ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как пострадавший? – поинтересовалась Трана, когда Лунзи вернулась в кают-компанию. Эколог и её подручные понуро сидели за столом. Над чашками, которые они держали в руках, поднимался пар.

– Так, как и следует ожидать от человека, которого прибило взорвавшейся рядом с ним переборкой, – ответила Лунзи, заказывая себе чашку кофе. – Как продвигаются восстановительные работы?

– Пока что временно заделали стенку. А чтобы вернуть в рабочее состояние все разрушенные элементы системы, потребуется, по меньшей мере, несколько дней. Контура вчистую спеклись! – отхлебнув из чашки, поделилась Трана, прикрывая опухшими веками воспаленные глаза.

– А что послужило причиной взрыва? – спросила Лунзи, усаживаясь за стол вместе с остальными. Едва опустившись в кресло, она почувствовала, что тело её словно налито свинцом.

– Я вас собиралась об этом спросить. Орлиг не рассказал, что там произошло?

– Ничего. – Лунзи отрицательно покачала головой. – Он находился в таком шоке, что ничего вразумительного от него добиться было невозможно. Хотя, придя в сознание, он нес что-то про химическую лабораторию. Может, слили в канализацию, что не следовало, и оно рвануло в трубе?

– Действительно, характер повреждения труб говорит о том, что взрыв произошел в «черной дырке», – согласилась Трана. – Я проверю биохимический сектор на девяностой отметке. Они пользуются этой канализационной системой. Спасибо за ценную мысль.

– Орлиг-то поправится? – осведомился кто-то из членов экипажа.

– Думаю, что да, – небрежно отозвалась Лунзи. – Время от времени и «тяжеловесы» в осадок выпадают. Недельку-другую помучается.

Лунзи посидела немного с Траной и её командой, болтая о том о сем, исподволь побуждая их высказать свои наблюдения и соображения. Слушая вполуха, она раздумывала о том, как бы ей добраться до Тора и сколько времени пройдет, пока «кто-нибудь» не обнаружит, что Орлига в лазарете нет. Потом думы её обратились к удивительной новости о причастности сетти с Фомальгаута к планетарному пиратству. Эта информация может потрясти кое-какие устои. Так предполагает Орлиг. Ну, сетти известные авантюристы.

Надо думать, ставки были очень высоки, если судить по истории с Фениксом.

Почти подсознательно Лунзи все прикидывала, как можно отловить Тора.

Прежде всего нужно будет разыскать, где расквартированы теки. Не может же она прогнать это все по каналу электронной почты на «АРКТ».

– Я должна проведать своего пациента, – объявила она инженерам-экологам, с которыми вместе обедала. – Я оставила его спать одного, он там, возможно, опять разбушевался.

– Это правильно, – согласилась Трана. – Передай, что я надеюсь на скорое его выздоровление.

Лунзи отправилась к Орлигу окольным путем. Насколько она могла судить, никто следом за ней не шёл.

– Это я, Лунзи, – тихо позвала она, отпирая дверь мини-лазарета своим ключом. – Ах да, «Виски».

Дверь бесшумно скользнула в паз. За дверью стоял Орлиг. Он болезненно держался рукой за поврежденные ребра.

– Меня интересовало, сколько времени ты будешь болтаться неизвестно где. Я ни на минуту не мог расслабиться! Даже несмотря на все снотворное, которое ты вкатила, я места себе не находил.

Лунзи усадила его на стул, чтобы можно было посмотреть зрачки.

– Извини. Такое иногда бывает при шоке: успокоительные препараты оказывают возбуждающее действие вместо того, чтобы успокаивать. Давай я введу тебе кальций и L-триптофан. Это аминокислота, которая сама в организме не вырабатывается. Это поможет тебе заснуть. У тебя нет повышенной чувствительности к каким-либо микроэлементам, а?

– Ты, я вижу, не слишком много знаешь о «тяжеловесах», а? Я должен постоянно жрать эти самые микроэлементы, чтобы мои кости не разрушались от вашей дохлой гравитации. – Орлиг вытащил из опаленной поясной сумки целую пригоршню таблеток и сыпанул ей на ладонь.

Лунзи исследовала таблетку с помощью следового анализатора:

– Витамины, железо, медь, цинк, кальций, магний, бор. Хорошо. Я позабочусь о том, чтобы в следующие несколько дней в твоей пище были все нужные аминокислоты. Это поможет тебе расслабиться. И спать будешь спокойно.

– Слушай. Пока тебя где-то носило, я придумал кое-что насчет того, как мне поиметь ту сволочь, что за мной охотится. Я хочу попробовать обманом заставить эту скотину засветиться. Ты раззвонишь на всю округу, что я в критическом состоянии и могу скоро помереть, – мрачно развивал свою мысль Орлиг. – Пусть думает, что черт послал ему ещё один шанс укокошить меня, пока я слаб.

– Это не только опасно, но и шито белыми нитками, – возразила Лунзи, но он так грозно посмотрел на неё, что она только покорно пожала плечами. – Ты поправляешься, да, но ранения у тебя тяжелые. Ты можешь считать себя очень сильным, только в настоящий момент ты не в лучшей форме, чтобы лезть в драку. Дай ты своему организму восстановиться! Тогда тебя можно будет перевести в лазарет. И уж по крайней мере позаботься, чтобы помощь оказалась под рукой, когда вздумаешь осуществлять какой-нибудь идиотский замысел, вроде этого.

– Без тебя разберусь! – грубо отрезал Орлиг. – Ступай! Я хочу спать. – Он уселся на свою койку и задрал ноги, не обращая внимания на присутствие доктора.

Раздраженная столь бесцеремонным обращением, Лунзи удалилась. Дверь затворилась за ней с двойным щелчком, означавшим, что замки сработали.

Но они оба упустили из виду, что в протоколе несчастного случая фигурирует её имя. Заведующий медицинским отделением потребовал у неё информацию о состоянии больного. Лунзи заполнила регистрационные бланки, но попросила заведующего информацию не разглашать.

– У мужчины слабо выраженная параноидальная шизофрения.

– Только не подумайте, что я считаю его виновным в том, что произошел взрыв. «Тяжеловесовы» вендетты слишком дорого обходятся.

– Я положила его в одной из малых операционных. Он чувствует себя там в большей безопасности, но я стараюсь убедить его перебраться в лазарет.

Здесь ему меньше угрожало бы возмездие.

Следующее посещение тоже было коротким. Физическое состояние Орлига улучшилось настолько, что от сидения в крохотной комнатушке он дошел до крайней степени нервного возбуждения, которое и разрядил на Лунзи:

– Почему ты до сих пор не передала блок Тору? Какого черта ты ждешь?

– По-твоему, я должна прямо так вот взять и вывесить на доске объявлений сообщение, что Лунзи Меспил, врач, желает побеседовать с теком Тором? – огрызнулась Лунзи. – Ты же сам сказал, чтобы я не привлекала к себе внимания.

– Из-за этой информации я рисковал собственной жизнью! Вы, «легковесы», считаете себя очень умными. Отлично! Вот и выдумай благовидный предлог, чтобы передать информацию.

– Как только – так сразу!

Дело кончилось перепалкой, в которой Лунзи, к великому её удивлению, ухитрилась настоять на своем. В отместку Орлиг сделал несколько глубоко личных выпадов, касавшихся её происхождения и привычек, проявляя при этом изрядную осведомленность в подробностях её биографии. Неужели Коромель и в самом деле открыл «тяжеловесу» доступ к её файлу? Потрясенная и глубоко оскорбленная, она вышла, клянясь, что ноги её здесь не будет, пока рак на горе не свистнет.

Минули ещё три смены. Лунзи чувствовала себя виноватой, что рассердилась на Орлига. Он был не менее напуган, чем она, и не стоило позволять себе этой мелочной вспышки раздражения только ради того, чтобы уесть его. Она снова пришла в персональный лазарет пострадавшего и постучала в дверь:

– Орлиг? Это Лунзи. Ах да! «Виски»! Впусти.

Лунзи стукнула сильнее, и дверь приоткрылась – она была не заперта!

Изрядно удивленная Лунзи осторожно заглянула внутрь, чтобы выяснить, в чем дело. Из темной комнаты в нос ей ударил специфический тяжелый запах. Она нашарила выключатель и отшатнулась, потрясенная открывшимся перед ней зрелищем.

Здесь произошло настоящее побоище. Кругом валялась разбитая в щепки и покореженная мебель, на стенах бурели пятна крови. Выдранная из стены раковина была наполовину засунута в ликвидатор отходов. По всей комнате валялось вытряхнутое из шкафов и растерзанное медоборудование. Прерывисто жужжала сорванная и расколотая, но все ещё висевшая на проводах сушилка для рук, выбрасывая снопы искр.

65
{"b":"18786","o":1}