ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила соблазна
Еще темнее
Воскресное утро. Решающий выбор
Мир-ловушка
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Зона Посещения. Расплата за мир
Душа моя Павел
Хочу быть с тобой
Гортензия

– Вы недавно на этой работе? – догадалась Лунзи.

– Да, совсем недавно. Всего лишь с начала года. Быть может, вы предпочитаете более опытного делопроизводителя? Я могу подыскать для вас кого-нибудь.

– Не стоит. Вы прекрасно справитесь. Вы единственный в этой конторе, в ком я заметила признаки жизни.

Теодор опять засмеялся.

– Некоторые сочли бы это серьезным недостатком, – высказал он шутливое предположение, сверкая ровными белыми зубами. – Давайте перейдем к делу.

Вы собираете информацию о вашей дочери, Фионе Меспил. Она врач, как и вы, и принимала участие в экспедиции на Феникс, которая закончилась… гм-м, несколько неудачно.

– Все верно.

Он сверился с компьютером:

– И последний раз вы виделись с ней, когда ей было четырнадцать лет?

Сколько же ей сейчас?

– Семьдесят шесть, – печально призналась Лунзи и, скрепя сердце, сделала соответствующие разъяснения:

– Крушение моего космического корабля заставило меня погрузиться в холодный сон.

К её удивлению, Теодор только кивнул:

– Угу. Значит, данные этих документов тоже соответствуют действительности. Еще одно обстоятельство, которое нас объединяет, Лунзи.

Можно я буду звать вас Лунзи? Такое необычное имя.

– Несомненно, мистер Янос.

– Теодор. Или просто Ти – для моих родителей и клиентов.

– Спасибо, Ти.

– Итак, давайте перейдем к нашим вопросам, если не возражаете. Клянусь вам, это в последний раз.

С тяжелым вздохом Лунзи начала очередное перечисление фактов:

– Когда я пропала без вести, Фиону отправили с Тау Кита к моему брату Эдгарду на Марс. Она закончила там школу и приехала сюда учиться медицине.

Первым её работодателем был доктор Клора, сотрудничавший с госпиталем на Дидомаки. Потом она занялась частной практикой и вышла замуж. Согласно тому, что рассказало мне «Зеркало», после этого она несколько раз работала по контракту с ФОП. И это последнее, что мне удалось разузнать. Еще какие-то сведения о ней хранятся в банке данных ФОП, но мне ведь никто ничего не рассказывает.

Ти нахмурил брови.

– Я добуду для вас информацию, Лунзи, – с сочувствием пообещал он. – Здесь записан ваш коммуникационный код? Как только мне удастся что-нибудь найти, сразу же поставлю вас в известность.

Лунзи вышла из офиса с чувством, что надежда вновь проснулась в её сердце. Чувствуя себя в прекрасном расположении духа, она решила отправиться домой пешком. Дорога была не близкая, но день выдался ясный и теплый. Она шла, небрежно забросив сумку с вещами через плечо.

В общежитии она привычно проверила, нет ли для неё корреспонденции. И под пачкой уведомлений из учебной части и записок от «бандитов», приглашавших её куда-то вместе с соседями, мелькнуло сообщение: «Лунзи, позвони, пожалуйста, Ти». И внизу – кодовый номер. Лунзи поспешно зашла в комнату, бросила сумку на кровать и уселась в кресло перед компьютером.

Она нетерпеливо притопывала, ожидая ответного сигнала с противоположного конца линии.

– Ти, я получила вашу записку. Ну, что у вас? – спросила она, едва переводя дух от волнения. – Что там? Что вам удалось найти?

– Ничего. Ничего, кроме вас, милая леди, – отозвался Ти.

– Что?! – чуть ли не завизжала она, не веря своим ушам. – Что вы сказали?! Это не имеет отношения к моему расследованию?

– Имеет, и самое непосредственное: я горю желанием получше узнать истца – вас. С того самого момента, как вы скрылись за дверью офиса, меня не оставляет чувство, что я был бы счастлив пообедать вместе с вами сегодня вечером. Но просить вас об этом было слишком поздно, вы уже ушли. Поэтому я позвонил и послал сообщение. Вы не будете возражать? – вкрадчиво поинтересовался он.

Лунзи испытывала горькое разочарование, однако, вместе с тем, была польщена вниманием мужчины. Его мягкий голос почти совсем успокоил её.

– Нет, возражать я не буду, хотя вы могли бы оставить и менее таинственное сообщение.

– Однако именно благодаря этой таинственности вы так быстро связались со мной, – заметил он плутовато. – Я очень скоро закончу работу. Позволите за вами заехать?

– Это слишком далеко. Я живу в самом хвосте 15-й транспортной Линии.

Почему бы нам не встретиться?

– Почему бы и нет? Где?

– Где ж ещё? – хмыкнула Лунзи, окончательно сдавая позиции. – В Форуме, конечно.

Подобную выходку можно было бы счесть бесцеремонностью, но во всех прочих отношениях Ти оказался весьма учтивым и обаятельным кавалером. Он повел Лунзи в один из лучших ресторанов на Астрис и недвусмысленно намекнул, что платит за двоих. И при этом настоял, чтобы блюда для обоих выбирала она.

Лунзи, изголодавшаяся на синтезаторном вареве, знала толк в хорошей пище и вине, но когда она брала в руки листок с меню, лицо её выражало некоторый скепсис. Тем не менее выбор оказался очень хорош и разнообразен.

Особенно её порадовало, что в ряду яств, предлагаемых рестораном, некоторые были любимы ею ещё в студенческие времена. Она произвела на официанта самое благоприятное впечатление, заказав набор блюд, идеально сочетавшихся друг с другом до мельчайших деталей, начиная с закусок и заканчивая десертом.

– Картофель «Везувио» – наше фирменное семейное блюдо. Его потрясающе готовила ещё моя прабабушка. Если нам предложат что-нибудь подобное, это кушанье будет достойно того, чтобы его отведать. Но вы должны ещё выбрать вино, – настаивал искуситель Ти.

– Нет, у меня не поднимается рука, – отказывалась Лунзи. – Это обойдется в целое состояние.

– Тогда это сделаю я.

Что он и сделал, заказав любимое вино Лунзи, а затем вино, которое не шло бы вразрез с чесночным вкусом основного блюда их трапезы, и – на десерт – великолепное марочное вино, голубое Альтаирское крепленое, цену которого он даже не показал.

Лунзи искренне наслаждалась обедом: как пищей, так и компанией.

Благодаря их общему пристрастию к объемному видео они с Ти имели практически неисчерпаемое число тем для разговора. Они беседовали обо всем, включая внутреннюю политику Галактики и её тенденции. Мнения их не всегда совпадали, но, на её взгляд, и не особо противоречили друг другу.

Он оплатил обед, осыпая её довольно дерзкими комплиментами, что показалось Лунзи броней остроумия, за которой скрывается чувствительная душа, которой в прошлом была нанесена глубокая рана. В остальных отношениях Ти оказался интересным и интеллигентным человеком. Они поговорили о кухне, сравнивая кулинарные традиции разных этнических групп и рассказывая друг другу о тех блюдах, которые им самим довелось отведать. Ти любил покушать не менее чем Лунзи, но при этом он имел эктоморфический тип телосложения, с которым ему не грозил избыточный вес. Лунзи с досадой посмотрела на своё узкое, облегающее стан платье из мерцающей блестящей ткани, которое она недавно купила по настоянию Памелы. Оно было великолепно, но слишком подчеркивало каждую линию её фигуры. Если бы Лунзи регулярно позволяла себе подобное чревоугодие, это платье очень скоро стало бы ей тесновато.

Речь Ти сопровождалась энергичной жестикуляцией. Руки его словно проставляли знаки препинания в произносимых им фразах. В какой-то момент он едва не смел обед, который обслуживающее устройство транспортировало к соседнему столу. Лунзи всегда обращала внимание на руки собеседников. Ти отличался костистыми, с очень широкой кистью руками. Ногтевые фаланги длинных пальцев имели почти квадратную форму. Руки умельца. Темные и прямые волосы часто падали на глаза, цепляясь за неприлично длинные для мужчины ресницы. Лунзи не отказалась бы иметь такие же без искусственного удлинения. Это был красивый мужчина. Её удивляло, почему она сразу не заметила этого обстоятельства. Её поразило также и то, что она впервые за долгие годы провела вечер в обществе поклонника, наверное, первый раз с той самой поры, когда за нею ухаживал Сион Меспил. Она чувствовала, что ей не хватает жизненного опыта. Ти заметил устремленный на него задумчивый взгляд и взял её за руку.

19
{"b":"18786","o":1}