ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как дела, Джексом? — спросил Айвас.

— Отлично! — ответил всадник. Он и сам был бы рад ответить более подробно, но одеревеневшие мышцы еще плохо слушались — даже говорить было трудно. Впрочем, пока ничего особенного не произошло.

— Рут не испытывает неудобства?

— Говорит, что нет. Он не дышит.

«Хочу забраться повыше, чтобы как следует осмотреться. А то отсюда, кроме двигателей, ничего не видно. Что в них интересного?» — не успел Джексом возразить, как дракон ухватился за перекладину выше его головы.

«Только прошу тебя, Рут, не отпускай решетку совсем», — настойчиво попросил Джексом. «Ничего не случилось бы — просто я стал бы парить, вот и все».

Джексом подивился, до чего бесшабашно ведет себя его дракон в этом новом и опасном окружении. Но разве драконы не сталкиваются с опасностью каждый раз, когда вылетают на битву с Нитями? Здесь, по крайней мере, нет ничего такого, что могло бы обжечь шкуру, пронзить хрупкое крыло… или скафандр.

«Вот, посмотри! — и Рут, вместо того, чтобы перехватывать лапами, поплыл вверх. Джексома так поразила эта выходка дракона, что он даже потерял дар речи. — А если бы я и уплыл далеко — что за беда? — как ни в чем не бывало продолжал Рут. — Ведь стоит мне нырнуть в Промежуток, и я окажусь где угодно. Ну что, разве здесь не красиво?» Джексому ничего не оставалось, как согласиться.

Рут угнездился на верхнем брусе. Прямо перед ними, переливаясь зеленым и голубым, сверкал шар Перна. Джексому даже показалось, что он узнает устье Райской реки и дальше, на самом краю сферы, красноватые хребты Рубикона и Занаду. Над головой мерцали звезды, а позади разливалось ослепительное сияние Ракбета. Ему почудилось, что он видит, как солнечные лучи отражаются от корпуса другого корабля, скорее всего «Бахрейна». А где-то высоко наверху, в невероятной дали, скрывались Алая Звезда и Оортово облако, сквозь которое эта блуждающая планета должна снова пройти Оборотов через сто.

Внезапно рядом с Рутом появились Мийр и Талла. Они повисли рядом с ним, на миг исчезли и, вынырнув снова, уцепились коготками за перекладину решетки, стараясь держаться подальше от обжигающе-холодного металла. Глаза их, тревожно вращаясь, сверкали красным пламенем. «Мы здесь ненадолго. А вам лучше вернуться. Вы не можете так долго задерживать дыхание, как я» — сказал файрам Рут. — Они говорят, что космос слишком большой, — передал он Джексому слова ящериц. — И здесь еще холоднее, чем в Промежутке. Пожалуй, нам тоже пора назад. Мне нужно вдохнуть.

И снова, не дожидаясь команды всадника, Рут осуществил свое намерение. Не успел Джексом опомниться, как они снова очутились в рубке «Иокогамы».

«Ну и здорово же там было!» — радостно курлыкнув, воскликнул Рут. Джексому бросилось в глаза, что лицо у Пьемура, несмотря на южный загар, заметно побледнело, да и вид у арфиста был на редкость кислый — а ведь он в одиночку излазил все побережья Южного и при этом никогда не терял чувства юмора.

— Это ты вызвал Мийра и Таллу?

— Нет, они явились по собственной инициативе.

— Рут говорит, что по их мнению космос слишком велик. — Джексом рассмеялся, повторив заявление файров. — А Рут был в полном восторге, — продолжал он, понимая, что слова бессильны передать то, что они испытали. — И я тоже, — твердо добавил он, снова переживая ощущение величия и бескрайнего простора. Сняв шлем, он ободряюще улыбнулся Пьемуру. — Оказывается, там ничуть не страшнее, чем в Промежутке, и даже не столь опасно. Рут заявил, что через Промежуток он может попасть куда угодно, так что в космосе нам не грозит никакая беда.

— Похоже, ты очень хочешь убедить себя в этом, хотя ощущения подсказывают совсем другое, — заметил Пьемур, прищуренными глазами наблюдая за другом.

— Не спорю, к космосу надо привыкнуть, — ответил Джексом, приглаживая вспотевшие волосы и стараясь улыбаться как можно беззаботнее. Ему не хотелось, чтобы Пьемур понял, как он струхнул, хотя и сам улавливал кисловатый запах пота, распространяющийся от скафандра.

— Интересно, — продолжал Пьемур, — как отнесутся к этой твоей выходке Шарра и Лайтол, Ф'лар с Лессой и Робинтон?

— Когда они попробуют сами, то убедятся, что это совсем не опасно. Это… это просто новая разновидность полета на драконе!

Пьемур протяжно вздохнул.

— А если вам с Рутом это оказалось по силам, значит и все остальные драконы и всадники Перна сочтут делом чести последовать вашему примеру. Ты этого добивался, Айвас?

— Такой результат неизбежен, если учесть соревновательный дух, присущий драконам.

Арфист обреченно воздел руки.

— Я уже сказал: с таким другом, как Айвас, никаких врагов не надо!

* * *

По возвращении на Посадочную площадку Джексому пришлось призвать на помощь все свое красноречие.

— Беда с вами, арфистами! — язвительно бросил он Пьемуру, когда тот не замедлил выложить новость сидевшему за столом дежурного Лайтолу. Старый опекун побледнел на глазах, лицо его исказила гримаса боли, и Джексом злорадно отметил, что Пьемур тоже побелел, как полотно.

— Давай отложим объяснения на потом, — предложил он, подходя к Лайтолу. — Ты же видишь, я цел и невредим. Рут, как и Айвас, никогда не стал бы подвергать мою жизнь опасности. Эй, кто-нибудь! — крикнул он. — Мне нужна помощь!

В вестибюль вбежала Джейнсис и, сразу оценив обстановку, метнулась в соседнюю комнату. Через секунду она появилась снова с флягой и плеснула Лайтолу горячего кла.

— Что ты стоишь, Пьемур! Неси скорее вино! И чем крепче, тем лучше, — бросила она вслед мужу, когда тот помчался на кухню. — Что у вас стряслось? — обратилась она к Джексому.

— Нет ничего опаснее, чем огорошить новостью… — Джексом чуть было не сказал старика, но, вовремя спохватившись, исправился: неподготовленного человека. — Вижу, Айвас не сообщил вам, что он запланировал на сегодня.

— Не понимаю, что может быть опасного в том, чтобы перелить топливо из мешков в бак? — удивилась Джейнсис, широко открыв и без того большие глаза.

— Я в полном порядке, — сердито проговорил Лайтол. После нескольких глотков кла его лицо вновь приобрело нормальный оттенок.

Через миг примчался Пьемур — в одной руке он нес бурдюк с вином, в другой — кружки. Дрожащими пальцами расставляя их на столе, он успел заметить, что Лайтол уже пришел в себя.

— Мне и самому не мешало бы выпить, — признался молодой арфист. Пытаясь разлить вино, он расплескал его по столу, и Джейнсис, возмутившись отняла у него бурдюк. — Так-то лучше, — пробормотал Пьемур, залпом опорожнив кружку и снова протянул ее Джейнсис.

— Подождешь! — отрезала его супруга.

Джексом знаком попросил ее снова наполнить стакан Лайтола и заставил старика выпить.

— Так что же толкнуло тебя на такой риск? — строго осведомился Лайтол.

Джексом тяжело вздохнул.

— Никакого риска не было. Айвас предложил нам с Рутом выйти в космос. Мы только исполнили его просьбу — вот и все. Нам ничего не угрожало. Рут держался когтями за ограждение двигателей, а я — за него. — Он улыбнулся, заметив ужас на лице Джейнсис.

— Ох уж эти всадники! — в голосе девушки прозвучало явное осуждение.

— Согласись, Лайтол, — дракон никогда не станет подвергать опасности жизнь своего всадника. К тому же он всегда может, нырнув в Промежуток, перенестись в безопасное место. — Внезапно Джексом понял, что он впервые — за столько Оборотов! — осмелился обсуждать с Лайтолом способности драконов. Он увидел, как напряглись желваки на скулах старого опекуна и усомнился: может быть, он все-таки перешел границы дозволенного?

Лайтол перевел дух.

— Иногда мне кажется, что Рут порой склонен поддаваться внезапным порывам, зато тебе осторожность никогда не изменяет, так что вы прекрасно уравновешиваете друг друга. И Рут так же не способен подвергнуть твою жизнь опасности, как ты — рисковать его жизнью. Тем не менее, вопрос о выходе в космос нужно было предварительно обсудить, Пьемур наградил Джексома самодовольным взглядом, но тот только пожал плечами.

88
{"b":"18784","o":1}