нам нужно завести собственные множительные машины. — Тагетарл выжидательно улыбался.

— Гмм… Разумно, ничего не скажешь, — Робинтон попытался изобразить энтузиазм, поскольку Тагетарла явно увлек этот замысел. Правда, сам он весьма сомневался — где же предел «необходимой» механизации, которую они постоянно продолжают развивать? Ведь сколько людей из разных цехов в поте лица уже трудятся над полдюжиной срочных проектов! — Спору нет, нам необходимо распространять много разнообразной информации, особенно для отдаленных мастерских и холдов, которые сами не могут прислать сюда своих представителей.

Вернулся Заир. Судя по его радостному чириканью, он успешно справился с поручением. Не успел файр снова устроиться на плече у Робинтона, как в вестибюль ворвался Сибел. Было видно, что он одевался наспех, в волосах блестели капли воды.

— Потише, Сибел, никакой спешки нет, — поднимая руку, проговорил мастер. Робинтон, спеша успокоить своего преемника. — Надеюсь, это не Заир так тебя переполошил?

Сибел приветствовал учителя и, переведя дух, улыбнулся.

— Я так привык являться по твоему первому зову, мастер, что никак не могу избавиться от этой привычки.

— Даже теперь, когда ты стал Главным арфистом Перна? — лукаво усмехнулся Робинтон. — Нет, теперь когда ты Главный арфист, ты имеешь полное право сначала покончить с утренним омовением.

— Не желаешь ли кла? — спросил Тагетарл и, заметив утвердительный кивок Сибела, наполнил кружку.

— Я только что закончил принимать душ, — сказал Сибел, беря кружку из рук подмастерья. — Ну, теперь, когда я здесь, чем могу быть вам полезен?

Робинтон сделал знак Тагетарлу.

— На самом деле это Айвас хочет поговорить с тобой и мастером Робинтоном, — сказал подмастерье. — Ему нужна печатная мастерская, и он говорит, что за ее создание должен взяться цех арфистов. Сибел молча кивнул. Робинтон узнал свою привычку: он сам тоже так делал, когда к нему обращались с неожиданной просьбой.

— Он прав, распространение сведений в любом виде входит в обязанности нашего цеха. А что такое печатная мастерская?

— Машины, которые — я на это горячо надеюсь — будут более совершенны, чем корявый почерк мастера Арнора, — беспечным тоном ответил Робинтон. Оба его собеседника закатили глаза к потолку. — А если их продукция будет хотя бы отдаленно походить на то, что печатает для нас Айвас, это станет огромным достижением.

— По-моему, Айвас единственный на всей планете без труда разбирает Арноровы каракули. Ну, и за чем же дело стало? — спросил Тагетарла Сибел.

— Домис просто замучил меня — требует, чтобы я достал ему копии той великолепной музыки, которую исполнял для нас Айвас.

Сибел понимающе кивнул.

— Этого следовало ожидать… И его просьба вполне законна: ему пришлось взять на себя все управление Цехом, чтобы мы могли находиться здесь.

— Только не позволяйте Домису донимать тебя всякими хитроумными замыслами, — предупредил Робинтон, грозя ученикам пальцем. — А струнную музыку он найдет совершенно очаровательной, я в этом просто уверен.

— Как и мы все, — поднимаясь, сказал Сибел. — Давайте взглянем, что конкретно включает в себя организация печатной мастерской. Спору нет, наш цех не особенно силен в механике, хоть мы и сами изготавливаем свои инструменты.

И трое арфистов отправились к Айвасу за разъяснениями.

* * *

— Пусть арфисты и не сильны в механике, — ответил Айвас, когда Сибел высказал ему свои сомнения, — зато, мастер Сибел, вас отличает ум и сноровка. Размножение или копирование рукописных материалов может быть достигнуто разными методами. Из них переписывание от руки наиболее чревато ошибками. используя старинные машины и детали, сохранившиеся в Пещерах, можно наладить более целесообразную технологию многократного копирования необходимой информации, в том числе и нот, которые требуют ваши коллеги.

Из прорези принтера выскочили листки, которые ловко подхватил Тагетарл.

— На чертеже изображены детали, которые вам предстоит разыскать в пещерах, и те немногие части, которые придется изготовить дня вас мастеру Фандарелу. Это сотрудничество и в его интересах тоже. — Последовала одна из пауз, которые Робинтон предпочитал истолковывать как проявления Айвасова юмора. Он был уверен, что в данном случае машина хочет намекнуть, как много выгод успел получить Цех кузнецов благодаря его, Айваса помощи. — Несомненно, вы успеете разыскать и собрать нужное оборудование к тому времени, когда мастер Фандарел закончит установку водяной турбины. Тогда у вас будет достаточно энергии, чтобы запустить печатный станок. Мастер Бендарек достиг замечательных успехов в производстве длинных рулонов бумаги, которые необходимы для этого процесса. Изготовить отдельные буквы и цифры, чтобы получился четкий типографский шрифт, а также музыкальные значки и научные символы, не так трудно для того, кто обладает хорошими профессиональными навыками. — Появилась следующая страница, на которой был изображен четкий шрифт. — Подмастерье Тагетарл — искусный резчик. — Эти слова несказанно удивили Тагетарла, который не мог представить, как Айвас прознал про его умение. — Думаю, найдутся и другие, не менее способные, которые смогут ему помочь.

— А нет ли в Пещерном складе готового печатного станка? — задумчиво спросил Сибел.

— К сожалению, нет. Размножение и хранение данных во времена ваших предков уже не требовало столь допотопных устройств. Однако для ваших нужд этот способ вполне сгодится, во всяком случае, на первое время. Сибел взял у Тагетарла листок с образцом шрифта.

— До чего приятно — ни щуриться не нужно, ни разглядывать в увеличительное стекло… — Он одобрительно покачал головой. — Только, боюсь, мастеру Арнору это не понравится.

Робинтон поморщился и тяжело вздохнул.

— Наверно, его время вышло. Ты же знаешь, он почти совсем ослеп. И негодники-школяры этим пользуются. Менолли рассказывала мне о случае, который произошел только на прошлой неделе. Один наглый юнец сдал ему непристойный стишок вместо заданной баллады, и бедный мастер Арнор его похвалил.

Тагетарл спрятал усмешку.

— Мастер Арнор уже не впервые попадается на эту удочку.

— Скажи Айвас, печатная мастерская поможет сохранить твои запасы бумаги?

— Да, но не это главная причина, по которой вам предлагается усовершенствовать процесс обработки данных. Вы сами увидите, что вскоре вам будет мало одного станка, поэтому было бы разумно усвоить принцип, чтобы потом при необходимости расширить производство.

— Мне кажется, — сказал Робинтон и взглянул на Сибела, словно испрашивая прощения за то, что вмешивается в прерогативы нового Главного арфиста, — что первый печатный станок стоит собрать здесь, на Посадочной площадке.

Сибел кивнул, догадавшись, чем продиктовано предложение его учителя.

— Да, так мы меньше рискуем обидеть мастера Арнора. — Вместе с Тагетарлом он снова склонился над листком со шрифтом. — Дулкан уже здесь, он выполнял очень искусную работу по латуни для наших арф. Еще четверо старших учеников ожидают своей очереди прослушать общий курс. Пока они свободны, можно их использовать.

Робинтон с улыбкой взглянул на молодых арфистов — его радовало, с какой готовностью они восприняли предстоящий проект.

— Терри сейчас как раз в пещерах. Если мы поспешим, он сможет дать нам немало полезных советов, — с горячностью сказал Тагетарл.

Учтиво распрощавшись с Робинтоном, молодые люди вышли из дома, на ходу обмениваясь мнениями о том, с чего начать.

Робинтон медленно опустился на ближайший стул.

Иногда их энергия, вместо того, чтобы придавать ему сил, была несколько утомительной. Впрочем, нельзя сказать, чтобы его не радовала перспектива создания печатной машины. Возможность получать множество копий текста — серьезное дело! Это вам не шуточки! Его поражало, сколько новых механизмов появилось в последнее время — машин, потребность в которых раньше даже не возникала. И влияние, которые они окажут на жизнь цехов, холдов и Вейров, влияние, которое пока еще едва ощутимо, трудно измерить словами. Лайтол, углубившийся в изучение истории и политики далеких предков, уже высказывал свое беспокойство по поводу разрушения ценностей и ниспровержения традиций под напором новых идей. Обещание покончить с Нитями — вернее, возможность, поправил себя Главный арфист, — воодушевляло всех, за исключением горсти отщепенцев. Даже наиболее косные из оставшихся в живых Древних всадников выступили в поддержку вождей Бендена. Но что останется делать драконам и их отважным седокам, когда сам смысл существования Вейров будет утрачен? Робинтон знал, хоть это и хранилось в тайне, что Ф'лар с Лессой собираются предъявить свои права на часть обширных земель Южного. Только вот как отнесутся к их притязаниям лорды-правители, которые и сами алчно поглядывают на бескрайние просторы благодатного материка? И честолюбивый Торик, который отлично сознает, что в его владения входит лишь ничтожная часть южных земель. Робинтон придерживался мнения, что века самоотверженной службы дают Вейрам право получить все, что они пожелают. Но согласятся ли с этим холды и цеха? Вот что беспокоило его больше всего. Правда, сами Предводители Бендена, казалось, ничуть не тревожились на этот счет. А что, если через четыре Оборота, десять месяцев и три дня, которые дал им Айвас, их попытка закончится крахом? Что будет тогда?

40
{"b":"18784","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Призрак
Конец Смуты
Энцо Феррари. Биография
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Среди овец и козлищ
Дочь убийцы
Русская пятерка
Алхимики. Бессмертные