ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Все пропавшие девушки
Всеобщая история любви
Гончие Лилит
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Сильнее смерти
Темные тайны
Праздник по обмену

Поначалу она даже конспектировала статьи, касавшиеся недавних открытий, о которых хотела узнать подробнее. Но за прошедшие десятилетия её область науки ушла так далеко вперед по сравнению с тем, чему она когда-то училась, что иногда и поверить было невозможно. Анализируя свои возможности, Лунзи чувствовала себя все более и более потерянной.

Как и обещал, Стив Банус зашёл к ней, чтобы вместе подсчитать, сколько же должна ей компания. По его приблизительным подсчетам, этот долг значительно превышал миллион. Врач посоветовал ей рассчитаться с компанией и вновь заняться преподавательской деятельностью. Он сообщил ей также, что её вакансия в компании до сих пор открыта и если она захочет, то может занять её. Он уверял Лунзи, что она, даже не имея современного образования, могла бы пополнить штат его сотрудников. А если бы прошла курс повышения квалификации, ей была бы по плечу и более ответственная работа, например в качестве заведующей отдела в его управлении.

– Мы не можем вернуть вам эти годы, но мы можем попытаться сделать так, чтобы вы были счастливы здесь и сейчас, – говорил он.

Лунзи была польщена и тем не менее никак не могла определить, что же ей делать. В ней по-прежнему кипело негодование, что её настоящая жизнь прервалась так жестоко. Ей необходимо было время, чтобы прийти в себя, переварить все, что с ней произошло прежде, чем она смогла бы сделать тот или иной выбор. Стив советовал ей непременно привести свои знания в соответствие с требованиями сегодняшнего дня. Так подсказывал и здравый смысл, но Лунзи ни на что не могла решиться, пока не узнает, что случилось с Фионой. Она опять вошла в файл с конспектами статей из медицинских журналов и постаралась прогнать сомнения прочь.

Глава 3

– Как спалось? – поинтересовалась на следующее утро Сатия. Она, приоткрыв дверь, заглядывала в комнату Лунзи, помахивая рукой в знак приветствия.

Лунзи оторвалась от компьютерного экрана и улыбнулась:

– Да никак! Я вообще не сомкнула глаз. Первую половину ночи беспокоилась о Фионе, а вторую – пыталась заставить блок-синтезатор выдать мне чашку кофе. Он категорически отказывался выполнять мою команду. Как добиться от него послушания?

Сатия засмеялась:

– О, кофе! Бабушка рассказывала о нем, когда я ездила навестить её на Иниго. Ведь это – настоящая экзотика, да?

Лунзи нахмурила брови:

– Вовсе нет. Там, где, вернее когда, я появилась на свет, он был так же обычен, как грязь под ногами. И иногда очень напоминал её по вкусу… Так вы хотите сказать, что никогда не слышали о кофе? – Лунзи почувствовала, как у неё сжимается сердце. Да, конечно, за эти десятилетия произошло огромное количество перемен, но кофе… Эта мелочь буквально сразила её, тем более что это касалось давней привычки, чуть ли не ритуала. – Мне обычно по утрам бывает нужно что-нибудь, чтобы проснуться как следует.

– Да, я слышала о кофе. Его, правда, больше никто не пьет. Были проведены исследования, которые доказали, что эфирные масла и кофеин довольно вредны для пищеварительной и нервной системы. Мы теперь пьем перечник.

– Перечник? – Лунзи с отвращением сморщила нос. – Это из того, который в стручках?

– Да нет, что вы! Так называется тонизирующий напиток. Это мягкое стимулирующее средство, абсолютно безвредное. Я пью его практически каждое утро. Уверяю, вам понравится. – Сатия направилась к блок-синту, встроенному в стену комнаты, и уже через несколько мгновений протягивала Лунзи полную кружку. – Попробуйте!

Лунзи сделала маленький глоток. Ей показалось, что в неё хлынул стремительный поток, который проникал в каждую её клетку, вызывая во всех тканях ощущение легкого покалывания. Тело Лунзи сразу же позабыло об усталости, а от спазмов, которыми её наградила бессонная ночь, не осталось и следа. У неё перехватило дух.

– Здорово пробирает!

– То-то же! Иногда только это и может заставить меня вылезти из постели. К тому же перечник не оставляет во рту кислого привкуса, которого почему-то требовала от кофе моя бабушка.

– Буду надеяться, что это поможет мне адаптироваться в будущем. – Лунзи протянула чашку Сатии. – Ах да, чуть не забыла. Все эти электронные штучки в туалете поставили меня в тупик. Который из них – унитаз, я догадалась, но даже не могу себе представить, каково назначение всех остальных.

Сатия снова засмеялась:

– Ну конечно! Я сама должна была подумать об этом заранее. Давайте проведем экскурсию.

Объяснив Лунзи, для чего нужны различные приспособления в её номере, и рассказав, как с ними обращаться, Сатия налила себе и Лунзи по чашке чаю из целебных трав.

– Что-то ничего не могу понять в этих ваших новомодных приспособлениях.

Может, попозже и разберусь, что к чему, – самокритично заметила Лунзи.

Сатия отхлебнула из чашки:

– Естественно, ведь это все – тоже частички вашего будущего, которые здорово облегчают жизнь. Так, по крайней мере, утверждает реклама. Так как, друг мой, вы собираетесь распорядиться своим будущим?

– Насколько я представляю, у меня есть только два пути. Я могу отправиться на поиски Фионы или пройти курсы повышения квалификации, чтобы иметь возможность заниматься медициной в этом веке, а потом уже искать дочь. Эту ночь я просидела за компьютером, просматривая информацию о новейших открытиях в области медицины, сделанных незадолго до моего погружения в холодный сон. Прогресс не стоит на месте. Все те новейшие открытия теперь безнадежно устарели. Я ощущаю себя деревенщиной в огромном городе, которая не знает толком даже языка, чтобы попросить о помощи.

– Так, может быть, будем учиться вместе? Я здесь заканчиваю ординатуру под руководством доктора Бануса. Потом я могла бы найти себе работу вне платформы. Это способствовало бы моему продвижению по службе. Ведь моя специальность – педиатрия – в последнее время стала особенно популярна.

Например, у нас на платформе произошел настоящий демографический взрыв. Но тогда придется расстаться с моими детьми, а мне бы этого очень не хотелось. Нонни три года, а Оми всего лишь пять месяцев. Это такое счастье – быть вместе с ними, и я не хочу потерять ни дня их детства.

Лунзи печально кивнула:

– Прекрасно вас понимаю, я чувствовала то же самое. Но у меня ещё нет ясного представления, что делать дальше. Я должна решить, с чего начать.

– Хорошо. Но сперва пойдемте со мной. – Сатия встала и сунула свою чашку в люк для использованной посуды. – Эйден, техник-объемник, просил передать, что хочет с вами поговорить.

Оставив чашку на подлокотнике кресла, Лунзи поспешила вслед за Сатией.

– Я отправил ваш запрос на Тау Кита ещё в прошлую смену, доктор, – сообщил техник, когда женщины разыскали его в коммуникационном центре. – И думаю, пройдет несколько недель, прежде чем ответ доберется сюда, в эту каменоломню. Но я хотел вам сказать другое… – Молодой человек поднял вверх указательный палец, неторопливо что-то вспоминая. – Мне кажется, я где-то уже встречал вашу фамилию. Я заметил её в какой-то передаче, вот только никак не вспомню, где именно… Это было в одной из сводок новостей, которые мы принимали недавно. Может быть, это один из ваших потомков?

– Правда? – с интересом спросила Лунзи. – А можно мне посмотреть? Я совершенно уверена, что Галактика полным-полна моими внуками и внучками.

Эйден отобрал листы с обзорной информацией, поступившей со всех шести маяков в течение дня.

– Где-то здесь. Смотрите внимательнее! Слово «Меспил» в очень четком официальном сообщении по объемному вещанию, а дальше «Фиона, ДМ, ДВ», а вокруг – сверху и снизу, таким же шрифтом – другие имена.

– Моя дочь! Это её имя. Где она, Эйден? Что это был за лист? – допытывалась Лунзи, скользя глазами по незнакомым именам. – А не было ли это по видео?

Техник выглянул из своей рубки, взглянул наверх, и его радостное возбуждение мгновенно сменилось ужасом.

– О черт! Простите! Доктор, это был список ФОП. Сообщение о тех, кто пропал без вести во время пиратского нападения на Феникс.

12
{"b":"18786","o":1}