ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рут возьмет с собой любого, если ты его попросишь, — напомнила мужу Шарра. Она ни о чем так не мечтала, как вместе с ним побывать на борту «Иокогамы», но никогда не забывала, что это сопряжено с определенным риском. В конце концов, у нее двое детей — о них тоже нужно подумать «Я бы лучше взял тебя, Шарра, — вставил Рут. — Майнут говорит, что сейчас моя очередь садиться, только вы слезайте как можно быстрее, добавил он. — Майнутов всадник ужасно боится, как бы во время его дежурства не произошло столкновения», — белый дракончик насмешливо фыркнул, столь невероятной ему показалась такая возможность.

Джексом помог Шарре расстегнуть упряжь и спешиться, не забывая следить, чтобы пышные юбки ее нового платья не зацепились за ремни м не слишком помялись. Цвет наряда его супруги являл собой удивительно сочный оттенок морской волны, а покрой Главный мастер ткацкого цеха Зург позаимствовал из архивов Айваса. Джексом, будто заново пораженный утонченной красотой Шарры, разрывался между гордостью — как хороша была его возлюбленная! — и опасениями, что во время танцев у него окажется слишком много соперников. Он с улыбкой помог ей снять столь же изысканный кожаный жакет, чуть более темного цвета, чем платье, — его меховая подкладка оказалась слишком теплой для яркого тиллекского солнца. Потом молодой лорд предложил супруге руку, предоставив Руту отыскать себе местечко на согретых солнцем высотах, и красивая рослая пара направилась через оживленный парадный двор к дверям холда, улыбаясь и раскланиваясь с друзьями и знакомыми.

Шарра тихонько рассмеялась.

— Вижу, все, у кого нашлись лишние марки, поспешили наполнить ими сундуки Цеха ткачей.

— Я тоже подумал, что у мастера Зурга весьма преуспевающий вид.

— Еще бы! Все, в том числе отъявленный щеголь Блессерел, красуются в новых нарядах, либо изготовленных добрейшим мастером Зургом, либо сшитых из купленных у него тканей. — Кроме тебя, — неодобрительно фыркнув, добавила Шарра. — Как будто так трудно было заказать себе новый костюм по случаю сегодняшнего дня!

— Зачем? Разве я выгляжу оборванцем или белой вороной? — осведомился Джексом. Он любил насыщенные коричневые и красноватые тона, в которых и был сегодня выдержан его наряд. К тому же, на его взгляд, они неплохо сочетались с зеленовато-голубым платьем Шарры. — Моя одежда почти новая — ее шили к последней Встрече.

Шарра снова фыркнула.

— Когда это было? Полоборота назад! Тебя никогда не заботит, во что ты одет, — лишь бы оказалось удобно. Посмотри лучше на других: какое разнообразие фасонов и расцветок!

Джексом прикрыл ладонью ее правую руку, лежавшую у него на локте, и нежно пожал.

— Зато ты выглядишь неотразимо — за нас обоих. Шарра насмешливо покосилась на мужа.

— Если бы ты, любимый, согласился потратить время на примерки, мы сейчас затмили бы всех! — она сокрушенно вздохнула. — Жаль, что Главные мастера не имеют права голоса при выборе преемника.

— Твоя правда, — согласился Джексом. — В жизни Перна они имеют ничуть не меньшее значение, чем лорды.

— Ш-ш-ш! — остановила его Шарра, но глаза ее лукаво блестели. Ты и без этих идей раздражаешь слишком многих лордов. — Так оно и будет, вот увидишь, — ответил Джексом. — Как только уйдут самые отсталые из лордов. — А что если Рандел не пройдет? Бранд же говорил, что будут возражения из-за того, что он использовал при строительстве материалы, предложенные «Мерзостью».

Джексом хмыкнул.

— При том, что почти каждый из присутствующих носит их на себе! К тому же Рандел — единственный из отпрысков Отерела, кто занят делом. Он переоборудовал гавань холда. Это серьезный довод в его пользу.

— Да, но он еще и подмастерье, а люди, подобные Несселу и Корману, воспользуются этим, чтобы заявить: дескать, он и сам понимает, что не создан для управления холдом!

— А Блессерел и Терентел, белоручки, по уши завязшие в долгах, созданы? Звание подмастерья Цеха рыбаков во всяком случае свидетельствует о том, что человек обладает силой, выносливостью и сноровкой. И он имеет больше опыта в руководстве людьми, чем эта пара бездельников, — стоял на своем Джексом.

— Бранд рассказывал, что Блессерел приложил все усилия, чтобы заручиться поддержкой Кормана из Керуна, Сэнджела и Бергамона и даже к Торику наведался.

— Если он пообещал Торику помощь в борьбе с мятежниками Денолова острова, то он оказал себе плохую услугу, — презрительно бросил Джексом.

— Про это я не знаю, Джексом, правда, не знаю, — слегка нахмурясь, проговорила Шарра. — Мой братец иногда бывает очень хитер, а иногда может свалять дурака. — Она увидела, как к ним направляются Торонас с супругой и улыбнулась.

— В любом случае, четырех голосов будет достаточно, — пробормотал Джексом с уверенностью, которой он вовсе не ощущал, ожидая приближения молодых правителей холда Бенден.

Робинтон собирался прибыть в Тиллек пораньше, чтобы побродить в толпе и прозондировать почву. Но Лайтол умудрился так закопаться, что Т'геллан доставил их к самому началу заседания. Бывший лорд-Оберегающий раздобыл для друга внушительный графин бенденского вина и настоял, чтобы они уселись на одной из скамей, расставленных вдоль стен переднего двора — «чтобы оглядеться». Хорошо, что хоть это успели; однако Робинтон предпочел бы смешаться с толпой и уловить общий дух.

— Что ты все суетишься вокруг меня, Лайтол! — ворчал Главный арфист.

— Тебе и так хватит волнений…

— Но здесь есть люди, с которыми я хочу переговорить!

— Ты все равно не сможешь изменить исход заседания за полчаса до его начала, — отвечал Лайтол.

— Зато ты сможешь! — Робинтон знал, что несправедлив к старому другу, который так трогательно заботился о Нем. — Я, арфист, поступаю так, как подсказывает мне здравый смысл. Это всегда полезно. — Тут на глаза Лайтолу попался Блессерел, первенец лорда Отерела, одетый в необычный для него темного цвета и скромного покроя наряд. — Можно подумать, что, взглянув на его унылый вид, все забудут каким щеголем он был все эти годы! — презрительно буркнул старый всадник.

— Что-то я не вижу Рандела, — посетовал Робинтон.

— Вон он слева, у третьего спуска, — разговаривает с Сигомалом, — показал Лайтол.

— Молодец! Не боится демонстрировать свои достижения, — после краткого раздумья произнес Робинтон. Младший из наследников Отерела был одет в цвета Цеха рыбаков, к своему наплечному шнуру — знаку тиллекского рода — он прикрепил узел подмастерья. — Иста и Плоскогорье оценят столь смелый поступок. И мастер Идаролан тоже.

— Наверняка.

— Если бы только Главным мастерам разрешили голосовать.. — сказал Робинтон; ему хотелось подразнить Лайтола и, в то же время, он раздумывал вслух. Лайтол только буркнул что-то себе под нос — странная реакция, если учесть, что раньше он стоял насмерть против такого нововведения. «Может быть, Джексому, наконец, удалось повлиять на своего бывшего опекуна?» — подумал Робинтон.

— Идаролан — разумный человек и умеет держать своих норовистых парней в руках, — сказал Лайтол. — Но на сухопутную публику он навряд ли сможет повлиять.

— Сэнджел из Болла не такой уж сухопутный — возразил Робинтон.

— Это не значит, что у него есть голова на плечах, — парировал Лайтол. — К тому же влиять нужно на тех, кто колеблется, — на Сигомала, Нессела и Декстера.

— Декстер оценит переустройство гавани, которое провел Рандел. У него на такие дела глаз цепкий. Ни Блессерел, ни Терентел палец о палец не ударили, чтобы хоть как-то улучшить холд Тиллек.

— Сигомал поддержит Блессерела хотя бы для того, чтобы вернуть деньги, которые парень ему проиграл и не может отдать. Ты же знаешь битранцев — они всегда смотрят в ту сторону, откуда пахнет марками.

Из огромных дверей холда появился трубач и сыграл сигнал, возвещающий о том, что до начала Конклава осталось десять минут. Гул толпы ненадолго стих, потом возобновился с новой силой: пятнадцать лордов стали пробираться ко входу. Лайтол подождал, пока из толпы выбрался Джексом, ведя под руку Шарру, и незаметно поманил его к себе. Джексом увидел рядом с бывшим опекуном Главного арфиста, и лицо его озарилось широкой улыбкой.

56
{"b":"18784","o":1}