ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сюда! – приказала она, оттесняя Лунзи в угол, где та только что сидела. – Тебя-то я и поджидаю.

– Меня? – недоуменно спросила Лунзи, изображая вежливое удивление.

Внутренне мобилизовавшись, она присматривалась, где бы прошмыгнуть мимо массивного туловища «тяжеловески». – Зачем?

Квинада зловеще смотрела на неё из-под тяжелых надбровных дуг.

– Мой хозяин хочет тебя ликвидировать. Я должна следовать его приказаниям. Мне, по правде говоря, не очень-то охота, но я служу ему.

Лунзи начало трясти. Значит, интуиция не подвела её. Йенойс её подозревает. Но приказать убить всего лишь на том основании, что она узнала слово?

С тупым выражением на Лице «тяжеловеска» прижала её к стене. Надави Квинада чуть сильнее, она могла раздавить Лунзи.

Преодолев ужас, Лунзи посмотрела махине в глаза.

– Вы же не хотите убить меня? – просто спросила она, надеясь, что это не похоже на мольбу о пощаде. Это могло бы только пробудить садистские наклонности в «тяжеловесной» душе. Квинада казалась типичной представительницей тех, кто получает наслаждение, причиняя боль. А Лунзи нужно было лишь чуть больше времени, чтобы призвать на помощь самодисциплину. Она уже допустила тактическую ошибку, позволив себе оказаться в крайне невыгодном положении. Должно быть, Квинада и её хозяин рассчитывали на сопротивление с её стороны. Квинада видела, как она выходила из ФОП-комплекса. Знают ли они, что Лунзи – мастер медитации?

– Нет, я тебя убивать не хочу, – проворковала Квинада едва ли не весело, и в её словах угадывался скрытый смысл, встревоживший Лунзи значительно сильнее, чем прямая угроза. – И не хотела бы, когда бы не была должна. А если бы ты не была моим врагом, я и вовсе не собралась бы убивать тебя.

– Я не враг тебе, – успокаивающе ответила Лунзи.

– Не враг, говоришь? Ты надо мной смеешься.

– Я всегда стремилась к тому, чтобы у нас сложились дружеские отношения, – заверила её Лунзи. Внимательный, оценивающий взгляд Квинады отнюдь не вызывал у неё дружеского расположения.

– Что-то не верится. В этом городе все дипломаты улыбаются в знак уважения к «тяжеловесам». Только улыбки их – поддельные.

– Ну я же не дипломат. Когда я улыбаюсь, это от чистого сердца.

Заниматься дипломатией – не в моих интересах. – Лунзи постаралась оценить свой шанс выболтать себе выход из этого столь опасного затруднительного положения. Если она прибегнет к внушению, но оставит врага в живых, секрет её будет раскрыт. И следующее покушение на её жизнь произойдет уже не один на один. Если же она воспользуется своими навыками для убийства, её способности опять же обнаружатся, когда медэкспертиза покажет, что смертельные удары были нанесены маленькими женскими ручками. А потом она предстанет перед судом мастеров.

– Это хорошо, – ухмыльнулась Квинада, прищуривая загоревшиеся глаза под козырьками надбровий и придвигаясь к ней почти вплотную. Лунзи кожей ощущала жар тела огромной женщины. – Это мне нравится. Я хочу, чтобы мы подружились. Мой работодатель не любит тебя, но если мы друзья, не могу же я поступить с тобой как с врагом, верно? Это платье так прелестно. – Обратной стороной толстого пальца Квинада погладила материю, прикрывавшую плечо Лунзи. – Я видела тебя, когда ты покупала его. Оно очень идет тебе, выявляет твою прелесть. Меня влечет к тебе. Мы не должны оставаться на этом глупом вечере. Уйдем отсюда прямо сейчас. Быть может, нам удастся разделить тепло.

Поначалу Лунзи была перепугана, теперь же ей нестерпимо захотелось расхохотаться. «Тяжеловеска» предлагала пощадить её жизнь в обмен на благосклонность! Эта ситуация была бы чертовски забавной, не будь она смертельно опасной. Она всласть насмеется, вспоминая об этом, если ухитрится остаться в живых.

– Ну, пошли со мной, мы подружимся, и я позабуду обо всех предписаниях, – мурлыкала Квинада. Она уже смотрела на Лунзи как на свою собственность.

Лунзи старалась не морщиться от омерзения. Едва скрывая отвращение, вызванное прикосновением Квинады, она подумала, что даже при обещанном «тяжеловеской» покровительстве её скорее всего прикончат. Йенойс из тех, чьи приказы выполняют. Как Квинаде удалось бы сфальсифицировать убийство?

Она должна выбраться отсюда и предупредить Коромеля. И Лунзи заговорила, тщательно взвешивая каждое слово, стараясь казаться достаточно податливой:

– Не сейчас. Адмирал ждет меня. Чуть позже я улизну от него и встречусь с тобой. – Она заставила себя ласково погладить руку Квинады, отчего у неё осталось ощущение, будто она перепачкалась какой-то слизью. – Необходимо соблюсти приличия. Ты и сама это знаешь.

– Тайное свидание. – Квинада улыбнулась, губы её скривились на одну сторону. – Чудесно. Это усилит ощущения. Когда?

– Когда кончится официальная часть, – предложила Лунзи. – Они: хватятся меня, если я не подниму заздравную чашу за твоего господина. Но уж потом я могу встретиться с тобой, где бы ты ни захотела.

– Да, верно, – согласилась Квинада, отстраняясь от неё. – Это обычай. И твое отсутствие будет замечено.

Лунзи обнадеживающе кивнула и шагнула к двери. Но в следующий же момент Квинада схватила её за оголенную руку и резко ударила по щеке. Голова Лунзи откинулась назад, широко раскрытыми глазами она взирала на «тяжеловеску», которая сдавила стальными пальцами её плечо. Квинада отпустила её, и Лунзи отшатнулась назад, прислоняясь к стене, чтобы удержаться на ногах.

– Где мы встретимся? Ты не сказала. Если обманешь – убью. – От ласкового голоса Квинады у Лунзи мороз пробежал по коже.

– Да здесь, конечно, – сказала Лунзи так, словно это было самоочевидно.

– Это самое надежное место. Как только покончат с тостами, я вернусь сюда и буду тебя ждать. Пусть этот самодовольный адмирал думает, что я тут навожу красоту ради него. Но, видишь ли, Квинада, я уже слишком долго отсутствую. Я должна идти. – И с ослепительной улыбкой Лунзи поднырнула под её руку и выскочила за дверь.

Стала бы Квинада её преследовать или нет – неизвестно: пять беззаботно болтающих женщин шли по коридору к дамской комнате, обеспечивая Лунзи прикрытие.

Когда Лунзи разыскала Коромеля и посла, сетти уже выражал адмиралу свою признательность. Он поклонился ей и удалился. Стараясь унять эмоции, Лунзи оттащила Коромеля в сторону, за источающие фимиам курильницы.

– Я должна с вами поговорить, – прошипела она, оглядываясь вокруг, нет ли поблизости Квинады. К её облегчению, «тяжеловески» в поле зрения не оказалось.

– Где вы были? – озадаченно спросил он, но едва глянув на Лунзи, обеспокоенно заклохтал:

– Что случилось? Вы ушибли руку? И на шее у вас пятно.

– Прелестная Квинада, помощница Парчандри, – прошептала Лунзи, всей душой ощущая, как отвращение наполняет её слова едким сарказмом. – Она подкараулила меня в дамской комнате и напала! – Она испытала некоторое удовлетворение при виде потрясения на лице Коромеля, с которым он, однако, быстро совладал. – Ей приказано меня убить! Она не сделала этого только потому, что я, в виде эксперимента, согласилась выкупить свою жизнь ценой того, что не имею ни малейшего намерения делать. Я теперь во Флоте, Коромель. Защитите меня. Уведите меня отсюда! Прямо сейчас!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 11

Она скрывалась в безопасном доме, принадлежащем Флоту, пока Коромель договаривался насчет челнока, чтобы забрать её с планеты. Вряд ли хоть одна живая душа сожалела о её внезапном отъезде, кроме мастера, учившего её медитации, и старого адмирала Коромеля. Да ещё, быть может, Квинады. Но Лунзи хотела, чтобы мастер осознал, что она отозвана навсегда. Таков был этикет дисциплины. В овладении предметом она достигла столь высокого уровня, что ей уже не требовались руководящие указания, она даже надеялась получить разрешение учить тому, что умела сама. Но при этом для совершенствования новой мощной техники ей потребовались бы ещё годы и годы.

На следующий день челнок совершил в космосе стыковку с кораблем корпуса Исследований, Оценки и Колонизации «АРКТ-10», где в самых разнообразных средах обитали представители многих поколений всевозможных видов. Это было судно, которое имело в своем распоряжении многочисленные катера для дальних разведок и даже кораблик для челночных рейсов. Лунзи перешла на борт. Её послужной список отредактировали, исключив отметку о зачислении на службу в разведку Флота и дополнив его не соответствующей действительности записью о работе в Медицинском Центре на Тау Кита. Лунзи теперь была обыкновенным врачом, пополнившим личный состав «АРКТ-10», который занимался исследованием и паспортизацией новых планет, предназначенных для колонизации.

60
{"b":"18786","o":1}