ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ее худший кошмар
За закрытой дверью
Женщина справа
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Черный человек
Карта хаоса
Тобол. Мало избранных
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
A
A

— Что-то красных сигналов многовато, — сообщил он Айвасу, пристегнувшись к креслу.

Джексом, оставшийся на верхнем уровне, пробрался к подсистеме научных данных. На всех пультах тоже горели красные огоньки. Он тоже устроился в кресле и затянул ремень.

— У меня тоже, — откликнулся он. — Везде, кроме системы телескопического наблюдения.

— Джексом, Пьемур, наберите команду OVERRIDE и переходите на ручной режим.

На пульте Джексома сразу погасла добрая половина красных огоньков — сигналов отказа. Осталось только три, и еще два оранжевых. Но не один из них не был помехой той программе, которую ему требовалось запустить. Бросив быстрый взгляд в сторону Пьемура, Джексом убедился, что арфист уже трудится за клавиатурой.

Он тоже углубился в работу, лишь изредка останавливаясь, чтобы размять уставшие пальцы да полюбоваться на сказочную картину за окном. Ничто не могло соперничать с этим зрелищем, даже уморительные номера двух файров, резвящихся в невесомости. Как ни странно, их возбужденное чириканье и воркование — Фарли поощряла Трига на все более рискованные фокусы — помогали преодолеть скованность, вызванную столь непривычным — почти нереальным — окружением.

Джексом как раз сосредоточился на вводе программы для следящей телескопической системы, когда Рут отцепил хвост и величаво поплыл к огромным окнам рубки, откуда открывался захватывающий вид на Перн и усеянную звездами черную бездну. Файры продолжали беззаботно чирикать. «Не знаю, что это, — заметил Рут, — только они красивые.»

«Что красивое? — спросил Джексом. — Разве отсюда видны два других корабля?»

«Нет, то, что пролетает мимо.»

Джексом вытянул шею, пытаясь разглядеть, что там увидел Рут. Но ему мешали дракон и два файра, прижавшиеся к правому краю иллюминатора. Внезапно все трое отпрянули от окна, и это резкое движение бросило их прямо на Джексома.

— Поосторожнее! — Джексом пригнул голову. В тот же миг раздался приглушенный грохот.

— В нас что-то попало! — крикнул Пьемур. Быстро отстегнув ремни, он оттолкнулся от кресла и поплыл к иллюминатору.

— Что в вас попало? — спросил Айвас.

Пьемур приник к окну, глядя то вправо, то влево.

— Джексом, спроси Рута, что он видел. Я ничего не наблюдаю.

Прижавшись щекой к окну, он старался заглянуть за изгиб толстого стекла.

«На нас летели какие-то штуки, вроде файров», — ответил Рут.

— Сейчас здесь ничего нет, — сказал Пьемур. — Он подплыл к своему месту и ухватился за спинку стула, чтобы не промахнуться.

— Айвас? — позвал Джексом.

— Судя по звуку, небольшой поток каких-то предметов столкнулся с отражателем, — спокойно ответил Айвас. — Никаких повреждений не зарегистрировано. Как вам уже должно быть известно из лекций, космос — не пустая бездна; там постоянно несутся потоки мельчайших частиц. Вероятно они и напугали Рута с файрами. А для вас самое разумное — вернуться к выполнению задания, пока низкая температура не вывела вас из строя.

Джексом заметил, что Пьемура это объяснение как будто тоже не особенно успокоило. Но Айвас был, как всегда, прав: ледяной холод начинал пробираться сквозь толстую одежду. Рут и файры, вернулись к окну — ящерки при этом тревожно верещали и пугливо озирались по сторонам. Люди снова занялись своими делами.

Джексом торопился, как мог, но мороз беспощадно проникал сквозь подбитые пухом перчатки, которые неизменно согревали его на протяжении многочасовых Падений. «Может быть, в космосе холоднее, чем в Промежутке?» — подумал он, разминая застывшие пальцы.

— Айвас, ты как будто обещал, что на борту будет отопление? — пожаловался он. — У меня закоченели руки.

— Приборы показывают, что отопление в рубке работает не на полную мощность. Вероятно, керамические сопротивления кристаллизовались. Со временем это можно будет исправить.

— Хорошая новость, — проговорил Джексом, проверяя показания на своем дисплее. — Он выпрямился. — Готово! Программа введена.

— Включай, — приказал Айвас.

Джексом с некоторым трепетом нажал нужную клавишу — хотя, каким образом, во имя Первого Яйца, он мог бы допустить ошибку после бесконечных повторений, которыми замучил его Айвас? И с удовлетворением увидел, как по экрану быстро побежали колонки цифр, подтверждая правильность его действий.

— Это гораздо более быстродействующее устройство, чем те, на которых мы тренировались, — заметил Джексом.

— На «Иокогаме» было установлено самое современное по тем временам оборудование, — объяснил Айвас. — Сверхскоростные вычисления — весьма важный фактор в астронавигации.

— Я же говорил тебе: то, чем мы пользовались до сих пор, — детские игрушки, — пробурчал Пьемур.

— Прежде, чем начать ходить, младенец должен научиться ползать, — наставительно заметил Айвас.

— Наш разговор слышат все? — с некоторой долей недовольства поинтересовался арфист.

— Нет.

— Благодарю за любезность. Между прочим, моя программа тоже готова. — Вот и хорошо. Теперь время приступать ко второму этапу задания. За проходом В-8802 на палубах А, В и С вы найдете дополнительные запасы кислорода, — деловито продолжал Айвас.

Пьемур пошевелил пальцами в толстых перчатках.

— У меня еще никогда так не мерзли руки! Держу пари, здесь, в рубке, холоднее, чем в Промежутке!

— По сути дела, это не так, — отозвался Айвас. — Просто вы провели при этой низкой температуре гораздо больше времени, чем вам приходится бывать в Промежутке.

— Замечательное все же ощущение — парить в невесомости! — улыбаясь Пьемуру, проговорил Джексом, когда друзья, хватаясь за поручень, стали продвигаться вдоль лестницы. Арфист ответил ему радостной ухмылкой. Вдруг Фарли и Триг, кувыркаясь, пронеслись прямо над их головами. Джексому с Пьемуром пришлось пригнуться, и этого оказалось достаточно, чтобы их подбросило вверх.

— Осторожно! — крикнул Джексом, стараясь как можно плавнее ухватиться за поручень.

Пьемур, сокрушенно охая, продолжал подниматься к потолку. Когда Джексом, которому, наконец, удалось поймать поручень, схватил друга за лодыжку и подтянул к себе, оба не знали что делать: смеяться или проклинать собственную неуклюжесть. Тем не менее, это маленькое происшествие научило их двигаться с большей осмотрительностью. Они обнаружили хранилище кислородных баллонов и, осторожно вытащив единственный пустой баллон, водворили в отсек четыре принесенных с собой. Потом подсоединили их к системе жизнеобеспечения, чтобы обеспечить приток кислорода.

— Теперь приступим к третьему этапу, — сказал Айвас, когда соединения были проверены.

Джексом поймал взгляд Пьемура — молодой арфист натянуто улыбнулся и, пожав плечами, покосился в сторону неподвижной фигуры в скафандре, на которую оба они старались не смотреть.

«Рут, нам пора собираться в обратный путь», — сказал Джексом, вместе с Пьемуром приближаясь к телу Саллах Телгар. Горло у него сжалось.

Они подняли окоченевшее тело с кресла, в котором Саллах провела две с половиной тысячи Оборотов. Джексом старался ощутить в душе благоговение к той, что когда-то одушевляла эту холодную оболочку. Саллах Телгар пожертвовала жизнью, чтобы помешать замыслившей предательство Эврил Битра осуществить свой замысел — увести «Иокогаму» из системы Ракбета. Саллах даже сумела восстановить пульт, который Эврил в ярости разбила, когда обнаружила, что ее план сорвался. Странно, что именем этой женщины назвали холд, но что возьмешь с битранцев — они всегда отличались странностями. Джексом сердито одернул себя: среди битранцев, хоть и не часто, тоже встречаются честные, достойные люди, не помешанные на азартных играх, которыми поголовно увлечены жители этого холда. Лорд Сигомал себе на уме, но он куда лучше покойного лорда Сайфера, прославившегося своими малоприятными склонностями.

Тело Саллах сохраняло то же согнутое положение, в каком оно было распростерто на пульте. Так они и закрепили его меж крыльев Рута, использовав веревки, которыми раньше крепились кислородные баки. Почувствовав, что настроение друзей упало, Фарли и Триг прекратили свои воздушные номера, а когда Пьемур занял свое место на шее Рута, тихонько устроились у него на плечах.

47
{"b":"18784","o":1}