ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это он? – Лона указала на одного из мужчин на групповом снимке университетского выпуска Лунзи. – Он красивый.

– Нет. Он – вот. – Лунзи вертикально поставила голограмму у себя на ладони, поддерживая сзади пальцами. – Он имел лицо доброго духа, но сердце его было так же черно, как его волосы. Другого такого специалиста по части мерзких шуточек во всей Галактике не сыскать. Однажды он сделал такую гадость с трупом в анатомическом… м-м… ну, не важно. – При одном лишь воспоминании Лунзи передернуло от отвращения.

– Ну расскажи! – умоляла Лона.

– Эта история слишком омерзительна, чтобы кому-нибудь её рассказывать.

Удивительно, что я вспомнила об этом.

– Пожалуйста!

Все более отчетливо вспоминая вызывающие тошноту детали, Лунзи решительно отказалась.

– Нет, только не это. У меня есть ещё, о чем тебе рассказать. Когда ты должна идти домой?

Лона небрежно махнула рукой.

– Дома меня никто не ждет. Я вечно тут околачиваюсь. Они к этому привыкли. Мелани и Далтон – единственные интересные люди. А все многочисленные мои братья-сестры до того тупы! Так же, как и родители… – выдала очередную сентенцию Лона, выразительно вращая глазами.

– Ты не слишком терпима. Они – твоя семья, – нейтрально заметила Лунзи, хотя в глубине души вполне соглашалась с Лоной.

– Для тебя они, может быть, и семья, а для меня – только лишь родственники. Когда бы я ни завела речь о том, что хочу устроиться поработать за пределами планеты, так такое начинается! Можно подумать, я собираюсь связаться с пиратами или совершить публично нечто непристойное.

Что за чушь! Никто из нашего семейства и носа в космос не казал, кроме дяди Дугала. Он не подчиняется уставу дяди Ларса.

Лунзи с пониманием кивнула:

– Ты вызываешь недовольство семьи. Ты их головная боль. Но ты не обязана сидеть на одном месте, если не хочешь. Иначе и рехнуться не долго!

– Лунзи сопровождала свою речь энергичной жестикуляцией, не слушая назойливую совесть, твердившую, что она встревает не в своё дело.

– Почему ты покинула Фиону? – вдруг спросила Лона, кладя руку ей на предплечье. – Меня всегда это удивляло. Мне кажется, именно поэтому у всех остальных аллергия на родственников, ушедших в космос. Они никогда не возвращаются.

Во время прошлого вечера эту тему обошли молчанием, что в подобной семейной ситуации было не удивительно. Вопрос делал Лоне честь. Лунзи задумалась.

– Я не перестаю жалеть, что сделала это, – спустя некоторое время, ответила она, сжимая пальцы девушки. – Я не могла взять её с собой: жизнь на платформе или где-то в зарождающейся колонии слишком опасна. Но хорошим высококвалифицированным специалистам там платят бешеные деньги, а мы очень нуждались в деньгах. Я никогда не намеревалась пробыть в космосе дольше чем пять лет.

– Я слышала, платят хорошо. Я собираюсь примкнуть к какой-нибудь колонии, которая занимается рудоразработкой, когда доучусь, – поделилась планами Лона, кивнув на слова Лунзи. – Мой парень – биотехнолог, специализируется по части ботаники. Он прирожденный садовод, прошу прощения за архаизм. О Боже, что я такое говорю?.. – Лона вытаращила глаза, разыгрывая смущение, и Лунзи рассмеялась. – Ну а я могу где-нибудь что-нибудь ремонтировать. Мы быстро все освоим. В рекламах обещают: «В новой колонии ты можешь достигнуть богатства!» Если останешься в живых.

Фиона всегда говорит, что вероятность – пятьдесят на пятьдесят. – Лона морщила нос, разбирая снимки и откладывая их в сторону. – Конечно, нужны «дыхательные». А ни у него, ни у меня нет ни гроша за душой.

Перед тем как заговорить, Лунзи тщательно все взвесила.

– Лона, я думаю, ты должна сделать то, что хочешь. Я дам тебе деньги.

– Ох, я не могу об этом просить. – У Лоны перехватило дух. – Это слишком большие деньги – сотни, если не тысячи.

Но в глазах девушки вспыхнули искры надежды. Лунзи это заметила. И вдруг она осознала, сколько между ними лежит поколений. Она так много проспала, что эта девочка, которая могла быть её дочерью, – внучка её внучки. Она внимательно пригляделась к Лоне, снова обращая внимание на её сходство с Фионой. Это дитя находилось в том возрасте, в каком Лунзи застала бы Фиону, сложись все нормально с «Декартом». Вернись она вовремя.

– Если это – единственное, что стоит у тебя на пути, если ты достаточно независима, чтобы пренебречь мнением семьи, и не нуждаешься в советах, то мне этого вполне достаточно. Это не разорит меня, смею тебя уверить.

Отнюдь. «Декарт» выплатил мне долг за шестьдесят лет, и я плохо представляю, что делать с этими деньгами. Сделай мне одолжение, прими этот подарок… я хотела сказать, ссуду, чтобы… передать её будущим поколениям.

– Ну, если это имеет для тебя столь важное значение… – официально начала Лона. Но, будучи не в силах сохранить серьезное выражение, в следующий же момент расхохоталась, и Лунзи присоединилась к ней.

– Твои родители, безусловно, посоветуют мне заниматься своими делами, – вздохнула Лунзи. – И будут по-своему правы. Я – не более чем чужой человек для всех вас.

– Ну и что с того? – дерзко заявила Лона. – Официально я совершеннолетняя. Они не могут прожить мою жизнь вместо меня. Но это – сделка, Лунзи. Я беру. И обещаю передать по меньшей мере следующему поколению. Спасибо тебе. Я никогда этого не забуду.

– Всем доброе утро! – весело поздоровался Ти, топая к ним в общую комнату вниз по лестнице. Он поцеловал Лунзи и приложился к ручке Лоны. – Я слышу смех. Сегодня все в прекрасном расположении духа? А нет ли надежды позавтракать? Если вы покажете мне пищевой синтезатор, я справлюсь сам.

– Ни за что! – строго отрезала Лона. – Да Мелани убьет меня, если я подам синтезированную еду в её доме! Идите. Я сейчас что-нибудь для вас приготовлю.

***

Родители Лоны вовсе не были благодарны своему далекому предку за столь пристальный интерес к будущему их дочери.

– Ты не должна потворствовать вздорным идеям, подобным этой, – выразил недовольство Джей. – Она хочет шляться там без дела неизвестно с кем, ничуть не думая о будущем.

– Нет ничего вздорного в том, чтобы найти себе работу в космосе, – резко возражала Лунзи. – На этом держится предпринимательство Галактики.

– Мы даже слышать об этом не хотим. При всем нашем к тебе уважении, Лунзи, позволь нам вырастить нашего ребенка сообразно собственным взглядам, ладно?

Лунзи ничего не ответила на упрек, хотя начинала потихоньку закипать, но Лона за спиной отца показала ей большой палец в знак того, что все идет нормально. Несомненно, девочка и не думала упоминать о подарке Лунзи, как и она сама. Для всех Лонино исчезновение в один прекрасный день окажется полной неожиданностью, но Лунзи и не собиралась винить себя за это. Их же предупреждали.

Спустя три дня Лунзи была сыта своими потомками по горло. За обедом она объявила, что собирается покинуть их гостеприимный кров.

– Я думала, ты ещё останешься, – запричитала Мелани. – Места в доме предостаточно, Лунзи. Не уезжай! Мы и познакомиться толком не успели.

Побудь хотя бы ещё несколько дней.

– Ох, я не могу, Мелани. Ти необходимо вернуться обратно на «Бан Сидхе», поэтому я тоже еду. Хотя я очень признательна тебе за это предложение, – уверяла её Лунзи. – Обещаю заезжать, когда бы ни оказалась поблизости. Огромное тебе спасибо за гостеприимство. Воспоминание о твоей семье останется со мной навсегда.

Глава 9

На следующее утро, когда они ехали обратно в Альфа-Сити в наземном такси-роботе, Ти, похлопав Лунзи по руке, предложил:

– Давай не будем сразу же возвращаться на корабль? Должны же мы осмотреть местные достопримечательности. Я тут порасспросил Дугала. Он сообщил, что здесь есть прекрасный музей всевозможных древностей с регулируемой атмосферой. И к тому же он совсем рядом с большим торговым комплексом. Мы могли бы провести там целый день.

47
{"b":"18786","o":1}