ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Может быть, — он слегка повеселел, — новые технологии наполнят новым смыслом жизнь холдов и цехов… но не Вейров. Цеха и холды всегда умудрялись забывать о Вейрах в интервалы между Прохождениями. Возможно, новшества, вроде силовых установок и печатных машин действительно необходимы — и не только для явных целей, но и для более скрытых.

— Айвас, — проговорил Робинтон, тщательно прикрывая за собой дверь, — я к тебе на несколько слов… — Он откашлялся, внутренне недоумевая: до каких пор эта древняя машина одним своим присутствием будет повергать его в трепет, как несмышленого школяра? — Я по поводу печатной мастерской…

— Вы не согласны с тем, что это необходимо, мастер?

— Напротив, я полностью за.

— Что же тогда вас беспокоит? Мои аудиодатчики улавливают в вашем голосе оттенок неуверенности.

— Видишь ли, Айвас, когда мы впервые осознали, что ты значишь для нас с точки зрения получения новых знаний, мы и понятия не имели, сколь многое было потеряно за истекшие столетия. Но сейчас редко выдается день, чтобы в списке первоочередных дел не появилось какое-нибудь новое устройство. Наши искусные ремесленники получили достаточно заданий, чтобы работать не покладая рук на протяжение всего Прохождения. Скажи откровенно, неужели все эти машины действительно необходимы?

— Если судить с точки зрения той жизни, которую вы еще так недавно вели, то, конечно, нет. Но чтобы осуществить цель, к которой стремится большинство населения Перна — уничтожить Нитей — необходимы знания. Ваши предки не использовали передовых технологий, доступные в их эпоху; они предпочитали самый скромный уровень, позволявший достигать желаемых результатов. Именно этот уровень мы сейчас и пытаемся восстановить. Вы же сами попросили об этом при нашей первой беседе. «Интересно, действительно н тоне Айваса прозвучал мягкий упрек или мне это только почудилось?» — подумал Робинтон.

— Энергия движущейся воды… начал он.

— Она когда-то уже была вам доступна.

— А печатные машины?

— Ваши Летописи раньше печатались, но столь трудоемким и несовершенным способом, что, к сожалению, в них неизменно вкрадывались ошибки.

Робинтон задумчиво подергал себя за ухо и произнес:

— Значит, главное все-таки — обучение…

— Можно сказать и так. Вы, арфисты, тоже учите по заранее разработанным методикам. И Цеха Перна уже многого достигли — даже ухитрились изобрести способ изготовления бумаги еще до того, как получили доступ к моим файлам. Большинство методов ее производства — лишь усовершенствование тех процессов, которые уже применяются вами. А простейшие машины только облегчат этот труд, причем они ничуть не сложнее тех, которые ваши предки когда-то привезли с собой. Мы всего лишь исправляем накопившиеся ошибки и заблуждения; дух первых колонистов еще жив. Даже тот путь, которым будет произведена коррекция орбиты блуждающей планеты, не выходит за пределы запланированного вашими предками уровня пасторальной цивилизации. — Айвас сделал паузу, словно размышляя о чем-то, затем продолжил: — Наверняка существуют новые, гораздо более эффективные методы, разработанные учеными Земли, которые можно было бы использовать, если бы не прервалась связь между вашей планетой и Землей. К тому времени, когда корабли колонистов покинули Солнечную систему, развитие науки предвещало большие успехи в космологии. Однако сведения об этом в памяти данной системы отсутствуют. Когда же вы вновь обретете необходимый уровень знаний, только от вас будет зависеть выбор: идти дальше или остановится на достигнутом.

Робинтон задумчиво потер подбородок. Разве можно винить Айваса в том, что он пытается исполнить свое предназначение? Кроме того, совершенно очевидно, что древняя машина возрождает только самое необходимое для достижения главной цели. Просто тяжело осознавать, сколь многое оказалось утраченным…

— Ваш мир выжил, мастер Робинтон, проявив при этом гораздо больше чести и достоинства, чем вы можете предположить, — так считает Лайтол, исследующий глубины истории.

— Возможно, я уделял его изысканиям слишком мало внимания…

— Лорд-Оберегающий пришел к такому заключению на основе своих личных исследований, мастер Робинтон.

— Совпадает ли его вывод с твоим беспристрастным суждением?

— Загляните в историю, мастер Робинтон, и у вас появится собственный ответ. — Снова последовала одна из загадочных Айвасовых пауз. — А печатные книги значительно упростят этот процесс.

Робинтон поглядел на зеленый огонек на экране и в который уже раз зады себе вопрос: что же это такое — искусственный интеллект? В ответ на его прямые вопросы Айвас неизменно расшифровывал свое сокращенное название. Теперь Робинтон понимал, что есть вопросы, на которые Айвас либо не может ответить, либо не должен — так уж составлена его программа.

— Да, печатные книги существенно упростят дело, — согласился он.

— Но, судя по тому, что ты нам показывал, у поселенцев были и другие приспособления, куда более компактные.

— Этот метод слишком сложен, чтобы его можно было обсуждать в настоящее время. К тому же, он предполагает процессы, которые пока выходят за пределы ваших возможностей и потребностей.

— Что ж, тогда я голосую за книги.

— Весьма благоразумно с вашей стороны.

— А ты в свою очередь тоже будешь благоразумен, планируя то, что нам необходимо воссоздать?

— Это неотъемлемое качество данной системы.

Робинтон был вынужден удовлетворится этим ответом. Уже взявшись за ручку двери он обернулся.

— А ноты эта печатная машина тоже сможет печатать?

— Да.

— Это существенно облегчило бы жизнь нашего Цеха, — сказал арфист. Сейчас, шагая по коридору, Робинтон ощущал такой прилив энергии, что даже стал насвистывать.

Глава 7

Посадочная площадка, девятнадцатый Оборот Девятого Прохождения; десант

Лесса резко села на постели. Вокруг стояла такая густая тьма, что было ясно: до рассвета еще далеко. Ф'лар разметался рядом, прижавшись лбом к ее плечу, одной рукой он обнимал жену, нога его покоилась на ее бедре. Несмотря на огромные размеры кровати, что стояла в спальне королевского вейра, он всегда умудрялся оттеснить Лессу на самый край. Должно быть, она сама велела себе проснуться в эту несусветную рань — ей это всегда удавалось. Но зачем? Рассудок ее еще дремал и не сумел сразу дать ответ.

Рамота тоже крепко спала. И Мнемент. Да и весь Вейр Бенден был погружен в безмятежный сон — даже, как с негодованием обнаружила Лесса, сторожевой дракон и его всадник, которые должны были всю ночь нести караул на верхнем карнизе чаши. Ну, она ему покажет! Дайте только разобраться, почему ей стукнуло в голову проснуться в такой возмутительно ранний час.

Взгляд ее упал на освещенный циферблат часов, стоявших на тумбочке у кровати. Три часа — какой кошмар! Это новшевство воистину палка о двух концах. Имея надежный счетчик времени, который можно разглядеть даже в темноте, еще труднее переносить непроглядную тьму и столь ранний подъем. Но, увидев часы, Лесса, наконец, вспомнила, зачем ей понадобилось сегодня вставать так рано. Она принялась расталкивать Ф'лара, будить которого было сущим наказанием, если на помощь не приходил Мнемент.

— Проснись, Ф'лар! Пора вставать! — Потом: — «Рамота, милая, просыпайся. Нам нужно спешить на Посадочную площадку. Айвас хочет с нами встретится.» — Она все настойчивей трясла Ф'лара за плечо и, с трудом скинув его ногу, неохотно выбралась из уютной, теплой постели. — Мы должны рано утром быть на Посадочной площадке. Рано утром по их времени.

Случались минуты — и это как раз была одна из них, — когда Лессе казалось, что ее энтузиазм к проекту начинает иссякать. Но что, если именно сегодня Айвас собирается подвести итоги двух Оборотов напряженной учебы и работы? По сравнению с этим ранний подъем — такая пустяковая жертва!

Лесса слышала, как ее золотая королева недовольно ворчит в своем просторном вейре, как и Ф'лар, обращая мало внимания на ее понукания. — Ну уж, если мне приходится вставать, вы тоже никуда не денетесь!

41
{"b":"18784","o":1}