ЛитМир - Электронная Библиотека

Лунзи знала, как быстро паразиты Иреты разделываются с падалью. Это означало, что останки были очень свежими. Сомнений почти не оставалось:

«тяжеловесы» убивали животных и ели мясо. Весь вопрос сводился к тому, насколько хорошо Кай и Вариан смогут держать «тяжеловесов» под контролем до прибытия «АРКТ-10».

Глава 15

С мрачным видом Вариан решилась-таки на чрезвычайные меры. Она приказала Боннарду собрать все силовые элементы и спрятать их в кустах за территорией лагеря. Они были истощены практически до предела, и теперь она знала почему. Их нещадно эксплуатировали «тяжеловесы». Им приходилось пользоваться санями, чтобы добираться до своего «особого места» для ритуального убийства и пожирания животных.

***

Кай встретился с ними в челноке на вершине холма, озадаченный столь необычным срочным вызовом. Услышав выводы Вариан, он ужаснулся. Лунзи подтвердила, что утечки со склада продолжаются; это и заставило её поверить, что «тяжеловесы» возвратились к первобытному примитивизму.

– Хорошо ещё, если это не мятеж, – закончила Вариан. – Ты не замечал, что в последние несколько дней их отношение к нам изменилось? Едва заметно, признаю это, но они оказывают нам меньше уважения, чем прежде.

Кай нахмурился.

– Так ты думаешь, что столкновение неизбежно?

Вариан кивнула:

– Наша отсрочка кончилась в последний выходной день.

«Тяжеловесы» вполне могли взять верх. Лунзи сухо заметила, что мутировавшие люди куда лучше способны позаботиться о себе на дикой Ирете, чем «легковесы».

– Я понимаю, что повторяюсь, – добавила Лунзи, – но если Габер почувствовал, что его покинули, то и «тяжеловесы» должны были прийти к такому же умозаключению. – Она сделала паузу, услышав вдалеке завывание подъемного пояса. Лунзи напрягла слух: кто бы это мог сейчас воспользоваться поясом?

– Мы с Боннардом видели также тираннозавра с копьем размером в дерево между ребер, – содрогнувшись, сообщила Вариан. – Эти создания некогда царили на старой Земле. Ничто не могло остановить их. И, как это ни смешно, «тяжеловесы» это делают! Более того, основав второй лагерь, мы обеспечили им дополнительную базу. А где, кстати, «тяжеловесы» сейчас?

– Я оставил Баккуна работать на гребне. Вероятно, когда он закончит, то вернется сюда. У него есть подъемный пояс…

Лунзи глянула в люк челнока и увидела компанию «тяжеловесов» в полном составе. Они шли к ним вверх по склону. Сосредоточенность, написанная на их ширококостных лицах, вселяла ужас. «Тяжеловесы» были раздражены и явно не питали добрых намерений в отношении «легковесов», находившихся внутри корабля. Лунзи крикнула предостережение Каю и Вариан и увидела, что дверь в пилотский отсек закрылась прямо перед носом Паскутти.

Прислонившись к переборке, она обратила внимание на едва заметную дрожь, подсказавшую ей, что главный привод отключен, но челнок подсоединен к вспомогательному источнику энергии. Хватит ли этого, чтобы надеяться на то, что кто-то из лидеров сможет послать сообщение?

– Если вы немедленно не откроете дверь, мы её взорвем, – бесцветным голосом проговорил Паскутти, держа в руке бластер.

В его экипировку во множестве входили те самые вещи, что так загадочно пропали со склада.

«Как жаль, – сказала себе Лунзи. – Я слишком поздно сообразила, что значительная часть сворованного снаряжения способна послужить агрессии».

– Нет! – В голосе Вариан прозвучало достаточно страха, чтобы удержать Паскутти от пальбы, но Лунзи-то знала, что девушка не из трусливых. Просто никому не принесло бы выгоды, когда бы их зажарили тут живьем.

Люк открылся, и массивный Паскутти протиснулся внутрь. Он схватил Вариан за грудки, оттащил прочь и швырнул её на керамическую обшивку челнока с такой силой, что сломал ей руку. С садистской улыбочкой Тардма точно так же обошлась с Каем.

Лунзи подхватила Кая и помогла ему удержаться на ногах, заставив свой мозг успокоиться с помощью самовнушения. Все оказалось куда хуже, чем она могла себе представить. Какой же она была дурой, думая, что «тяжеловесы» вот так просто возьмут и тихо уйдут!

Териллу, Клейти и Габера без церемоний загнали в челнок. Картограф забормотал что-то насчет того, что с товарищами так поступать не должно и как-де они посмели обращаться с ним столь непочтительно.

– Танегли? Ты поймал их? – проговорил Паскутти в коммуникатор, прицепленный у него на запястье.

Кого там мог поймать ботаник-»тяжеловес»? Лунзи сама же и ответила на свой вопрос: остальных «легковесов», ещё не оприходованных.

– Ни в одних из саней нет энергоблоков, – хмуро сообщил Дивисти. – И мальчишка смылся.

– Как он ускользнул от тебя? – Паскутти в раздражении нахмурился.

– Недоразуменьице вышло. Я думал, он вместе с остальными, – пожал плечами Дивисти.

«Слава Богу, Боннард цел», – подумала Лунзи, воодушевляясь этим маленьким триумфом больше, чем он того заслуживал на самом деле.

– Тардма, Дивисти! Начинайте демонтировать лабораторию.

Тризейн вышел из ступора:

– Подождите минутку! Вы не можете туда войти. Я провожу эксперимент и там продолжается анализ. Дивисти, не прикасайся к этому прибору! Вы что, здравый смысл потеряли?

– Сейчас ты потеряешь свой, – холодно улыбаясь, Тардма с явным удовольствием ударила Тризейна по лицу с такой силой, что невесомый в сравнении с ней мужчина подлетел вверх и рухнул на жесткую палубу. Он неподвижно застыл у ног Лунзи.

– Слишком сильно, Тардма, – хмыкнул Паскутти. – Я думал взять его с собой. Он самый полезный из всех этих «легковесов».

Тардма пожала плечами:

– Да чего с ним возиться? Танегли знает то же, что и этот. – Скривив губы, она направилась в лабораторию.

До Лунзи донесся стук шагов по камню, и вскоре Портегин с окровавленной головой втащил через порог оглушенного Дименона. Баккун втолкнул плачущую Аулию и бледную как смерть Маргит. Следом влетел Трив и растянулся на полу. Берру, швырнувший его внутрь, дико скалился, слушая, как Трив стонет от боли. Но Лунзи уловила то, чего не заметили «тяжеловесы»: Трив начал успокаивать дыхание, входя в медитативный транс; по крайней мере четверо из них были готовы что-нибудь предпринять при первой же возможности.

– Все в порядке, Баккун, – распорядился Паскутти, – ты и Берру займитесь нашими союзниками. Мы хотим, чтобы все выглядело пристойно. Этот коммуникатор был ещё теплым, когда я вошел. Они наверняка передали сообщение текам.

«Тяжеловесы» продолжали методично разорять челнок. Вскоре вернулся Танегли:

– Мы забрали со склада все, а из куполов – все полезное.

– Надеюсь, вы не возражаете, начальник Кай и начальница Вариан? – глумился Паскутти.

– Возражения ни к чему хорошему для нас не приведут, не так ли? – Спокойный голос Вариан явно раздражал Паскутти. Он глянул на её сломанную руку и нахмурился.

– Нет-нет, никаких возражений, начальница Вариан. Довольно вы, «легковесы», нам приказывали, терпя нас только потому, что мы полезны.

Какое место нам было отведено в вашей колонии? Место тяглового скота? Мы всего лишь мускулы, которым можно приказывать – туда, сюда, обратно, – и кормить жидкой кашкой? – Он размахивал огромной ручищей, словно что-то разрубая.

Затем, прежде чем кто-то успел угадать его намерения, Паскутти схватил Териллу за волосы и поднял, так что девочка повисла у него в руке. Услышав пронзительный вопль подруги, Клейти прыгнула на «тяжеловеса» и стала колотить его по тугой мускулистой ляжке. Он поднял кулак и опустил ей на макушку. Девочка без сознания упала на палубу.

Габер вскочил и бросился на Паскутти, которому было достаточно всего лишь протянуть руку, чтобы преградить картографу дорогу к кричащему ребенку.

– Скажите-ка, начальница Вариан и начальник Кай, кому вы отправили сообщение? И что передали?

– Мы послали сообщение текам. Мятеж. «Тяжеловесы». – Кай видел, что Терилла теряет сознание, крики её стихали. – Это все.

87
{"b":"18786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сандэр. Ночной Охотник
Мертвый вор
Шаман. Похищенные
Женщина справа
Танки
Сердце предательства
Любовь не выбирают
Три царицы под окном
Смерть под уровнем моря