ЛитМир - Электронная Библиотека

— Выглядят они великолепно, — сказал Цезарь Галлиани Сорке и Шону.

— Хотя, честно говоря, Дулит Марко будет, пожалуй, не хуже.

— Верно, — ухмыльнулся Шон, — Дулит тоже хорош. Да все они прекрасны. И если они спят, и сыты…

— И выкупаны, и намаслены, и ничего у них не чешется, то они настоящие ангелы, — закончила за него Сорка. — А теперь, любовь моя, — сказала она, игриво толкая Фарант в бок, — почему бы тебе не прилечь отдохнуть?

«Я хочу подождать Карената, — сообщила королева. — Мне нравится к нему прислоняться. Кроме того, мне опять хочется есть».

Засунув два пальца в рот, Сорка оглушительно свистнула. Ее дракончики тут же исчезли.

«Теперь я чистый», — с удовлетворением в голосе объявил Каренат, вылезая из бассейна.

Предусмотрительно предупрежденный Шоном, он не стал отряхиваться. Широко развернув крылья, дракон подставил их ветру. Сорка и Шон тем временем быстро промокнули досуха его подкрылки.

— Шон, пока мы еще здесь, тебе что-нибудь нужно? — спросил Рэд.

— Не-а… — протянул юноша, наклоняясь, чтобы вытереть пазухи когтей.

Создавая из дракончиков драконов, Китти Пинг старалась максимально сохранить внешний вид и физическое строение своих маленьких прототипов. Когти стали одним из немногих исключений. Генетик решила, что для захвата крупной добычи драконам лучше подойдут пальцеобразные когти, а не похожие на клешни коготки дракончиков. — Как только драконы поедят, мы тоже пойдем чего-нибудь перехватим.

— Прекрасная пара, — заметил Пас, когда они с Рэдом, покинув Сорку и Шона, шли на ферму проводить утренний обход. — Если этот бронзовый сможет давать потомство и золотая королева не будет возражать, мы получим первоклассное драконье племя.

— Давайте не будем торопиться, — предостерег их Галлиани. — Цветок Ветра постоянно призывает к осторожности с первой кладкой.

— Она перестраховщица, вот и все, — ухмыльнулся Пас.

Едва зрители ушли, воздух над бассейном наполнился Соркиными дракончиками; и каждый держал в когтях по крупной рыбине. Драконы раскрыли пасти и принялись ловко ловить падающее с небес угощение. Когда Фарант и Каренат перекусили, они ничуть не возражали против отдыха. Каренат, положив свою треугольную голову на передние лапы, вытянулся во весь рост. А Фарант с удовольствием воспользовалась спиной бронзового вместо подушки. Ярко блестели на солнце только что смазанные маслом шкуры.

— Я буду рад, когда они научатся охотиться самостоятельно, — прошептал Шон на ухо Сорке.

— А пока, — девушка потянулась за кувшином с водой, — мы бы с ног сбились без наших дракончиков. Она послала Графу, Эммет, Блейзер и всем остальным маленьким крылатым помощникам свою горячую благодарность. В ответ она получила нечто напоминающее «Пожалуйста».

— Когда строился поселок, архитекторы, разумеется, не могли сделать его удобным для драконов, — заметил Шон, в свою очередь поднося кувшин с водой к губам. — Когда они вырастут, нам придется что-то придумывать. Тут и людей-то негде разместить, не то что наших зверей. — Тебе не кажется, что всем нам было бы удобнее в пещерах Катерины?

— спросила Сорка. — Кэт вчера опять мне про них говорила.

— И мне тоже, — кивнул Шон. — А потом хихикнула.

Зная обычную тему посланий Катерининой королевы, Коннелы переглянулись и дружно расхохотались.

Те, кого избрали драконы, внезапно осознали себя как отдельную, стоящую несколько особняком группу. Причем не только из-за своих новых обязанностей, но и вследствие на первый взгляд неприметных изменений в образе жизни и манерах поведения. Лишь тот, кто Запечатлел дракона, мог понять, что это значит.

Не без гордости Сорка видела, что к Шону обращаются за советом чаще, чем к другим. Он всегда понимал животных. Впрочем, называть драконов «животными» было бы по меньшей мере нелепо.

С того счастливого мига, когда они принесли двух птенцов в свой дом на Ирландской площади, Сорка поняла, что слышит их обоих. Шон же слышал только Карената. Самих драконов это ничуть не беспокоило. Их вообще ничего особо не беспокоило, пока они были сыты и как следует намаслены. Позже, когда контакт Шона и Карената стал сильнее и глубже, девушка перестала слышать их разговоры. Со временем и они с Фарант научились телепатически общаться на своей собственной, так сказать, личной волне.

— Мне кажется, — сказал Шон, — недельки через две они уже смогут самостоятельно охотиться — если, конечно, мы предварительно загоним добычу в небольшой вольер. Да, кстати, — он нежно погладил Сорку по животу, — Как вы себя чувствуете?

Сорка чувствовала себя виноватой. В последние дни у нее просто не оставалось времени думать ни о себе, ни о своем будущем ребенке. Вечно нужно было что-то срочно сделать для Фарант или для какого-нибудь другого молодого дракона. А ведь они с Шоном еще и работали в импровизированном лазарете для дракончиков, раненых во время Падений. — Доктор говорит, что я вполне здорова и могу ездить верхом… Ты лучше скажи, сумеем мы научить их телепортироваться?

— Не волнуйся, дорогая, — Шон обнял Сорку за плечи, — мы сможем сделать все, что необходимо.

— Но, Шон…

— Если мы будем знать, куда лететь, то это будут знать и наши драконы. Они увидят место назначения прямо у нас в мозгу. Все остальное они видят без труда. Почему ты думаешь, что с направлениями будет иначе?

— Но мы же даже не знаем, как они это делают!

— Ну и что, что не знаем? — Шон пожал плечами. — Если дракончики умеют телепортироваться, то и наши драконы должны уметь. Китти Пинг ничего не меняла в Э Т И Х генах. Давай не будем нервничать сами и не будем зря волновать наших крылатых друзей.

— Вот ты и не волнуйся, — скривилась Сорка.

— Все будет хорошо, — сказал Шон, крепко прижимая ее к себе. — Ступив на эту планету, мы предопределили нашу судьбу, понимаешь? Иначе почему именно мы нашли то гнездо? Почему из всех, кто исследовал этот новый мир, дракончики выбрали именно нас? Почему последняя пара птенцов, прощальный подарок Китти Пинг, из всей толпы кандидатов избрала именно тебя и меня? Нет, драконы — это наша судьба, и я не променяю ее ни на какую другую! Знаешь, — Шон тяжело вздохнул, — мне кажется, нам придется отдать Крикета и Дув твоему отцу. Бриан, кстати, отлично ладит с Крикетом.

Сорка уже давно поняла, что с лошадьми надо что-то делать. И Крикет, и Дув, как, впрочем, и все их сородичи, панически боялись драконов. Девушка вспомнила прекрасные часы, проведенные верхом, в обществе Шона и Крикета. Сладкие воспоминания… Но драконы стали важнее.

— Ты прав, — кивнула она. — Никогда не думала, что настанет день, когда мне придется расстаться с лошадьми. — Она любовно посмотрела на спящую Фарант, на тугой барабан ее набитого живота. Скоро, ох, как скоро, он снова станет пуст.

— Сделаю-ка я нам что-нибудь поесть, пока наши красавцы не проснулись.

Шон нежно поцеловал ее в лоб. Его готовность не стесняясь выказывать ей свою любовь стала еще одним даром Запечатления. И за это Сорка любила Шона и драконов еще больше.

— Делай побольше бутербродов, — посоветовал Шон. — Вон идет Катарел. Значит, Полент уснул. А раз так, то скоро уснут и остальные. Еще двадцать минут, и нас тут будет много голодных…

* * *

— Они все сделали, — сообщил Онгола Полу Бендену. Адмирал находился в доме Эмили Болл и с нетерпением ожидал великолепного, как всегда, обеда, приготовленного самим Пьером де Курси. Жена Пола вчера вечером отправилась в Боку проверить, все ли там в порядке, и Эмили, пожалев оставшегося в одиночестве адмирала, пригласила его в гости.

— Только что была связь с Набхи. Барт Лемос поймал коконы… Ну, в общем, те мешочки, в которых Нити летают в космосе. Хотя…

— Хотя что?

— Хотя это заняло у них слишком много времени. — Онгола вздохнул.

— Им уже давно пора было возвращаться от шлейфа домой. Но самое главное, сейчас в их руках то, что нам так необходимо: коконы. Данные экспресс-анализов уже идут по факсу. Завтра Эзра и Джим сообщат первые результаты.

62
{"b":"18785","o":1}